Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» Форум сайта «Глобус Беларуси»
Основной проект — “Глобус Беларуси
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Девятковичская усадьба и ее владельцы (XV—XX века)

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» -> Наполнение “Глобуса Беларуси” -> Informatorium -> Памятники Гродненской области
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 03 Nov 2017, Fri, 2:05    Заголовок сообщения: Девятковичская усадьба и ее владельцы (XV—XX века) Ответить с цитатой



Девятковичская усадьба и ее владельцы (XV—XX века)


Девятковичское имение в Слонимском повете было одним из старейших и наиболее известным на Гродненщине.

Его первыми владельцами были представители древнего шляхетского рода Мелешко герба Корчак.

В родовом архиве до пожара в конце XVIII в. хранился документ за 1432 г., касающийся рода Мелешко. В Литовской Метрике Волошин Мелешко, который землю «держалъ» в Кремянецком повете, упоминается после 1440 г.

Из представителей второй половины XV в. известен Федька Гаврилович (? — после 1522 г.), городничий гродненский, чашник ВКЛ в 1494—1499 гг. В разных документах XVI—XVII вв. они встречаются как владельцы Девяткович, но составить четкий последовательный ряд наследников весьма трудно.
Из материалов Слонимского земского суда известно, что в первой половине XVI в. девятковичским двором владел Иван Мелешко. Его имя упоминается в заявлении Яна Суходольского, который во время войны одолжил Ивану из Девяткович «саблю с серебром».

Вдова Анастасия Ивановна Мелешко, владелица Девяткович, в 1557 г. отказалась вести разбор спора в отношении сабли третейским судом.
Анастасия была дочерью Александры и Василия Тышкевича из Логойска, воеводы смоленского, старосты пинского и минского. Имя основной владелицы имения в середине XVI в. упоминается в разных других материалах земского суда. Они позволяют хотя бы в общих чертах представить двор имения и его жизнь в этот период.
Двор, называемый старым двором, занимал большой «пляц», к нему примыкали сады, огороды и сеножати. На реке имелся старый став, при ставе — мельница, при дворе — корчма. Со строительством става, видимо, весьма большого, и мельницы произошло затопление и подтопление вдоль р.Раховица на площади около 40 моргов земель пахотных, лугов имения, а также костела Божьего св.Андрея.

В 1560 г. состоялась заменная запись на землю между Анастасией Мелешко и настоятелем Слонимского костела Иваном Шлюбовским. Некоторые детали позволяют судить об имущественном состоянии дома Мелешко. Из заявления Анастасии в земский суд на швею Огренку Михниковну известно, что швея, уходя из имения, самовольно унесла святость золотую (икону в золотом окладе), перстень с камнем туркусом (бирюзой), брамки (украшения одежды в виде вышитой каймы), кошульки флямские, коленские и др. Товары приобретались на ярмарке в недалеких Белавичах.

В день святого Ильи в пятницу 1562 г. мужиков Анастасии, которым она дала «властных» денег 30 коп. (на мед 20, а на «быдло» 10 коп.), по дороге на ярмарку ограбили урядник с подданными князя Льва Коширского, владельца Коссова. Они забрали не только деньги, но и лошадей, серпы, полотно кужельное и сукно. Грабежи, побои, судя по материалам, представляемым в Слонимский земский суд, были весьма частыми событиями.

Частью имения (девятковичского ключа) в этот период владел Даниил Мартинович Мелешко. Его жена Анна передала Девятковичи сыну Аврааму Данииловичу (? — 1602 г.). В связи с этим в 1559 г. состоялось «заявление» Авраама в Троках: «...пани матка моя мне водлугь запису своего досытъ вчинила, а тое именье в Девятковичахъ мнъ, яко отчичу, зо всимъ поступила...». Спустя 10 лет, в 1569 г., был подписан акт в присутствии вышеназванного Авраама о полюбовном разделе имений и движимого имущества между братьями Василием и Федором Олехновичами Мелешко. Им отошли после смерти матери Девятковичи, Богдановское в Гродненском повете и волынские имения Микуличи и Березовичи.

За старшим братом Василием остался старый девятковичский двор, часть земельных угодий и «... речирухомыи, скарбы, золото, серебро, зброи, цына, медь... о челядь дворную невольную, такъ и о быдло ...». Наследником Василия Мелешко был Кондрат, который грамотой короля Сигизмунда III за 1611 г. был назначен на должность гродненского земского судьи («...урожоного Кондрата Мелешка, подсудка тогожъ повету Городенского, за судю об-равши ...»» .
Затем владения унаследовал его сын Хризостом(умер в 1632 г.), женатый на Катерине Бруханской. Ей по записи 1632 г. он передал половину владений, в том числе и Девятковичи (двор со всеми постройками, огородами, сажалками, с мельницой, медовой даниной, боярами и холопами).

Владельцем Девяткович (видимо, Старых Девяткович) в этот период указывается Артемон Мелешко, жена которого Марина Богдановна в 1620 г. пожертвовала местной церкви, в которой покоился муж, два крестьянских семейства с двумя волоками земли. Дарственный лист подписан Иваном Мелешко, каштеляном брестским.

Иван Илья Мелешко (1552—1622 гг.), сын маршалка Слонимского Ивана Даниловича, тоже являлся владельцем Девяткович. Это одна из наиболее известных личностей рода: маршалок слонимский, каштелян Мстиславский, затем брестский и смоленский, посол на сейм 1605 г., участник сенаторского совета при Жигимонте III Вазе. Владел, кроме Девяткович, Бусяжем, частью имения в Жировичах, фундовал в 1613 г. униатский Жировичский Свято-Успенский мужской монастырь. В 1613 г. и 1618 г. передал монастырю свою часть Жирович. Являлся автором сатирического произведения «Речь Мелешко», направленного против зарубежных влияний на ВКЛ.

Последней владелицей новодевятковичского двора была дочь Хризостома Теодора Мелешко. В 1648 г. в виде ее приданного Девятковичи отошли Александру Казимиру Слизню (1600—1684 гг.). Видимо, в связи с этим в 1651 г. состоялась инвентарная опись имения. В 1658 г. Александр, ошмянский стольник (1651 г.) и Теодора Слизни, «движимые религиозными побуждениями, записали на церковь в девятковичском имении фундуш: 10 бочек хлеба, 5 фунтов воску, 1 гарнец вина, половину Слонимского шинка, 1 фунт ладану с обязательством поминания фундатаров и их родственников».

У истоков старинного рода Слизней герба Слизень стоял полулегендарный Ратша. Его правнук Таврило Олексич, боярин князя Александра Невского, отличился в Ледовом побоище 1240 г. Его потомки служили московским великим князьям. Внук Андрей Иванович имел 8 сыновей. Один из них Иван Андреевич был назначен Витовтом бранским воеводою. По данным родовода Слизней, хранящегося в НИАБ, сын Андрея Слизня Иван был воеводою брест-литовским, имел пять сыновей. Из них только Иван Иванович имел наследника-сына Евстафия, который при присоединении смоленского воеводства к России оставил своих родственников и переселился в Беларусь, став владельцем пожалованных в 1534 г. королем Сигизмундом имений - Княгинин, Мотыни, Уздень и Курчин в Ошмянском повете. После смерти владения Евстафия перешли жене и сыновьям Ивану, Павлу, Григорию, что подтверждается привилеем короля Сигизмунда за 1552 г. В 1569 г. состоялся раздел имений между сыновьями. Сын Павла, подсудка ошмянского, Александр (1579—1651 гг.) был ошмянским подстолием, стольником королевским, секретарем, мядель-ским старостой, депутатом Трибунала ВКЛ. Пользовался привилегиями короля Владислава. Ездил послом в Москву. В1643 г. по привилегию короля получил «пляц» с корчмою и домом в Слониме. После смерти старших братьев (Ивана и Петра) ему перешли их имения. Его сын двухименный Александр Казимир (1600—1684 гг.), ошмянский стольник (1651 г.), королевский секретарь, посол на сеймы, депутат Трибунала ВКЛ в 1654 г. и 1680 г., увеличивает отцовские владения, женившись в 1648 г., как выше отмечалось, на Теодоре Мелешко.

В семье Теодоры и Александра имелось восемь сыновей и дочь Юдита. Наследников имели Степан Иван, Михаил Брунон и Андрей. Они положили начало трем линиям рода. Юдита жила в Минском Свято-Духовском монастыре, настоятельнице которого отцом Александром были перечислены деньги, причитающиеся дочери в виде приданого.

Девятковичская линия пошла, вернее продолжалась, Степаном Иваном, четвертым сыном, женатом на Софье Четвертинской, который был ошмянским подстаростой (1681 г.), писарем ошмянского земского суда, старостой кревским, послом на сейм 1696 г. и маршалком Трибунала ВКЛ (1705 г.).

Весьма представительной была линия, шедшая от Михаила Брунона (? — 1729 г.), подстолия ошмянского писаря скарбового ВКЛ, который в 1709 г. приобрел большие владения подбереских, вошедшие позже в состав мстижского ключа. Его сыном был Юзеф, генерал-адъютант войска ВКЛ. Внук Михаил, смоленский стольник и судья земский, комиссар цивильно-войсковый минский (1790 г.), бобруйский маршалок, кавалер ордена св.Станислава, в 1776 г. выкупил у Иоахима Ли-тавора Хрептовича имение Мстиж (Борисовский район).

Мстижский ключ при Слизнях становится крупнейшим владением, включающим 23 двора и шесть фольварков. Главной резиденцией стала усадьба в Мстиже с дворцом, построенным на рубеже XVIII—XIX вв. (24). Брат Михаил Рафаил являлся стольником стародубским, писарем скарбовым ВКЛ, старостой кревским, генерал-адъютантом войска ВКЛ, кавалером орденов св.Станислава и Белого Орла. Особой известностью пользовался Юзеф, сын вышеупомянутого Михаила, бобруйский маршалок (1804—1807 гг.).

Мстижские Слизни были не только хорошими хозяевами, но и любителями искусства, известными коллекционерами. В Мстиже библиотека Юзефа, сына Михаила, бобруйского маршалка, доступная для большого круга читателей, включала около 7000 томов, в том числе издания XVI—XVIII вв. (первые издания хроники М. Стрийковского, статута Литовского, дияруши, ряд рукописей). Коллекция медалей и монет разных стран и времен составляла около 2000 единиц. Имелась в Мстиже также коллекция горных пород и минералов. Юзеф был не только библиофилом, нумизматом и коллекционером художественных ценностей. Он владел обширными ботаническими и зоологическими знаниями. В парке, оранжереях было собрано около 3,5 тысяч наименований растений. В вольерах, клетках содержались звери и птицы.

От самого младшего Андрея пошла весьма разветвленная линия, представители которой владели известными имениями Вольна, Бортники (Варановичский) и Друцковщизна (Несвижский районы). Внук Андрея Казимир Слизень, стольник стародубский, известен по фундации в 1783 г. церкви в селе Казимирове. В пятом поколении наиболее известны сыновья Ивана — Рафаил (1805—1881 гг.), художник; и Оттон (1806—1887), филарет, друг Томаша Зана.

Продолжателем девятковичской линии Слизней являлся сын Степана Ивана — двухименный Михаил Адам (1691 — 1753 г.), полковник, подконюший ВКЛ, староста кревский, который купил у Гедройцев вторую часть девятковичского ключа. Михаил Адам имел троих наследников: Степана, Слонимского подкомория, поручика французских войск, Фадея (1728—1790 гг.), виленского кафедрального каноника, и двух-именного Иосифа Гавриила.

Дочь Степана и Софьи с Четвертинских Текля стала женой Рафаила Слизня (умер в 1817 г.) стародубовского стольника, генерал-адъютанта польских войск, кавалера ордена св.Станислава. Владельцем имения Новые Девятковичи в 1845 г.,' по данным Инвентаря, был Степанов сын Альфред Слизень (род. в 1820 г.), женатый на Элизе с Тышкевичей (1834—1882 гг.), отставной чиновник министерства иностранных дел, губернский секретарь.
Владения имения включали 7740,3 десятины, шесть фольварков и четыре деревни. Имение Старые Девятковичи, которое в 1846 г. перешло от наследников покойного Войцеха Пусловского Людвигу Колупайло, имело 1762 десятины. Включало фольварк Старые Девятковичи, местечко и четыре деревни.

С именем графа Альфреда Слизня связан особый этап в развитии имения, усадьба которого была заложена на плоской террасе р.Гривда, на месте старого деревянного двора Мелешко, который сгорел в конце XVIII в. Р. Афтанази, ссылаясь на сведения, полученные от Марии Слизень, сестры последнего владельца, предполагает, что после пожара Слизни жили в мелешковском скарбце, большом здании с первой половины XVII в., построенном на глубоких пивницах с арочными перекрытиями и кованными решетками на небольших окнах. Местные жители помнят величие пивниц, сложенных из валунов и бута. Они обнажились после разрушения дворца, в основу которого было положено это старинное здание в форме вытянутого прямоугольника.

Строительство дворца велось в первой половине XIX в. Большое двухэтажное с мансардным этажом здание заметно было увеличено пристройкой с одной стороны бокового одноэтажного крыла, а с другой — трехэтажной башни.
Здание с доминирующей в силуэте высотной башней, с угловыми четырехгранными башнями и декоративными башенками, завершенными кремальерами и другими элементами декора, приняло вид величественного неоготического дворца и стало выражением мотивов романтизма в усадебном зодчестве Беларуси этого периода.

Примерно в начале 70-х годов XIX в., по данным Р. Афтанази, дворец увеличивается стараниями Альфреда Слизня. К башне достраивается оранжерея и одноэтажное крыло. Однако, судя по инвентарю за 1842 г., в котором приводится «Реестр ... растений оранжереи», строительство велось значительно раньше и, видимо, отцом Альфреда. В 1845 г. владельцем Новых Девяткович был уже Альфред. Боковое крыло располагалось напротив раньше пристроенного левого крыла, но в других архитектурных формах. Оно имело вид итальянской виллы с плоским четырехколонным портиком со стороны дединца и большой каменной террасой с балюстрадой с парковой стороны. К башне, главному входу во дворец, был пристроен портик с двумя парами массивных колонн дорического ордена с каннелюрами. Над архитравом портика висела большая таблица с изображением родового герба со слизневским «8\уіа1ет».

Некоторое представление о новых пристройках дают фотографии до 1939 г. и рисунки Чарноцкого 1925—1926 гг.







Вид дворца с оранжереей, но без крыльев, передает рисунок Н.Орды (1861—1877 гг.).



Центральный корпус дворца сохранил частично планировку и некоторые черты старинного скарбца (сводчатые потолки, обрамление дверей, небольшие окна). На первом этаже через весь его корпус тянулся коридор, вдоль которого размещались зала и комнаты разного размера и назначения (гостиные, кухня, пекарня и др.).

Наиболее репрезентативными были помещения второго этажа, которые простирались на всю ширину здания, имели, следовательно, освещение с двух сторон и зрительно были связаны с парадной и парковой частями усадьбы. Такое положение визуально наделяло простором и без того большие залы дворца.

Непосредственно к башне примыкал самый большой бальный зал высотой в два этажа, освещаемый двадцатью окнами, расположенными в глубоких нишах на двух уровнях.
Центральное положение в зале занимал камин из белого мрамора, над которым располагалась галерея для оркестра. Вход на галерею вел с башни на уровне второго этажа.
За бальным залом следовала оружейная со сводчатыми потолками, своеобразный арсенал старинного оружия, а за ней располагалось тоже по всей ширине здания помещение архива. В остекленных шкафах архива хранились королевские привилеи, тестаменты, инвентари, семейная корреспонденция и разные документы и материалы, связанные с жизнью и деятельностью Мелешко и Слизней.
Соседний зал служил библиотекой, в пристенных шкафах которой насчитывалось несколько тысяч книг. Имелись в библиотеке редкие старинные издания, хроники, радзивилловская библия, редкие старинные книги, издаваемые в Риме, Антверпене, Женеве, произведения французских классиков, поэзия Вергилия и Горация, словари, энциклопедии и литература более позднего периода — XIX столетия.

В Национальном историческом архиве в Гродно имеется каталог девятковичской библиотеки за 1850 г. Второй каталог более позднего времени хранится в отделе рукописей, редкой книги и старинных изданий Национальной библиотеки в Минске. Он представляет собой небольшую книжку (18x10,5x3 см) в кожаном переплете объемом 254 страницы. Запись книг с указанием числа экземпляров проведена по разделам теология, юриспруденция, наука, искусство, беллетристика, история, рукописи (раздел не заполнен) и фамильный указатель. В свою очередь раздел история, например, включает подразделы: география, хронология, история университета, биография, библиография, генеалогия, география начальная, географические карты и др. Книгами по философии, логике, метафизике, морали, экономии, политике, экономополитике, физике, химии, медицине и математике представлен раздел наука. Преобладали в библиотеке книги на польском и французском языках, много имелось книг на латыни. Единичны книги на русском языке. Имелись работы многих авторов, работающих в Беларуси: Юндзилла, Сыроком-ли, Жилиберта, Ходзько, Крашевского, Тышкевича и др.

Одна из книг этого собрания— «Розариум девы Марии» (сборник молитв Богородицы) хранится в отделе редкой книги и рукописей Национальной библиотеки Беларуси и была изучена Т, Рощиной. Написана на латинском языке, имеет характерный переплет эпохи в виде тоненькой доски, обтянутой кожей со слепным тиснением. Иллюстрации выполнены известным художником А.Тарасевичем. Считается красивейшей книгой из числа виленских изданий XVII ст.. Судя по экслибрису и печати, принадлежала Стефану и Софье Слизням, которые, как указывалось выше, положили начало девятковичской линии рода.
"Украшением библиотеки являлся камин и большой портрет Софьи Слизень. Замыкался этаж бильярдной. Левое крыло дворца имело в основном жилые и гостиные помещения.

Особый интерес представляло наиболее репрезентативное правое крыло, интерьеры которого были устроены Альфредом и Элизой примерно в середине XIX в. Оно частично сохранилось. Крыло включало столовую, будуар, несколько комнат, зал, «турецкий» малый салон и два больших наиболее репрезентативных во дворце салона, оформленных с большим вкусом.
В зеленом салоне доминировал зеленый (обои, портьеры, обивка мебели), в желтом — желтый цвета.
На фоне живописного рисунка паркета темного цвета яркой белизной выделялись камины из белого мрамора. Мебель из махагониевого дерева была в стиле Людовика Филиппа. Вдоль стен между окнами стояли массивные диваны. В салонах и других комнатах имелась также мебель античного времени. В желтом салоне на одной из стен висело большое полотно работы Я. Суходольского «Напуганные лошади перед грозой».
Зеленый салон украшали два больших портрета Альфреда и Элизы неизвестных мастеров в богатых резных рамах. Своеобразием интерьеров отличался длинный зал со свисающей с потолка люстрой, служивший столовой. Он зонировался на две неравные части двумя небольшими колоннами и выступами от стен. Зрительно был связан через застекленную стену с оранжереей. Вторую стену украшал экзотический пейзаж. В центре зала стоял большой овальный стол в окружении стульев из махагониевого дерева с высокими стенками, увенчанными изображениями гербов Слизней и Тышкевичей. Интерьер дополнялся белым мраморным камином, над которым стена до потолка была покрыта стеклянной плиткой, в которой отражалась комната, темным буфетом и фортепьяном Бехстейна. Во дворце имелись также портреты разных поколений.

источник: http://uctopuk.info/regions/slonum/settlements/?id=1573


Последний раз редактировалось: Nikolai (04 Nov 2017, Sat, 21:54), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 03 Nov 2017, Fri, 2:35    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



КОСТЕЛ В НОВОДЕВЯТКОВИЧАХ

Василий Ракуть,Татьяна Ракуть (Слонимская газета.18.05.-03.08/2011. №20 -31)
Пишет GS.BY (http://www.gs.by/ru/133/heritage/6381/КОСТЁЛ-В-НОВОДЕВЯТКОВИЧАХ.htm)

Род Мелешко прочно обосновался в наших краях и окреп. Мелешко были глубоко верующими православными христианами.
Это побудило их к строительству храма. В богоугодное дело были вложены огромные деньги, и каменное здание храма с криптой под ним было возведено. 10 января 1538 года храм был освящён именем святой мученицы Параскевы Пятницы.




С тех пор он стал главным храмом многочисленного рода Мелешко, владения которых были разбросаны по всей Беларуси и северу Украины. А главным он был, потому что здесь, в Девятковичах (теперь Стародевятковичи), находились истоки рода Мелешко, их «родовое гнездо».

В религиозной жизни того времени происходили важные изменения, которые коренным образом влияли на религиозную ситуацию в Беларуси, Литве и Украине, а также в нашей местности. В 1596 году состоялся Брестский церковный собор высшего православного и католического духовенства Речи Посполитой.
На нём было принято решение о создании в Беларуси, Литве и Украине униатской церкви. Решение было утверждено королём Речи Посполитой Жигимонтом III (1587-1632). С этого времени начался длительный процесс, порой мучительный и даже драматический, перехода православных верующих в униаты. В богослужении в униатской церкви принципиально ничего не менялось, но сама церковь выходила из подчинения православному духовенству и признавала над собой главенство римского папы — первого католического иерарха. Следовательно, униатская церковь стала переходным мостом для православных верующих, через который шёл путь в католичество.


Плата за верность православию
Представители рода Мелешко в абсолютном своём большинстве остались верными православию, но за эту верность дорого заплатили. В 1628 году родовая церковь Мелешко была изъята из их собственности и вошла в подчинение Жировичского базилианского монастыря. С этого момента она перестала быть православной и стала униатской.
Базилианский монашеский католический орден был создан по указанию римского папы для распространения католицизма в Беларуси, Литве и Украине. Принято считать, что устав ордена был написан Василием (Базилием) Великим. Отсюда и произошло название ордена. Орден — централизованное католическое монашеское объединение, действующее по уставу, утверждённому римским папой.
Первые сведения о существовании в Жировичах мужского монастыря относятся к 1587 году. В 1609 году он стал униатским. В 1613 году Жировичский монастырь стал базилианским. Его деятельность продолжалась до 1839 года, когда была ликвидирована униатская церковь в Беларуси.
После изъятия в 1628 году родовой церкви Мелешко не решились добиваться её возвращения в собственность, чтобы не идти против воли самого короля. Тогда же прекратились захоронения умерших рода Мелешко в крипте изъятой церкви.
Всё это создало предпосылки для строительства новой церкви. У богатого магнатского рода Мелешко средства для этого были. Но всё это случилось значительно позже и было связано с разделом Девятковичского двора между братьями Фёдором и Василием Мелешко.

Братский договор

Раздел владения между братьями произошёл в 1569году. Он был договорным, полюбовным, потому как братьям удалось все проблемы раздела решить без конфликтов и в итоге достичь взаимного согласия.
Василию перешёл в собственность старый деревянный дворец с хозяйственными строениями и часть землевладения.
Фёдор получил в собственность вторую часть родового землевладения, и по договорённости брат Василий построил ему за свои собственные средства новый деревянный дворец на том месте, где теперь находится стадион в деревне Новодевятковичи. Строительство нового большого двухэтажного дворца было компенсацией за старый дворец, который полностью перешёл в собственность Василию.

Раздел между братьями родового владения Мелешко имел важные социально-экономические последствия для нашего региона.
Во-первых, возникло две самостоятельные экономические единицы: старый двор с центром в теперешних Стародевятковичах и новый двор с центром в современных Новодевятковичах.
Во-вторых, возникновение и успешное хозяйственное развитие нового двора создало предпосылки для поселения поблизости от деревянного дворца людей и возникновения впоследствии нового населённого пункта, получившего позже название Новодевятковичи.
В-третьих, в связи с разделом собственности Мелешко на две самостоятельные хозяйственные единицы произошёл также раздел девятковичского ключа рода Мелешко на две родовые линии. Одна из них начала развиваться от Фёдора, а вторая — от его брата Василия.
Четвёртым следствием раздела собственности Мелешко была необходимость строительства культового здания для удовлетворения религиозных потребностей семьи владельца нового двора, а также его прислуги и дворовой челяди. Такая потребность особенно остро ощущалась в условиях, когда в 1628 году родовая церковь Мелешко в Стародевятковичах была изъята из их собственности базилианцами.

Теодора и Александр

В 1648 году дочь Хризостома Мелешко (1608-1632) Теодора Мелешко (1631-1668) вышла замуж за Александра Казимира Слизня (1600-1684), которому перешёл в качестве приданого новый двор. Брак был неравным в смысле возрастного барьера. Теодора была несовершеннолетней девушкой, а Александр был старше её на 31год. Однако они смогли создать за двадцать лет совместной жизни большую семью, состоящую из восьми сыновей и дочери.
Наиболее вероятно, что венчание Теодоры и Александра проходило в церкви святой мученицы Параскевы Пятницы, которая после 1628 года продолжала действовать, но уже как униатская.
Существовало два, на наш взгляд, веских обстоятельства для такого предположения.
Во-первых, для Теодоры эта церковь была родной, ибо она была в прошлом собственностью Мелешко (с 1538 по 1628 год), а в её подземной крипте покоились родственники Теодоры. Устраивала она и Александра Слизня, ибо он был католиком, а униатская церковь была в подчинении католического духовенства и самого римского папы. Вполне возможно, что перед венчанием Теодора по настоянию Александра, а возможно, и священника, перешла в униатство или даже в католичество. Ведь обстоятельства для такого важного шага были довольно весомыми.
Ко времени венчания Александр Слизень, безусловно, был католиком. Свидетельством этому могут быть два обстоятельства.
Первое из них это его двуименность — Александр Казимир.
Вторым обстоятельством является имя единственной дочери Теодоры и Александра. Родители решили дать ей библейское имя Юдита, и с этим именем она ушла в Минский Свято-Духов монастырь, который в то время был католическим. Очевиден тот факт, что решение Юдиты об уходе в монашество родители поддержали и одобрили. Свидетельством этому является перечисление отцом Юдиты настоятельнице Свято-Духового  монастыря большой денежной суммы, причитающейся дочери в виде приданого.

А Слизней становилось всё больше…
Время незаметно шло, а Слизней становилось всё больше и больше. После смерти в 1668 году Теодоры Александр Слизень повторно женился, и от второго брака у него также были дети. Трое его сыновей от брака с Теодорой — Степан Иван, Михаил Брунон и Андрей — положили начало трём новым родовым линиям Слизней, вышедших из Новодевятковичского ключа Слизней.
Всё это диктовало необходимость строительства родового католического храма в Новодевятковичах, ибо такие храмы находились на большом расстоянии от Новодеятковичского двора Слизней. Они имелись в Слониме, Коссово, Ружанах, на расстоянии около 20 км, и к тому же были родовыми. Самый близкий из них Ружанский костёл принадлежал Сапегам.
Для управления огромным хозяйством Александру Слизню нужны были экономы, управляющие, деловоды. Двор также нуждался в прислуге. Для обучения детей требовались учителя. Все они были из числа католической шляхты, которой также нужно было отправлять свои  религиозные потребности.
Таким образом, строительство католического костёла в Новодевятковичах становилось для Слизня жизненно необходимым делом.
Кроме этого, знатному и древнему графскому роду Слизней костёл нужен был ещё и для того, чтобы в его подземелье соорудить достойную родовую усыпальницу.
Наиболее удобным местом для строительства могло быть только то, где сейчас находится каменное здание костёла святых апостолов Петра и Павла. Выбор этого места диктовался рядом обстоятельств.
Первое из них — это осевое расположения будущего здания по отношению к графскому дворцу. В таком сочетании мог возникнуть природно-архитектурный комплекс — дворец, костёл, дворцовый парк, своеобразное триединство роскоши, святости и великолепия природы.
Вторым важным обстоятельством выбора места строительства костёла было старинное кладбище Мелешко, с которыми породнились Слизни. Оно существовало ещё со времени основателя рода Мелешко, Кезгайло (около 1350 года). Это кладбище действовало до 1949 года. Именно тогда было произведено последнее захоронение.

Католическое кладбище в Новодевятковичах — это  ценный, редкий и древний памятник культовой истории. Вместе с тем это кладбище является ещё и памятником военной истории, потому что здесь похоронены четыре германских солдата Первой мировой войны (1915 г.) и три партизана отряда «Советская Белоруссия» (1942 г.) польской национальности. Остаётся лишь сожалеть о том, что могилы погибших неизвестны, а вот фамилии и имена партизан удалось установить, два из них являются братьями.
В некоторых исторических источниках содержатся косвенные упоминания о наличии в Новодевятковичах культового здания во второй половине XVII века. Очевидно, что в то время таким культовым  зданием мог быть только костёл. Он мог быть построен на средства Александра Слизня где-то в начале второй половины XVII века, примерно в 1650-1660-е годы.
Здание костёла скорее всего было деревянным, как и графский дворец. Под зданием костёла могла находиться крипта или небольшой склеп, соответствующий размерам здания. Очевидно, что это здание было небольшим, потому что оно строилось как родовой костёл, и, следовательно, большие размеры не требовались.
130 лет спустя
Деревянный костёл простоял около 130 лет и, видимо, обветшал от времени, а склеп под ним оказался тесным. Возникла необходимость строительства нового костёла. Старое здание было разобрано, а на его месте началось строительство большого каменного костёла, достойного памятника старинному магнатскому роду Слизней, который сохранился до наших дней.

Строительство костела

Закладка здания костёла святых апостолов Петра и Павла в Новодевятковичах была произведена в 1786году. Об этом свидетельствует памятный камень с надписью, вмурованный в наружную сторону стены апсидной части здания. Апсида — полукруглая выступающая часть костела, которая находится в восточной части здания. На этом камне имеется надпись, которая со временем потеряла свою выразительность и читается с большим трудом. В переводе с польского языка с дополнением к тексту недостающих букв она читается примерно так: «Год 1786, та церковь фундована Тадеушем Слизнем». Памятная плита находится от земли на уровне глаз человека. Текст надписи однозначно свидетельствует о том, что здание костела строилось на средства Тадеуша Слизня. Строительство требовало огромных средств, и, очевидно, на эти цели была израсходована часть наследства  Девятковичского двора Слизней, перешедшая по праву наследования  Тадеушу Слизню. Став католическим религиозным деятелем, он дал обет безбрачия, который исключал возможность иметь детей и передачи им   наследства. С точки зрения человека того времени, глубоко верующего, его религиозный поступок был объясним.
Обратим внимание читателей на один любопытный факт. Представители девятковичской ветви рода графов Слизней были высокопоставленными  государственными деятелями ВКЛ, Речи Посполитой и Российской империи, военными, дипломатами, а вот религиозная стезя жизненного пути их не очень привлекала. Нам лишь известно, что кроме Тадеуша Слизня служению Господу Богу посвятила свою жизнь дочь Александра Слизня (1600-1684)  Юдита, став невестой Иисуса Христа, то есть монахиней Минского Свято-Духового монастыря. В связи с этим ее отцом Александром Слизнем была перечислена монастырю большая сумма денег, причитающаяся дочери в виде приданого. В данном случае деньги были использованы на нужды Минского Свято-Духового монастыря. Что касается Тадеуша Слизня, то полученными в наследство деньгами он распорядился иначе, вложив их в строительство родового костела, в крипте которого и был впоследствии похоронен.
Тадеуш Слизень (1728-1790) — представитель девятковичской родовой линии Слизней. В 1747 году получил королевский привилей каноника Виленской бискупской кафедры и звание сеньора, а в 1751 году был посвящен в капелланы. Каноник — член капитула. Капитул — высший совет из духовных лиц при бискупе, участвующий в управлении диоцезией. Диоцезия — самая крупная католическая округа, в которую входило много деканатов с подчиненными им костелами. Сеньор каноник — старший каноник. Капеллан — священник домашнего костела Августа III (1733-1764), короля польского и великого князя литовского.
Должности и звания Тадеуша Слизня являются убедительным свидетельством его авторитета и глубоких познаний в богословских науках.
В год завершения строительства костела закончился земной путь этого человека. Он уходил в мир иной с чувством удовлетворения. Главная цель его жизни была достигнута, долг перед Господом Богом был исполнен.
Сам костел и колокольня были возведены, однако предстояло еще вложить огромные средства в оборудование и убранство костела. Волей судеб за это богоугодное дело взялась София Четвертинская, жена Степана Слизня, который был Слонимским подкоморником (землеустроителем).

«Без веры в Бога не сделала ни одного шага…»

Эти слова были высечены на надгробной плите, установленной в костеле на  том месте, где в подземелье покоился прах Софии Четвертинской. Они свидетельствуют о том, что София из рода магнатов Четвертинских была глубоко верующим человеком. Это побуждало ее к совершению богоугодных дел. Средств на это она не жалела, в результате чего костел в том же 1790 году стал действующим, в 1792 году приобрел статус парафиального и вошел в состав Слонимского деканата и Виленской диоцезии, а в 1799 году был освящен.

Дата рождения Софии Четвертинской нам не известна. Она воспитывалась в  религиозной семье.  При рождении родители дали ей имя высокопочитаемой  христианской святой Софии. В переводе с древнегреческого языка София — это мудрость, которая управляет миром. Впоследствии своей единственной дочери она дала имя Текля. Это имя первой святой, почитаемой  католической церковью. Дочь Софии стала женой Рафаила Слизня (умер в 1817 г.), генерал-адъютанта польских войск, кавалера ордена святого Станислава. Примечательно, что и их дочь, как и бабушка, была наречена именем София.

София Четвертинская выделила огромные средства на обустройство костела, строительство дома для ксендза и жилья для служителей костела, хозяйственных пристроек, школы, шпиталя для престарелых, больных и немощных людей. На ее средства содержался ксендз, школьный учитель и вся прислуга. Вдумайтесь в слова эпитафии. Эпитафия — надгробная надпись. «Внесла свой вклад в богоугодное дело… помогала убогим, сиротам и больным… жила ради  Бога, а не ради себя». Жизненный путь Софии Четвертинской — это духовный и гражданский подвиг, яркий пример гуманизма.

Умирала София  Четвертинская с чувством исполненного долга перед Богом и людьми. Она успела завершить все дела по обустройству храма и распорядиться своей собственностью. Костел святых Петра и Павла располагал огромными ценностями, он достиг вершины своего процветания. Об этом свидетельствует инвентаризация, проведенная в 1805 году.

При изучении генеалогического древа Слизней девятковичского ключа непроизвольно бросается в глаза повторение одинаковых имен и названий одних и тех же шляхетских родов, из которых были жены представителей этого рода. Эту характерную черту можно проследить на примере магнатского рода Четвертинских. Так, первая София из рода Четвертинских вышла замуж за Степана Ивана, о котором известно, что он был ошмянским подстаростой (1681 г.), послом сойма (1696 г.), маршалком Трибунала ВКЛ (1705г.). Маршалок — председательствующий на заседаниях Трибунала ВКЛ, высшей судебной инстанции в ВКЛ. Еще одна София Четвертинская, возможно внучка первой Софии, была женой Степана Слизня, Слонимского подкомория, поручика французских войск. Единственная дочь Степана и Софии Текля стала женой Рафаила Слизня (умер в 1817 г.). Здесь мы наблюдаем такое явление, как браки между родственниками. История развития человеческого общества предостерегает от заключения таких браков. Они являются причиной возникновения опасных генетических заболеваний, которые вызывают тяжелые последствия: уродство, слабоумие, тяжелое расстройство психики, бесплодие, могут иметь фатальный исход.
***

Орнат с изображением святых апостолов Петра и Павла из костела в Новодевятковичах




В истории Древнего Египта браки между родными братьями и сестрами ради сохранения и накопления богатств оборачивались уродством. Дети от таких браков даже в зрелом возрасте имели голову великана и туловище ребенка. Наоборот, эталон женской красоты, царица Нефертити, по мнению ученых, не имела костей черепа. Фараон Тутанхамон стал властелином Египта в 9 лет, а в 16 уже умер. В конечном итоге вымирала вся династия, ее сменяла другая, и все повторялось по прежнему сценарию.
Подобными страшными примерами из истории рода Слизней девятковичского ключа мы не располагаем, однако некоторые факты можно привести.  Катаржина Слизень (1783-1800), похороненная на девятковичском католическом кладбище, умерла в 17 лет. У Софии Четвертинской, умершей в 1808 году, родилась только одна дочь, а долгожданного наследника мужского пола от ее брака со Степаном Слизнем так и не появилось.
У Мелешко, предшественников Слизней в Девятковичах, тоже были браки между родственниками, что имело более серьезные последствия. Род Мелешко девятковичского ключа по мужской линии полностью вымер. Последним представителем его был Адам Мелешко, умерший в 1789 году. Что касается женской линии рода, то ее представительницы бесследно растворились в среде небогатых людей, и с тех давних времен распространенная в нашей местности фамилия Мелешко словно канула в вечность.

Становление костёла

В изначальной истории костела можно определить два взаимосвязанных периода: первый — 1786-1790 гг. и второй — 1791-1799 гг. Первый период можно назвать временем строительства здания костела и колокольни с въездной брамой. Этот период продолжался около пяти лет. Заметим, время весьма незначительное, можно сказать, рекордное для выполнения  огромного объема строительных работ. Для убедительности можно сослаться на некоторые примеры. Толщина боковых стен и апсиды костела составляет 1,15 м, а фронтальной стены — 2,2 м. Под зданием костела находится крипта, для сооружения которой нужно было вырыть огромный котлован, а затем соорудить стены и своды. Гигантского труда также стоило сооружение колокольни, высота которой с башней и крестом составляет около 20 м.
Второй период (1791-1799) истории костела можно назвать временем его становления. Этот период продолжался около 9 лет и закончился освящением костела. К началу этого периода трудоемкие строительные работы были уже выполнены, но требовалось огромное количество денежных средств, чтобы обустроить храм. Правда, кое-что сгодилось из имущества старого деревянного костела, однако он был небольшим, а его оборудование стало ветхим и во многом не соответствовало традициям и взглядам нового времени.
Изучая два периода становления костела святых апостолов Петра и Павла в Новодевятковичах, мы обратили внимание на их продолжительность. Второй период был почти вдвое длиннее первого. Почему так? На первый взгляд, должно было бы быть наоборот. Ведь на строительство костела и колокольни  требовалось гораздо больше усилий и средств. А значит, и времени, нежели на его дальнейшее обустройство. В этом несоответствии заключалась исследовательская проблема, которую нам предстояло разрешить. Мысли в нужное русло направила надпись на польском языке и дата «1795 год», выполненные на уникальном предмете, приобретенном слонимскими коллекционерами (мужем и женой), о котором говорилось в начале материала.

«В час скорби по погибшей отчизне»

Одной из ценнейших святыней костела в Новодевятковичах была икона "Дева Мария с младенцем". В 1795 году в истории храма произошло событие большой значимости, связанное с образом святой Девы Марии. Состоялась коронация иконы. При большом стечении верующих на голову Девы Марии на иконе была возложена корона. Это событие было торжественным и печальным одновременно. Торжественным, потому что в христианской вере коронация икон является величайшим событием и осуществляется с особой пышностью и величием. Печальным, потому что коронация иконы была связана с гибелью Речи Посполитой и произошла после раздела Речи Посполитой.
Корона иконы по внешнему виду была похожа на корону польских королей.  Это произведение искусства было изготовлено из серебра и покрыто позолотой.
Корона была увенчана небольшим крестом. Очевидно, он был золотым и по этой причине не сохранился, осталось лишь место его крепления. Корона была искусно выполнена, отличалась мастерством изготовления. Теснение имитирует драгоценные камни овальной и ромбовидной формы. Корона выглядит великолепно, имеет симметричную форму и плавные линии. Ее  высота 13 см, а ширина 23 см.
В нижней части короны на серебряной пластине эллипсовидной формы (ширина 16 см, высота 3 см) выгравирован текст, содержащий ценные сведения. В переводе с польского языка он звучит так: «Фундаторка костела  пани Девятковичская по воле Бога и своего рода в час скорби по погибшей Отчизне. Деве Марии как королеве Польши. Год 1795»
Содержание надписи свидетельствует о скорби, которую переживала София Четвертинская, как и вся польская шляхта, в связи со стремительным закатом  Речи Посполитой как государства, концом истории его существования. В роковом 1795 году ясновельможное польское панство, к числу которого относился и графский род Слизней, пребывало в состоянии глубокого шока, оплакивало свою великую родину, вдруг исчезнувшую с карты Европы.
Нет больше Речи Посполитой, огромного государства «от можа и до можа» (от Балтийского до Черного моря). Нет больше их светлости польских королей. Есть только заступница отечества Дева Мария, на которую и возлагается польская королевская корона, а вместе с ней и надежда на возрождение Великой Польши в будущем.
Таков, на наш взгляд, смысл торжественной коронации иконы в костеле святых апостолов Петра и Павла в Новодевятковичах в том далеком 1795 году.
В 1795 году произошел третий и последний раздел  Речи Посполитой между Россией, Австрией и Пруссией. Государство, возникшее в 1569 году, сошло с исторической арены навсегда, как оказалось впоследствии.
Слонимщина, как и вся Западная Беларусь, вошла в 1795 году в состав  Российской империи. Местная польская шляхта пребывала в состоянии неопределенности, и освящение костела в Новодевятковичах задержалось еще на четыре года, пока не появилась возможность его проведения.

Освящение костёла
Одним из очень важных событий  в истории костела святых апостолов Петра и Павла было его освящение. В архивных документах достаточно детально сообщается об этом религиозном акте, которого так долго ждали верующие парафиане.
Освящению костела предшествовала большая подготовительная работа, которая  велась под руководством ксендза и при активном содействии Софии Слизень и парафиан. Сотни свечей освещали костел ярче солнца в ясный летний день. Их отблеск был на позолоте костельной утвари, отражался в хрустале светильников и на золотом шитье праздничных одеяний ксендзов и католического духовенства высокого ранга, прибывшего на торжество.
Трепетно-торжественное настроение присутствующих переполняло души верующих неописуемым чувством божественной радости от предстоящего общения с Господом Богом. Играл орган. Его звуки наполняли здание костела и через распахнутые двери вырывались наружу, где собралось  большое количество католиков и любопытствующих униатов и православных. Единая вера объединяла всех христиан и сближала их религиозные чувства. Орган — сложный клавишно-духовой музыкальный инструмент, звучание которого равно целому духовому оркестру.
В инвентаре 1805 года, составленном ксендзом костела по его инициативе, говорится о том, что костел служил не только для проведения католической имши, но и литургий (богослужений) для униатов и православных. Инвентарь — подробная опись всех предметов в храме. В этой описи присутствуют названия таких предметов, которые используются только для осуществления униатских и православных обрядов. О них будет говориться ниже.
Освящение костела производилось 30 июня 1799 года в присутствии и при участии суфрогата брестского Адама Клоковского. Суфрогат — наместник бискупа. Своим громким хорошо поставленным голосом он обратился к верующим с молитвой и словами приветствия, а затем титуловал костел именами святых апостолов Петра и Павла. Затем суфрогат взошел на ложу, и в костеле началось торжественное богослужение.

Освящение костела происходило в день святых апостолов Петра и Павла. Это явилось определяющим фактором в присвоении храму имен высокопочитаемых христианских святых.
К моменту освящения костела на стене алтаря был помещен образ Девы Марии с младенцем в серебряном одеянии с золоченой короной. Сам образ и две серебряные таблички были прикреплены семью серебряными гвоздями. На табличках имелась надпись: «Фундатор костела и пани Девяткович София Четвертинская». Над образом Девы Марии с младенцем находилась икона святых апостолов Петра и Павла.
Присутствующим запомнился этот праздник на всю жизнь. Рассказы об этом торжестве передавались из поколения в поколение. Но безжалостное время за более чем два столетия, увы, стерло из людской памяти это событие. Даже старожилы деревни ничего не могут вспомнить об этом торжестве.
Впоследствии было еще несколько освящений и переосвящений здания, но первое из них было самым главным хотя бы потому, что имена первовеликих апостолов Петра и Павла навечно сохранились в истории костела и дошли до наших дней.
Большая подготовительная работа к освящению костела была проведена ксендзом Казимиром Когновицким, личностью весьма неординарной. Кто же он такой?

Первым пробощем в Новодевятковичском костеле стал Казимир Когновицкий. Пробощ — католический священнослужитель. Из исторических источников известно, что он был ученым и имел духовное звание каноника. Когновицкий — автор биографии представителей рода Сапегов. Это является убедительным подтверждением его учености, потому что такое дело, как составление биографий, требовало больших знаний и опыта работы с архивными материалами и иными историческими источниками. Еще одним подтверждением учености Когновицкого является наличие в Новодевятковичском костеле библиотеки, состоящей из 387 томов старинных книг, которыми пользовался ксендз Когновицкий.

Вполне возможно, что его ученость помогла получить Когновицкому высокое духовное звание каноника. Каноник — член капитула. Капитул —  высший совет из духовных лиц при бискупе, участвующий в управлении диоцезией. Диоцезия — самое крупное территориальное объединение католических парафий и деканатов. Заметим, что звание каноника могло быть присвоено только королем. Видимо, Казимир Когновицкий и Тадеуш Слизень познакомились друг с другом на заседаниях капитула и подружились. Это могло стать причиной приглашения Когновицкого на службу в родовой костел Слизней. Скорее всего, материальные условия такой службы удовлетворяли Когновицкого как высокое духовное лицо и ученого, и он дал согласие.
Остается сожалеть, что даты жизни Казимира Когновицкого и место его захоронения нам неизвестны. Возможно, что земной путь этого человека закончился в Новодевятковичах и он мог быть похоронен в склепе под алтарем костела святых апостолов Петра и Павла. Но это наша авторская гипотеза, которая требует подтверждения.

Павел первым из учеников Христа признал в нем Сына Бога. За это признание Иисус Христос похвалил его и при этом сказал, что он отдаст Петру ключи от Царства Небесного. На иконах часто изображают Петра с ключами на поясе или отворяющим врата рая для душ умерших.

Пётр проповедовал христианскую веру в Иудее, Италии и «Вечном городе мира» Риме. При императоре Нероне (54-68 гг.) он был схвачен и приговорён к распятию на кресте. Заметим, что в то время распятие на кресте считалось позорной смертью и было очень мучительным. По законам Римской империи распятие на кресте применялось только по отношению к рабам.
Пётр во время казни попросил палачей выполнить его последнюю просьбу и распять его вниз головой. Свою просьбу объяснил тем, что он ниже своего Бога Иисуса Христа и недостоин быть казнённым, как его учитель.
Прах святого Петра был перенесен в собор, названный его именем, где покоится и теперь.
Собор Святого Петра — главный храм католической церкви, богослужение в котором ведёт сам римский папа.
Апостол Павел проповедовал христианскую веру во многих странах. В целях быстрейшего распространения христианства он написал 14 посланий церквям и отдельным облачённым большой властью лицам.
В Риме Павел был схвачен. По приказу императора Нерона он был обез­главлен.
Святые апостолы Пётр и Павел больше всех сделали для распространения христианской веры среди язычников. По этой причине Петра и Павла официально именуют первоверховными и равновеликими апостолами.
Следует отметить, что только самым крупным и значимым храмам при освящении давались имена святых апостолов Петра и Павла.
Обратим внимание и на тот факт, что название костёла сохранилось и после того, как он был переделан в православную церковь и заново освящён. Это ещё раз подчёркивает величие и почитаемость в христианстве святых апостолов Петра и Павла и единство веры двух церквей, православной и католической, в единого Бога нашего Иисуса Христа.



Словом и делом служили Господу Богу

Тадеуш Слизень и София Четвертинская были глубоко верующими людьми и в служении богу видели цель всей своей жизни. Свидетельством этого являются реликвии, которые хранились в костеле святых апостолов Петра и Павла. Реликвия — особо ценная вещь, которая хранится как память о прошлом. Такими реликвиями были две плиты из белого мрамора с эпитафиями. Эпитафия — надгробная надпись. Они были вмурованы в 1790 и 1808 гг. во внутреннюю часть фасадной стены костела с правой и левой стороны от главного входа в храм. Текст на плите справа касался Тадеуша Слизня, а аналогичная плита слева относилась к Софии Четвертинской, жене Степана Слизня. Обе надписи были выполнены прописным шрифтом на польском языке и высечены на мраморных плитах. Буквы текстов были покрыты позолотой.                     

Над надгробной надписью, посвященной Тадеушу Слизню, был изображен герб Слизней — Свят, в центральной части которого имелось изображение шара, символа власти, и кавалерского креста, символа доблести и славы. Изображение герба было несколько изменено с учетом духовного звания его владельца Тадеуша Слизня. Над короной герба вместо плюмажа находилась шляпа каноника. Плюмаж — украшение герба с изображением перьев страуса.

Надпись гласила:
«Тадеуш Онуфрий Слизень, каноник кафедры Виленской, сеньор, родился в 1728 году месяца августа 29 дня. От наияснейшего Августа III получил привилей каноника в 1747 году, в 1751 г. при бискупе инфляндском посвящен в капелланы. Представился в 1790 году месяца мая 15 дня. При возведении этой святыни из камня внес свой вклад в память перед Богом за душу свою и родичей своих Михаила и Элеоноры из рода Слизней — Хлусовских, подконюших ВКЛ».

Август III (1733-1764), король Речи Посполитой и великий литовский князь. Бискуп — католический священник. Привилей — королевский указ о наделении своих подданных полномочиями. Инфляндией называлась в то время территория современной Литвы и Латвии. Подконюший — смотритель королевских и великокняжеских конюшен.
Обратим внимание на два имени каноника Слизня — Тадеуш и Онуфрий. Он, как и большинство шляхты того времени, был двухименным.
Над текстом эпитафии, посвященной Софии Четвертинской, имелись изображения двух гербов — герба Слизней (Свят) и герба магнатов Четвертинских (Святой Ежи).


Гербы находились в обрамлении княжеской митры. Княжеская митра — это украшение из венков из лавровых листьев. Лавровые венки как элементы геральдических знаков использовались для украшения княжеских гербов, что свидетельствовало о происхождении Софии Четвертинской из княжеского рода.

Текст эпитафии гласил: «София Слизень из рода Четвертинских, подкоморница слонимская. При жизни без веры в Бога не сделала ни шага. Внесла свой вклад в богоугодное дело, как слуга божья помогала убогим, сиротам и больным как женщина и духовно. По воле божьей жила ради Бога, ради ближних своих, а не ради себя. Хорошо вела хозяйство имения. Как совладелица наследия Слизней в Литве и Короне, повинуясь воле любимого мужа, вывела из-под своего руководства и подарила своей единственной дочери Текле и Рафаилу Слизню, кавалеру ордена Святого Станислава, свое наследие. Своей самой любимой внучке Софии и ее мужу Юзефу, сыну черниговского кастеляна Дмитрия, подарила свои волости Одоличи, Комаргород, Четверник на Волыни и отписала сто тысяч. Скромно почила в своем фольварке 1808 года дня 31 месяца августа и скорбь о себе оставила. А когда она почила, небеса не сильно светились».
Святой Ежи на родовом гербе князей Четвертинских изображен в виде всадника с копьем в левой руке, который поражает дьявола в обличье змея. Образ Святого Ежи аналогичен Георгию Победоносцу, изображение которого имелось на государственном гербе Руси.
Слонимским подкоморием был муж Софии Степан Слизень.
Сокращенный вариант названий Литва и Корона равнозначен официальным названиям конфедеративных государств того времени — Великого княжества Литовского и Королевства Польского, вступивших в союз в
1569 г. и образовавших Речь Посполитую (1569-1795).
Муж Текли, Рафаил Слизень (умер в 1817 г.),  был генерал-адъютантом польских войск и имел высокую награду — орден Святого Станислава.

Кроме волостей на Волыни София подарила своей внучке (тоже Софии) и ее мужу Юзефу сто тысяч злотых. Это огромная сумма денег. Для сравнения можно сказать, что за эти деньги можно было купить в то время 800 тонн зерна, самого ходового и востребованного продовольственного товара.

Во время исследования эпитафии Софии Четвертинской нас заинтересовал смысл последнего предложения. Во-первых, то, о чем в нем говорилось, выглядело как бы легендарно. Во-вторых, чувствовалось, что последние слова эпитафии были дописаны уже после смерти Софии Четвертинской в 1808 году. Более того, сопоставляя дату смерти Софии (1808 г.) и воспроизведение текста эпитафии ксендзом Казимиром Когновицким (в 1805 г.), мы словно попали в исследовательский капкан. В чем же дело? Ошибка в датах? Нет, эти даты подтверждаются различными источниками. Долгие рассуждения привели к единственно возможному выводу, что текст эпитафии был высечен на плите заранее и взят из завещания Софии Четвертинской. Плита с текстом хранилась в костеле и, естественно, во время проведения инвентаризации костела ксендзом Когновицким в 1805 году ее текст был включен в опись, за исключением двух последних предложений: «Скромно почила в своем фольварке 1808 года дня 31 месяца августа и скорбь о себе оставила. А когда она почила, небеса не сильно светились». Эти слова были высечены на плите уже после смерти Софии и внесены соответственно в инвентаризационную опись.

А вот легендарный смысл слов «…небеса не сильно светились», несомненно, имел реальную основу. Очевидно, в день смерти Софии 31 августа 1808 года было пасмурно, возможно, шел дождь. А это было приметой того, что небеса печалятся. Так о чем же они могли печалиться? Ведь не всякий раз, когда умирает человек, небо затянуто облаками. В данном случае, с точки зрения верующих, небесам была причина не светиться. Ведь в тот день земную жизнь покидал человек, который свершил на ней так много богоугодных дел.
В заключение необходимо сказать о дальнейшей судьбе этих реликвий. Точных сведений у нас нет, что не дает нам права говорить утвердительно, но мы предполагаем, что во время перестройки костела в православную церковь (1868-1872) мраморные плиты с эпиграфиями были сняты и перенесены в крипту костела, в склепы, где покоятся Тадеуш Слизень и София Четвертинская-Слизень.

Внешние параметры храма

Храм святых Петра и Павла построен так, что его алтарная часть смотрит на восток, а вход в храм расположен в западном направлении. Общая длина здания составляет 24 м, а его ширина равна 10,5 м. Высота стен здания до уровня крыши — 9,5 м. Высота крыши — 3 м. Башня с крестом возвышается над крышей на 2,5 м. Таким образом, общая высота сооружения (с учётом башни) равна 15 м.
Основание здания имеет крестовидную форму, которую придают ему большая длина (24 м) и две небольшие боковые пристройки, смещённые к апсидной (алтарной) части храма (схема 2). Общая внешняя площадь храма равна 292 м2.
Вход в храм расположен в западной стене. Она является несущей стеной. На ней находится башня. По этой причине она самая массивная. Её толщина равна 2,2 м. К тому же от западной стены отходят две боковые стены, которые завершаются апсидой — полукруглым завершением в виде опрокинутой на землю арки. Такая конструкция здания обеспечивает ему большой запас прочности, вполне достаточный, чтобы нести на себе огромную тяжесть арочных сводов крыши. Толщина боковых и апсидной стены равна 1,15 м.
Храм имеет 11 окон. Расположение окон следующее: одно в западной стене; по три в боковых и четыре в апсидной стене. Окна находятся на высоте 5 м. от фундамента здания, который в свою очередь возвышается над уровнем земли на 0,5 м. Окна имеют арочное завершение. Их размеры: ширина — 1,5 м, высота 2,2 м. Окна имеют деревянные решётки с остеклением.
Общая наружная площадь храма равна 292 м2.

Внутренние параметры храма
Длина внутренней части здания равна 20 м. Ширина здания составляет 8,5 м., высота внутренней части костёла до начала потолочных сводов — 8,5 м. Потолочные своды поднимаются на высоту 2 м. Таким образом, максимальная высота внутренней части здания равна 10,5 м от уровня пола.
В сводах потолка имеется около 50 вентиляционных отверстий диаметром 4 см. Они сквозные и выходят под металлическую крышу здания. Благодаря им внутренняя часть помещения хорошо связана с атмосферой. В результате этого осуществляется эффективная вентиляция помещения. В помещении всегда свежий воздух, стены сухие в любую пору года при любой температуре воздуха.
Кладка стен костёла выполнена из валунов средних размеров, дроблёного камня и красного кирпича размерами 5x15x30. По мере продвижения кладки стен вверх количество камня сокращалось, а кирпича увеличивалось. Это делалось для облегчения нагрузки стен на фундамент и обеспечения его лучшей устойчивости. Необходимо обратить внимание на тот факт, что все расчёты были сделаны правильно, с большим запасом прочности. Храм простоял 222 года (по состоянию на 2008 год), и в нём не обнаружено абсолютно никаких дефектов. А между тем здание в течение 50 лет подвергалось очень серьёзным испытаниям на прочность. Об этом будет рассказано позже.
Здание костёла состоит из пяти частей:
- паперти (площадки или крыльца);
- притвора (входа в храм);
- средней части (основной), где находятся молящиеся;
- алтаря, где осуществляется богослужение;
- двух боковых пристроек.
К основной части храма относятся средняя её часть, где находятся верующие католики во время богослужения, и алтарь, где ксёндз осуществляет богослужение (мессу).
Вспомогательными частями здания являются: паперть, притвор и боковые пристройки к храму.
Надо иметь в виду также, что все четыре помещения храма, за исключением паперти (крыльца), относятся к внутренним помещениям.
1. Паперть. Это место перед входом в храм. Здесь верующий человек должен сделать краткую остановку, отречься от своих житейских проблем и забот, забыть обо всём ином и проникнуться мыслями о Боге, чтобы войти в святой храм с Господом Богом в душе и сердце, дабы посещение костёла не было формальным. Красота паперти создаёт в сознании верующего человека праздничное и торжественное настроение.
Паперть состоит из четырёх угловых колонн прямоугольной формы. Колонны, стоящие рядом, имеют в верхней части арочное островерхое завершение. Высота колонн — 4 м, а арочной части — 1,2 м. Устройство паперти очень удобное для верующих. Оно даёт возможность с трёх сторон входить в храм. Потолок паперти сводчатый. Опорой ему служат прямоугольные колонны, которые имеют основание в нижней части и арочное оформление в верхней. Паперть завершается четырёхскатной крышей, которая придаёт всему строению архитектурную самостоятельность. Создаётся впечатление мини-храма. Размеры паперти — 4,8x4,8 м. Её площадь составляет 22 м2.
2. Притвор. Это вход в храм. Он отделён от основной части здания 4 колоннами. Колонны имеют прямоугольную форму и соединяются друг с другом арками. Таким образом, получается три прохода в основную часть храма, где молятся верующие. Толщина колонн у основания — 0,7 м, а выше — 0,5 м. Паперть и притвор создают гармонию целостности: прямоугольные колонны, арочные завершения, одинаковое количество (по три) проходов.
Во внутренней правой части колонны на высоте 0,5 м имеется ниша, в которой находилась небольшая скульптура Девы Марии с младенцем на руках. Под скульптурой находилась каменная чаша со святой водой для омовения верующих, входящих в храм. Размеры притвора: ширина — 8,5 м, длина — 2,6 м.


Последние службы в костеле велись где-то в 1946-1947 гг., затем костел был закрыт советской властью, после чего над ним началось настоящее глумление и надругательство.
Прямо перед входом в костел построили туалет. Он был сделан из горбыля и имел очень неприглядный вид. В самом костеле создали склад удобрений. Не кощунство ли это?
Следует заметить, что где-то в июле 1944 года партизаны сожгли костел. Я был очевидцем этого варварства. Вот как это происходило. Телегу загрузили соломой, а затем завезли ее в храм. После этого алтарь обложили соломой и все это подожгли. Но гореть мог только алтарь, ибо только там пол был деревянным, а все остальные конструкции были каменными. Пожар тлел более недели. О, ужас, святой костел никак не хотел гореть.
Следует уточнить, что после прихода Красной Армии в 1944 году здание костела использовали под склад зерна для фронта.
Хорошо помню, как свозили крестьяне-единоличники под строгим надзором НКВД поставки. Костел был засыпан зерном на высоту более двух метров.
Во время фашистской оккупации служба в костеле велась, но только на белорусском языке. Ксендз белорусским не владел, и все это выглядело как издевательство и кощунство.
Калининград.
Бернатович З.К.
28 мая 2008 года

Таинственное явление в храме
Воспоминания о костёле святых апостолов Петра и Павла жителя д. Новодевятковичи Шурко Анатолия Васильевича
«Хорошо помню, как в далеком детстве не однажды рассказывала мне моя мать удивительную историю, которая случилась в год закрытия советской властью костела святых Петра и Павла в д. Новодевятковичи. Произошло это более шестидесяти лет тому назад. Впервые услышанную от мамы историю восприняло мое детское сознание как красивую сказку, в молодости эта история уже воспринималась как легендарное знамение, посланное свыше, а на склоне прожитых лет я осознаю ее как реальность, которая могла иметь вполне земное происхождение.

Так что же случилось в том далеком 1947 году? Прошло уже три года, как на белорусской земле умолкли орудийные залпы войны, в глазах людей начали понемногу высыхать слезы скорби о погибших, верующие все реже стали обращаться к Богу с просьбами о помощи, религиозность населения заметно снизилась. Из этого следовало, что настало время Советской власти приступить к борьбе с религией. Решено было начать ее с закрытия католических костелов, чтобы ускорить приобщение верующих людей к марксистско-ленинской идеологии, но для этого необходимо было отделить человека от Бога. Вот и стала советская власть сначала закрывать костелы, а затем и православные храмы.

Накануне в костеле святых апостолов Петра и Павла велось богослужение. Ксендз вел мессу, казалось, все шло, как обычно, своим чередом. И только глубоко верующие люди обратили внимание, что именно в тот день далеко не все было, как обычно.
А необычным было следующее. Во-первых, на мессу собралось необычно много верующих, хотя это и не был день святых апостолов Петра и Павла. Во-вторых, с трудом загорались в руках прихожан свечи, и случалось, что они гасли, не догорев до конца. Позже отдельные верующие рассказывали, что они в тот день видели в глазах Девы Марии слезы, которые в мерцании свечей переливались цветами радуги.

Шли годы, а верующим католикам о том богослужении в костеле Петра и Павла очень часто и долго-долго снились по ночам сны.
Но все это было уже потом. А в тот день закончилось богослужение, все разошлись по домам и занялись, как обычно, своими житейскими делами.

Необычное случилось ночью. Вдруг нежданно-негаданно зазвучал колокол собора святых апостолов Петра и Павла. Звон был знакомым, но его звуки необычно тревожными. Они грустью и болью отзывались в душах людей. От этих звуков щемило сердце, а по телу проходила холодная дрожь. Как рукой снимало сон, и до утра редко кому удалось уснуть в ту тревожную ночь.
С восходом солнца люди стали переспрашивать друг друга о ночном звоне колокола. К великому удивлению обнаружилось, что этот звон слышали абсолютно все верующие католики. Еще большее удивление вызвал тот факт, что православные жители деревни ночь провели спокойно и ничего подобного не слышали ночью.
Рано утром верующие католики двинулись к костелу святых апостолов Петра и Павла. Колокол молчал, но дверь костела была распахнута настежь. Из костела дохнуло теплом человеческих тел, в помещении храма догорали свечи. Создавалось впечатление, что здесь только-только закончилась месса и верующие всего лишь несколько минут назад покинули храм. Но этого не могло быть. Ведь со вчерашнего богослужения прошло так много времени.
В тот же день после полудня прибыли в Новодевятковичи представители районной власти, чтобы закрыть костел. На дверь храма был повешен огромный замок, и к ней прикреплено решение райисполкома. Оно гласило о закрытии храма и запрещении проводить в нем богослужения. В случае самовольного открытия костела виновным угрожали лишением свободы на длительный срок».

Что же случилось в ту ночь?
Существуют разные объяснения этого явления. Верующие католики восприняли его как знамение — предвестие о грядущем сверху. Православные верующие согласились с ними, сделав уточнения о том, что сам Господь Бог колокольным звоном призвал верующих католиков воспрепятствовать закрытию костела и объяснил им сущность грозящей опасности посредством распахнутой двери храма и догорающих свечей в нем.
Существует мнение о том, что случившееся могло произойти и без вмешательства божественных сил. Допустим, что ксендз мог быть накануне поставлен в известность о закрытии костела. Зная об этом, он мог с помощью костельной прислуги обратиться к Господу Богу с молитвой о спасении костела. Молитва могла сопровождаться колокольным звоном, а в помещении храма могли гореть свечи. Распахнутая настежь дверь могла означать для верующих приглашение войти в костел и воспрепятствовать своим присутствием его закрытию.
Примеры такие имеются. Круглосуточное дежурство верующих в церкви деревни Суринка Слонимского района спасло ее от закрытия.
Скептики атеистического толка придерживаются своей позиции по отношению к случившемуся: такого быть не могло. Эта позиция чем-то напоминает разговор глухого с немым: «Я тебя не слышал, а я тебе ничего и не говорил».
Так что же произошло в одну из ночей далекого 1947 г. в костеле святых апостолов Петра и Павла в д. Новодевятковичи? Хотелось бы знать ваше мнение об этом явлении.

Воспоминания отредактировал и записал Ракуть В. 25.11.2009г.

Гости со спецзаданием

Свидетельство ключницы костела Снитко
В августе 2008 г. в костел святых апостолов Петра и Павла приезжала семейная пара пожилых людей из Вильнюса для съемок на видеокамеру интерьера костела. Они сообщили, что по заданию Министерства культуры Литвы они совершают поездки по Беларуси с целью снять на видео памятники архитектуры периода Речи Посполитой (1569-1795 гг.), которые полностью сохранились. Они сообщили также, что Министерство культуры Литвы планирует в перспективе создать сайт в Интернете.
Мужчина произвел съемки интерьера, после чего с помощью специального прибора, похожего на миноискатель, стал прослушивать, что находится под полом костела. По свидетельству Снитко, прибор все время издавал звуки прерывистого характера. По завершении съемок и исследования пространства под полом костела супружеская пара уехала к учителю истории, чтобы получить информацию об истории костела.
Свидетельство Снитко дает основание сделать два противоположных вывода:
1. Наличие соответствующих документов на производство съемок не вызывает сомнения в их законности.
2. Прослушивание пространства под полом костела вызывает мысль о незаконности таких действий гостей из Литвы.
Снитко весьма пожилая женщина. Все происходящее в тот день в костеле она восприняла вполне спокойно. Для нее в этой истории было важным получить от ксендза разрешение открыть костел, что она и сделала.
Свидетельство о прослушивании она сделала значительно позже. Это произошло 28.11.2008 г. во время экскурсии учеников в костел, которую проводили авторы краеведческого исследования Ракуть В.В. и Ракуть Т.П.

Архитектурные особенности костела

Костел святых апостолов Петра и Павла — это архитектурный ансамбль, состоящий из трех взаимосвязанных культовых объектов. К ним относятся: а) здание костела; б) колокольня с брамой; в) каменная ограда. Здание костела построено из камня и кирпича с использованием известкового раствора. Оно имеет две боковые пристройки с южной и северной стороны, фронтон — с западной и апсиду с восточной стороны. Боковые пристройки придают зданию костела крестообразную форму, а осевые линии строения пересекаются в виде католического креста. Апсида — это алтарная часть костела, которая имеет полукруглую форму. Фронтон — это передняя (парадная) часть здания.
Следующим объектом архитектурного ансамбля является колокольня с въездной брамой. Она имела прямоугольную форму, которая гармонировала с подобной прямоугольной формой костела. Через ее проем могла проехать карета, запряженная парой лошадей. Во время перестройки колокольни в 1868-1872 гг. въездная брама была замурована, отчего существенно изменился весь внешний вид колокольни и архитектурного ансамбля в целом.

Третьим объектом была каменная ограда. Она придавала всему ансамблю завершенный вид и имела прямоугольную форму.
Каждый элемент архитектурного ансамбля имел свои архитектурные особенности, а все они вместе взятые давали основание говорить о храме святых апостолов Петра и Павла как о памятнике барочно-классического стиля.
Барокко — стиль в архитектуре XVI-XVIII веков. Особенностями этого стиля было стремление к пышности, величию, парадности, торжественности и великолепию. Здания барочного стиля поражают красотой и привлекательностью, прежде всего обилием сложных архитектурных элементов. Классический стиль в архитектуре зародился еще в Древнем Риме и стал преобладающим в европейской культуре XVIII-XIX веков. Здания классического стиля были невысокими, имели прямоугольную форму, гладкие и прочные стены, небольшие окна на значительной высоте от земли, сводчатые потолки и имели не более двух этажей.

Имеются сведения, что помещение пристройки использовалось для проведения совещаний местных ксендзов и иных духовных лиц, а также для вознесения молитв Господу Богу. Пристройка также исполняла роль часовни.
Пристройка с северной стороны костела также соединялась с алтарем, однако она несколько меньшая по размеру. Ее площадь
16 м2. Под пристройкой имеется подвальное помещение, но вход в него замурован. Существует предположение, что там находится склеп с несколькими захоронениями умерших представителей рода Слизней, который был замурован во время перестройки костела в православную церковь. Имеются сведения, что это закрестие использовалось как помещение для прислуги костела.

Интерьер храма

В архивах сохранились инвентарные ведомости, финансовые счета и другие документы, которые дают возможность достаточно детально воссоздать картину великолепного убранства костела. В этих документах также имеются некоторые сведения об исполнителях работ, которые обустраивали храм. Стены и своды костела расписывал Феликс Кашубский, который на средства Софии Четвертинской  1782-1785 гг. учился в Слониме у придворного художника гетмана Огинского Раера. Учеба, видимо, пошла впрок, потому что Кашубский не только расписывал храм, но и занимался ковкой металлических элементов узорчатых ограждений, а возможно, даже высекал тексты эпитафий на мраморных плитах и выполнял их золочение. Из описания костела ксендзом Когновицким известно, что Феликс Кашубский занимался изготовлением купели и писал икону святого Антония. Однако основную часть иконописных работ выполнял придворный художник Александра Сапеги из Ружан Павел Фригидер (1728-1792 гг.). Он написал икону святых апостолов Петра и Павла, которая считалась наиболее ценной святыней и находилась в алтарной части костела. Заметим, что к 1939 году из всех икон костела, перечисленных в описи 1805 года, сохранилась лишь только эта. Кисти Павла Фригидера принадлежали также иконы святых Яна, Текли, Софии и ее дочерей Надежды, Веры и Любови.
Феликсом Кашубским был выполнен ряд сложных работ, связанных с ковкой из металла решеток, оград и подсвечников. Характерным элементом его изделий было наличие золоченых розеток в виде лепестков раскрывшегося цветка. В таком стиле была изготовлена балюстрада мужского хора, ограждение амвона, подсвечники по бокам алтаря. Балюстрада — ограждение балконов и лестниц. Амвон — возвышение в христианском храме, где совершается богослужение и читаются религиозные проповеди.
Внутренняя часть здания костела состояла из алтаря, зала и балкона. Алтарь — часть храма, где находился престол. Он был сделан Яржинским в 1789 году и имел полукруглую форму. С двух сторон алтаря находились колонны, которые разделяли алтарь на три части. Между колоннами в центре  была декорация в виде орнамента, там находились иконы. В стене центральной части алтаря находились реликвии святых мучеников Войтеха и Станислава, святых Текли, Аврелия и Фаустины. Реликвии — особые предметы или вещи, принадлежащие святым. В боковой части алтаря справа находилось распятие Христа и образ святой Текли. Слева — образы святой Софии с ее дочерями Верой, Надеждой и Любовью, а над ними — образ святого Яна, покровителя доброй славы.
Самая большая часть костела — зал. Пол зала был выложен плиткой из хризолита. Хризолит — минерал, имеющий золотистый цвет. В стене справа находилась каменная ложа с камином. Дымоход камина был выведен под крышу костела.
На стене слева находились портреты Тадеуша Слизня, основателя костела, Софии Слизень из рода Четвертинских (портрет работы Яна Рустама)  и ксендза Римкевича. Заслуги ксендза Римкевича нам неизвестны. Очевидно, они были существенными, если его портрет висел рядом с портретами Тадеуша Слизня и Софии Четвертинской. Тадеуш Слизень был изображен в шляпе каноника. София Четвертинская была показана на портрете в платье серебристого цвета и с короной на голове. Изображение золотой короны символизировало принадлежность ее к княжескому роду.
Пилястры делили стены зала на части. Пилястра — плоский вертикальный выступ прямоугольного сечения на поверхности стены. Между пилястрами находились иконы. В описи, составленной перед закрытием костела в 1866 году, перечисляются следующие иконы: Пресвятая Дева Мария, Святой Тадеуш, Святой Антоний, Святое Семейство, Христос с Марией и Святым Иосифом, Распятие Христа; а также изображения на стенах: Христос — проповедник, Христос Распятый, Христос Воскресший.
Третьей частью костела был балкон, который как бы господствовал над залом. На балконе был установлен орган, и там же во время имши находился мужской хор. Имша — богослужение в костеле. Балкон опирался на прямоугольные колонны, которые имели арочное завершение. Попасть в зал можно было через три аркадных проема (центральный и два боковых). На фризе балконного выступа  была сделана надпись: «Отче наш, который есть на небе, да святится имя твое». В конце надписи имелось изображение герба Свят в каноническом убранстве, т.е. герб был увенчан головным убором каноника.
В описи 1866 г. имеется  уточнение в отношении органа. Оно звучит так: « Орган, около 1790 года, многоголосый, белый с золочением».

Костельная утварь
Сохранились материалы трех инвентаризаций имущества костела, которые дополняют одна другую и дают весьма широкое представление о культовых ценностях костела. Инвентаризационные документы датированы 1805, 1844, 1866 годами. Это солидные и точные сведения, которым можно вполне доверять, ибо они подлежали утверждению бискупами. Самое полное представление об утвари костела дает инвентаризация 1866 года. Необходимость ее проведения диктовалась, скорее всего, закрытием костела в том же 1866 году. Предстояло сделать точный и строгий учет имущества в связи с перестройкой здания костела в православную церковь. Обратимся к этому любопытному документу. Вначале в нем говорится об убранстве и украшениях костела. Стены и своды здания, а также алтарь, амвон, балкон для хора и органа были покрыты росписями, которые сочетались по стилю. Балюстрада, ограждения, купель, канделябры и подсвечники были позолоченными. Канделябр — большой подсвечник с разветвлениями для свечей. Купель — сосуд для совершения таинства крещения.
Далее в документе идет перечисление икон, прежде всего самых ценных: Божьей Матери с младенцем, святых апостолов Петра и Павла и других. Икона Божьей Матери с младенцем была единственной из всех икон, возвращенных в костел в 1926 году после революций (1905-1907, 1917) и войн (1914-1918, 1919-1920).
Весьма ценными предметами собственности костела были орган (около 1790 года), купель работы Феликса Кашубского (около 1791 года), изготовленная в форме чаши на величественной подставке в виде покрывала, а на нем гирлянда из лавровых листьев, выкованная из железа, с позолотой, железная с позолотой балюстрада (около 1790 года).
В перечень имущества костела входило два деревянных книжных шкафа с двухстворчатыми застекленными дверками, с имеющей художественную ценность отделкой.
Большую группу предметов составляли чаши и емкости для святой воды, которые использовались во время проведения имши (богослужения) и обрядов: чаши серебряные с позолотой (4 штуки), чаши серебряные (4), чаша медная позолоченная, серебряная емкость для святой воды на треноге. В эту группу ценностей входили также три серебряных кадила с позолоченными крышками, а также медные с позолотой кропила. Заметим, что среди них были предметы для проведения богослужения по православному обряду.
Вызывает некоторое удивление наличие большого числа светильников: четыре жирандоли с хрустальными подвесками, два подсвечника для алтаря, двенадцать железных подсвечников, 11 больших светильников и 10 малых. Неудивительно, что во время ночных богослужений костел буквально утопал в переливах отблесков от золота и хрусталя, о которых неоднократно упоминалось в документах.
Ценной святыней костела был отпечаток стопы Иисуса Христа в застекленной рамке.
В костеле хранилась большая коллекция одежды для богослужений и обрядов. Любопытным является ее оформление, выполненное в технике гобелена. Это преимущественно орнаты. Орнат — верхняя одежда ксендза.
Гобелены — это изделие парижской мануфактуры, которая была основана в 1662 году и названа в честь красильщиков этого предприятия Гобеленов. На ней ткали вручную ковры-картины (шпалеры). Ими украшались комнаты и залы замков, дворцов и резиденций правителей и вельмож. Гобелены ткутся цветными шелковыми или шерстяными нитками и состоят из отдельных частей, которые затем сшиваются в целостную художественную композицию.
Орнат состоял из двух частей — передней и задней. Главное изображение находилось на лицевой стороне орната, обращенной к верующим. Приведем примеры наиболее интересных изображений на некоторых орнатах из богатой коллекции костела.

Орнат белый, на лицевой стороне вышита сцена Рождества Христа. На обратной стороне его изображены гербы Свят и Святой Ежи.
Орнат пурпурный, с изображением святых апостолов Петра и Павла и короны и креста, символов власти и веры.
Орнат белый, с изображением человека с крестом в правой руке.
Орнат пурпурный, с изображением святого Яна-мученика.
Орнат пурпурный, с изображением святой Текли.
Большинство орнатов было белого цвета, который символизировал чистоту христианской веры.
В описи одежды ксендза упоминается два красных гарнитура, 5 головных уборов и 18 орнатов. Наибольшую художественную ценность имел орнат с изображением таинства рождения Христа и герба Софии Четвертинской Святой Ежи.

С начала 1868 года по проекту архитектора Тихвинского началась перестройка костёла в православную церковь. К началу 1872 года работы были завершены.
Однако ещё до начала перестройки костёла в православную церковь начался ремонт здания церкви святой мученицы Параскевы Пятницы в Стародевятковичах. К этому времени костёл в Новодевятковичах был уже закрыт, но ещё не передан в ведение православного духовенства.
В связи с ремонтом Стародевятковичской церкви в здании костёла поместили церковную утварь. Более того, костёл был предварительно освящён Слонимским благочинным, и в нём совершались богослужения и церковные обряды по православной традиции.
29 июня 1873 года состоялось освящение новоустроенной церкви. Освящение было совершено благочинным священником Иоанном Гомелицким в присутствии четырёх священников и дьякона, которые помогали в освящении храма.
Православная церковь в Новодевятковичах была освящена в честь самых почитаемых учеников Иисуса Христа, равновеликих апостолов Петра и Павла, казнённых за распространение христианской веры среди язычников.
После освящения Новодевятковичской церкви она становится приписной. Её приписывают к Стародевятковичскому приходу. Приписная — это церковь, которая присоединяется (приписывается) к какому-либо более значительному приходу. Приходская церковь — это главная из тех церквей, которые объединены в один приход.

Однако в скором времени после освящения произошла реорганизация, в результате которой Новодевятковичская церковь становится приходской. Такое решение было принято Литовской духовной консисторией. Консистория — учреждение при архиерее по управлению епархией.
Причин принятия такого решения было две:
Во-первых, новая церковь была каменной и самой крупной.
Во-вторых, она находилась в самом центре прихода и, по мнению гродненского губернатора, это было удобно прихожанам для посещения богослужения.
К молодому Новодевятковичскому приходу были приписаны Стародевятковичская (бывшая приходская) и Гловсевичская (бывшая приписная) церкви.
В новый церковный приход вошло 20 деревень с 3960 прихожанами. В нём имелось 4 церковно- приходские школы в деревнях Боровики, Витевичи, Гуменики, Гловсевичи, а также одно народное училище в деревне Старые Девятковичи.
Экономическое состояние приходской церкви было следующим. В 1891 году в ведении церкви имелось 97десятин земли (около 106 га). Одна десятина земли составляла 1, 09га. Из этого количества 5десятин было удобной земли (церковный двор), 69 десятин пахотной и 10 десятин сенокоса.
В государственную казну отошло 13 десятин земли. За эту землю церковь получила из казны 57 рублей.
Новодевятковичский церковный приход существовал до 1921года. В 1921году по Рижскому мирному договору Западная Беларусь вошла в состав Польши. В связи с этим Слизни получили возможность вернуться в своё имение. Новодевятковичская церковь была закрыта польскими властями и возвращена в собственность Слизням. Они её передела


Последний раз редактировалось: Nikolai (04 Nov 2017, Sat, 21:57), всего редактировалось 5 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 03 Nov 2017, Fri, 3:40    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Костел как хранитель памяти о войнах

В нашей местности в течение двух последних столетий произошло много важных событий, и каждое из них оставило свой след в 220-летней истории костела. Не были исключением и войны. Если сказать более утвердительно, то именно войны оставили самый глубокий, а значит и самый памятный след в многострадальной истории этого храма. Для убедительности сошлемся на некоторые факты.
Благодаря архивным материалам нам удалось восстановить самые ранние сведения об отпевании в костеле Петра и Павла военнослужащих, возможно, погибших в военных конфликтах и их захоронении на местном католическом кладбище.
Одним из таких материалов является инвентарная опись имущества костела и захоронений на кладбище, составленная ксендзом храма в 1805 году. В этом документе имеются сведения о трех захоронениях военнослужащих офицерского состава на католическом кладбище. Об этом свидетельствуют надписи на надгробных плитах:
—Людвиг Юндил, капитан войска польского, умер в 1797г.
—Адриан Рафалович, ротмистр Пинской бригады войска ВКЛ, 1799г.
—Станислав Арамович, капитан войска ВКЛ, 1800г.
На католическом кладбище имеются надгробия с надписями и изображения весьма загадочного содержания. В верхней части одного из них высечен кавалерский крест, в нижней — изображение черепа и скрещенных костей. Надпись говорит, что здесь покоится прах Яна Чехновского, который прожил 35 лет и умер в 1843 году.
Кавалерский крест — это офицерский знак военного отличия. Следовательно, умерший мог состоять на военной службе в российской армии. Изображение черепа и скрещенных костей может быть свидетельством насильственной смерти этого человека, погибшего в бою или во время военных учений.

Костел и католическое кладбище в Новодевятковичах были единым культовым комплексом, они продолжают хранить память о войнах.
В годы Первой мировой войны (1914-1918), по свидетельству местных жителей, которое передавалось из поколения в поколение и дошло до нашего времени, колокольня костела выполняла роль наблюдательного пункта. Ее высота около 20 метров, и она господствует над окружающей местностью. С колокольни было удобно вести наблюдение за передвижением войск. Из воспоминаний местных жителей следует, что колокольню костела, как удобный наблюдательный пункт использовали как германские, так и российские войска.
Католический костел в Новодевятковичах сохраняет и иную память о войне. Здесь в 1915 году отпевали четверых погибших германских солдат католического вероисповедания, а затем похоронили их на местном кладбище. Об этом вспоминает сын последнего управляющего имением Альфреда Слизня. Еще в конце 1930-х годов он видел эти четыре могилы с крестами и готическими надписями. В результате одного из последовавших разграблений кладбища железные кресты с табличками исчезли, и в связи с этим место захоронения германских солдат установить невозможно.
Первая мировая война оставила еще одну память в истории костела. Из помещения храма исчезла самая ценная утварь, сделанная из драгоценных металлов.

Октябрьская 1917 года большевистская революция и последовавшее установление Советской власти оставили свой след в истории костела: произошло более значительное его разграбление, и храм был закрыт.
Во время советско-польской войны (1919-1920гг.) богослужение в костеле было восстановлено. Здесь отпевали погибших польских жолнеров (солдат) и хоронили их на местном католическом кладбище. Мы располагаем сведениями о том, что на стене часовни на католическом кладбище имелась железная плита с надписью на польском языке «Замордованные большевиками», а дальше перечислялись фамилии 23 поляков, погибших в нашей местности и похороненных на кладбище.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, в первые дни которой костел святых апостолов Петра и Павла в Новодевятковичах получил первое боевое крещение, раны от которого хранит святыне вот уже 70 лет. А было это так.
24 июня германские войска двумя потоками двигались по направлению к городу Слониму. Один поток двигался по дороге Ружаны-Слоним, а другой — по Коссовскому тракту, который проходил через Новодевятковичи. Это были части танковой армии Гудериана, которые наступали в авангарде группы армий «Центр», им была поставлена задача захватить Москву.
Наше командование на обоих направлениях наступления немецких войск на Слоним выставило заградительные отряды, чтобы сдержать интенсивность наступления противника и лучше подготовить город к обороне. Один из таких заградительных отрядов разместился в Новодевятковичах. По свидетельству местного жителя Бирюка А.И., этот отряд прибыл из Слонима на трех автомашинах, имел одну противотанковую пушку. Машины были укрыты в графском парке недалеко от дворца. Для боя была занята удобная позиция. Она обеспечивала возможность для нанесения внезапного удара по превосходящим силам противника. Для этого были использованы колокольня костела, в которой расположились пулеметчики, и аллея, высаженная двумя рядами деревьев и кустарников, за которыми залегли красноармейцы. Обе позиции вплотную примыкали к Коссовскому тракту, по которому двигались вражеские танки.

Старожилы деревни Новодевятковичи вспоминают о том, что бой был яростным. Советские воины сражались отчаянно, но силы были слишком неравными. Сражалась танковая колонна противника с небольшой группой пехоты с одной противотанковой пушкой да с несколькими пулеметами и небольшим количеством гранат.
Вражеские танки прямой наводкой открыли огонь по колокольне костела. Ее мощные стены надежно защищали советских воинов. Единственной противотанковой пушкой красноармейцы смогли вывести из строя три танка противника и подбить два автомобиля, однако сдержать натиск многочисленных вражеских сил было невозможно.
Вражеские танки разделились на две группы и начали брать в клещи окружения наших бойцов. Им пришлось покидать свои позиции и отступать в сторону графского парка, чтобы потом спрятаться в нем и уйти от вражеского преследования.
Таким образом, 24 июня 1941 года, в самом начале войны, колокольня костела выдержала свой первый бой и мощными стенами защитила горстку красноармейцев, спасла их жизни. Это было очередным испытанием судьбы святыни, но далеко не последним и даже не самым страшным. Куда более серьезные испытания были еще впереди.


Сын управляющего имением Альфреда Слизня Здислав Карлович Бернатович, житель г. Калининграда, вспоминает о захоронении советских партизан польской национальности на католическом кладбище. Это братья Казик и Янек Вендзинские, а также партизан Здислав Карковский.
Они сражались во время Великой Отечественной войны против немцев в партизанском отряде «Советская Белоруссия», который дислоцировался в лесном массиве Волчьи Норы Слонимского района. Партизаны погибли 14 ноября 1942 года во время нападения на военный гарнизон в деревне Трибушки. Здислав Бернатович обращался в Слонимский райвоенкомат и Слонимский совет ветеранов, но все попытки как-то восстановить эти могилы и сохранить память о погибших партизанах были безрезультатными.
С печально памятной даты начала Великой Отечественной войны прошло уже 70 лет, а израненная фашистскими снарядами колокольня продолжает хранить память о той ужасной войне, унесшей жизни более 2 миллионов белорусов и 1208 жителей Новодевятковичского сельсовета.

История костела святых апостолов Петра и Павла в датах и фактах
В 1921 году был подписан Советской Россией и Польшей Рижский мирный договор, по которому Западная Белоруссия отошла к Польше. Слизни вернулись в свое имение. Графский дворец, костел, хозяйственные постройки были в полном запустении. Требовалось огромное количество средств, чтобы все это восстановить. Костел как религиозный объект восстанавливался в первую очередь, но он с 1872 года действовал как православная церковь. Следовательно, Слизням предстояло перестроить здание костела и колокольни в римско-католический храм. Нехватка средств не дала возможности восстановить все в прежнем виде, по этой причине было выполнено минимальное количество работ, а сама перестройка продолжалась пять лет (1921-1925). В 1926 году костел был освящен. В том же году была образована Новодевятковичская парафия, которая вошла в состав Слонимского деканата Виленской диоцезии.
Необходимость в восстановлении костела и потребность в его деятельности были очевидными. Об этом свидетельствуют отчетные данные.

Так, в 1932г. в Новодевятковичской парафии насчитывалось 408 католиков. Для сравнения приведем еще некоторые цифры. В 1798 г. верующих было 384, а в 1844 — 812 человек. Обратим внимание читателей, что по распоряжению российских властей данные о количестве верующих римско-католического костела подлежали подтверждению священниками местных православных приходов. И это понятно, если принять во внимание факты активной поддержки католическим духовенством шляхетских восстаний 1794, 1831-1832 и 1863-1864 гг. в Беларуси, Литве и Польше, которые проходили под лозунгом восстановления Речи Посполитой в границах 1772 года, что означало выход ее территории из состава России.

В 1939 году в связи с приходом Красной Армии и бегством Слизней местный костел был закрыт.
В 1941 году по просьбе католической общины немецкие оккупационные власти разрешили проведение богослужений в костеле, однако поставили обязательное условие, чтобы ксендз проводил имшу только на белорусском языке, а не на польском или латинском, как это было ранее.
В июне 1944г. незадолго до освобождения нашей местности Советской Армией здание костела было подожжено партизанами. Как свидетельствуют местные жители, костел был подожжен ночью. Вот как это происходило. Телегу загрузили соломой, а затем затянули ее в храм, алтарь также обложили соломой, и все это подожгли. Пожар продолжался около недели, пока не сгорело все, что могло гореть.

В июле 1944г. помещение костела стало использоваться как склад зерна для фронта. В 1945г. богослужение в костеле было восстановлено, однако в 1947г. храм был опять закрыт Советской властью.
В 1950г. здание костела было превращено в склад ля хранения минеральных удобрений. Через выломанные двери и выбитые окна в помещение проникала влага, отчего стены сильно пропитались солями. Штукатурка начала отваливаться, а кирпич стал крошиться, территория вокруг костела была сильно захламлена мусором и кучами минеральных удобрений. Рядом со входом в костел был построен туалет. Архитектурный комплекс был лишен металлических ворот, двух калиток, двух колоколов и крестов, ценная утварь была изъята, а все менее ценное — уничтожено. Великолепный памятник архитектуры, имеющий богатое историческое прошлое, пришел в полнейший упадок. Даже каменная ограда вокруг храма была разобрана для строительства фундамента свинарника, который был сооружен рядом с костелом.

Однако наступило время людям задуматься о темном прошлом и предпринять меры по спасению святыни. В многострадальной судьбе костела-великомученика, наконец, наступила светлая полоса. В 1990 году храм был передан местной католической общине, которая активно взялась за очистку помещения и прилегающей к костелу территории от всяческого хлама. Работы велись хозяйственным способом на средства добровольных пожертвований местного населения. В очередном восстановлении многострадального храма принимали участие католики и православные. Католическое духовенство оказывало всяческую помощь. Наибольший вклад в это богоугодное дело был внесен ксендзом Витольдом Желвертом, который тогда был пробощем костела святого Андрея в Слониме.

В 1991г. была вновь образована Новодевятковичская парафия, которая вошла в состав Слонимского деканата Гродненской диоцезии. В 1993г. здание костела было, в основном, отремонтировано: возведена крыша из оцинкованной жести, поштукатурены и побелены стены, восстановлен алтарь и пол, приобретены иконы и утварь. Сделано немало, но это можно считать лишь началом восстановления храма. Предстоит выполнить самую крупную работу — восстановить колокольню, а еще заново построить ограду с воротами и калитками в ней. Нужны спонсоры. Католической общине, состоящей из нескольких десятков верующих, такая финансовая нагрузка непосильна.





Девять риз из Новодевятковичского костела св. апостолов Петра и Павла находятся в музее прикладного искусства г.Вильнюс

http://s019.radikal.ru/i633/1711/6e/30a71254339c.jpg[/img]




Последний раз редактировалось: Nikolai (04 Nov 2017, Sat, 12:10), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 03 Nov 2017, Fri, 12:50    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

СТАРИННОЕ КЛАДБИЩЕ

"...находится на юго-восточной окраине д. Новодевятковичи, близ Коссовского тракта. В течение более 500 лет на кладбеще хоронили умерших представителей магнатских родов Мелешко и Слизней, широко известных своей знаменитостью и богатством в Беларуси, Литве (нынешние названия) и Польше..."

Источник: http://novodev.slonim.edu.by/main.aspx?guid=3661



Католическая часовня в д. Новодевятковичи Слонимского района Гродненской области является ценным памятником архитектуры Беларуси начала XIX века. Строение находится на юго-восточной окраине деревни, в 300м. от Коссовского тракта и 150 метров от Новодевятковичской средней школы. Часовня размещена в центре старого заброшенного, полуразрушенного католического кладбища, захоронения на котором не производятся с 1949 года.

В 2005 году кладбище посещали представители Министерства культуры Польши, польского консульства в г.Гродно, а также председатель общества поляков в г. Слониме. Гидом у польских гостей был учитель истории Новодевятковичской СШ Ракуть В.В. Изучался вопрос ор восстановлении кладбища и реставрации двух памятников архитектуры – часовни и усыпальницы, расположенных на его территории. Представители соседнего государства сделали много снимков состояния кладбища и памятников архитектуры для польской прессы. На начало 2008 года вопрос о восстановлении кладбища находится в стадии решения.

Часовня в основании имеет прямоугольную форму размерами 3,65*3,65 м. Наружная площадь – 13,32 м2, а внутренняя – 8,7 м2. Это вполне хватало для размещения гроба с телом усопшего, близких родственников покойного, ксенза для осуществления обряда отпевания.

Внутри часовни на уровне разделительной линии между этажами по всему периметру сооружения имелся небольшой выступ с площадкой, на которой находились небольшие скульптуры католических святых.

Высота часовни – 5,2 м., толщина стен – 0,7 м.

Первый этаж строения имеет каменную кладку. Были использованы валуны средней величины, каменный щебень, а также тёсаный камень. Верхний этаж выполнен кирпичной кладкой. Использовался кирпич размером 5*15*25 см., изготовленный из красной и белой глины. В качестве связующего материала использовался известковый раствор.

Вход в часовню сделан в виде арки, высота которой 2 метра, а ширина 1,25 метра. Арка обращена на север. Строение имеет также три арочных окна ( высота – 1,45 м., ширина – 1,25 м.).

Верхняя часть часовни украшена по всему периметру кокошниками (по 8 с каждой стороны) Каждая сторона верхнего этажа имеет украшение в виде октаэдра – восьмиугольника, который углублён в стену на 7 см.

На уровне второго этажа по четырём углам здания расположены четырёхгранные выступы в виде замковых башенок, нижняя часть каждой из них оформлена в виде четырёхступенчатого выступа.

По свидетельству местных жителей на католическом кладбище под часовней размещалась крипта, в которой находились саркофаги с телами умерших представителей рода Слизней. Крипта – это подземное сооружение для погребения умерших.

После прихода в 1939 г. Красной Армии в Западную Беларусь «панам пришёл конец», как говорят местные жители. Как оказалось не только панам, но и памяти о панах тоже пришёл конец. Что же случилось? Вход в крипту был взломан, саркофаги разбиты, тела покойных выброшены. Гробоборцы рушили всё в целях поиска золота и других ценностей. Ломать – не строить. То что случилось – это не просто надругательство над покойными – это дикий вандализм, о котором даже подумать страшно.

В настоящее время увидеть крипту- родовую усыпальницу графов Слизней практически невозможно. Она завалена кирпичом и камнями от разрушающейся часовни, а также мусором. После 1939 г. Уход за кладбищем не осуществляется, скорее наоборот, оно засоряется.

Вокруг часовни, по всей площади кладбища, находятся захоронения умерших католиков, среди них есть очень старинные. Об этом свидетельствуют надгробные камни без надписей, успевшие покрыться мхом, и лишь на одной каменной плите имеется текст, который сложно восстановить. Самое старое из датированных захоронений относится к первой половине XIX века. Надгробие сделано из чёрного гранита. Надпись на польском языке свидетельствует, что здесь покоится прах Котович Люсии жившей 57 лет и умершей 26.07.1828 г.

Наиболее величественное и дорогое надгробие находится в разрушенном состоянии. На плите из красного гранита запечатлён скорбный факт смерти Антония Кжекжотти, умершего 5 мая 1855 г., жившего 70 лет. Дворец сожгли партизаны в 1944г, а затем он был разобран на строительство совхозных свинарников. И лишь акварель Наполеона Орды даёт возможность с грустью любоваться его величественной красотой.

Рядом с усыпальницей Людвика Корлупайло находится самое последнее захоронение умерших. На надгробии имеется надпись на русском языке

Бернатович Анна И. 1911-1948
Ласицкий Иосиф
Ласицкая М. 1949

Заслуживают внимания судьбы покойных. Бернаторич А.И. – жена Кароля Бернатовича – последнего управляющего имением графа Альгерда Слизня, а в период польской интервенции 1918-1920 гг, личного адъютанта полковника А.Слизня. Рядом с дочерью Анной покоятся её родители - Ласицкие.

Кароль Бернатович умер в эмиграции в Англии. Его жена Анна с маленькими детьми не смогла эмигрировать в 1939 году во время похода Красной Армии в Западную Беларусь. От потрясений и переживаний она сошла с ума и в рассвете сил умерла. Такова грустная история усопших, что покоятся в последнем захоронении на католическом кладбище в д.Новодевятковичи. следует сказать и о том, что сын Бернатовичей живёт в Калининграде. Ему 75 лет. И он время от времени навещает могилу своей матери, дедушки и бабушки. Жизнь продолжается, а память об умерших свято хранится.

После похода в 1939 году Красной Армии в Западную Беларусь антипольски настроенные местные жители в целях поиска ценностей раскопали некоторые захоронения. После этого варварства можно было видеть кощунственную картину: по всему кладбищу валялись кости умерших и фрагменты их погребальной одежды. При подготовке материалов этого исследования была обнаружена попытка раскопки могилы уже в наше время. Внуки первых могилокопателей продолжают дело своих дедов. Бог им судья.

Католическое кладбище имело каменную ограду, которая в наше время сильно разрушена. Это стало результатом использования подручного камня для строительных работ.


Последний раз редактировалось: Nikolai (04 Nov 2017, Sat, 10:56), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 03 Nov 2017, Fri, 13:59    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Усыпальница Людвика Колупайло



Источник: http://novodev.slonim.edu.by/main.aspx?guid=3671

"Усыпальница находится на юго-восточной окраине дер. Новодевятковичи Слонимского района Гродненской области в 150 м. от Новодевятковичской средней школы ив 300 м. от Коссовского тракта. Возведённое талантливым архитектором строение удивляет своей строгой красотой и великолепием форм и декоративных элементов. Усыпальница относится к памятникам культовой архитектуры и, по утверждению многих специалистов, является единственной в своём роде в Беларуси. Строение было возведено в 1850 г. ( возможно в начале 1851 г)

Усыпальница имеет форму восьмигранной призмы с выступающими по углам полуколоннами дорического стиля



Строение находится на старинном католическом кладбище, на котором хоронили в течение более 500 лет. Умерших представителей магнатских родов Мелешко и Слизней, широко известных своей знаменитостью и богатством в Беларуси, Польше и Литве.

Высота 4-х арочных стен усыпальницы равняется 8 м., над которыми ещё 2 м. возвышается крыша, имеющая как и само здание восьмигранную конструкцию. Таким образом, общая высота усыпальницы составляет 10 метров.

Ещё четыре стены строения не имеют арок и их высота равна 6,5 м.

Над ними возвышается крыша, имеющая высоту 3,5 м., которая дополняет общую 10-метровую высоту усыпальницы. Восемь угловых полуколонн строения выступают на 20 см. за пределы стен усыпальницы. Толщина стен равна 65 см. Двери здания обращены на восток. Их ширина составляет1,2 м., а высота – 2,65 м. Наружная площадь здания равна 14,4 м2, внутренняя его часть, тоже имеющая форму замкнутого восьмиугольника площадью 9,6 м2, является местом погребения покойного. Сооружение имеет фундаментный цоколь высотой 75 см. от поверхности земли. Цоколь здания выступает за пределы наружной части стен на 5 см. Во внутренней части строения такой выступ отсутствует.

Четыре стены здания завершаются островерхими арками высотой 1,5 м каждая. Арочными являются три оконных и одна дверная стены

В верхней части оконной арочной стены имеется мурованная в стену чугунная плита, с отлитым на ней текстом. Размеры плиты 1*0,75 м. Текст написан на польском языке.

Л ю д в и к К о л у п а й л о

родился 25 августа 1803 года

умер 13 июля 1850 года


__________...___________

Боже великий прими его душу к себе

И позволь телу его покоиться здесь навеки

При возведении стен усыпальницы использовались два вида кладки строительных материалов. Кладка над фундаментным цоколем выполнена с использованием валунов средней величины щебня. При возведении второй половины стен строения был использован кирпич размерами 5*15*25 см., изготовленный из обожженной красной и белой глины. В качестве связующего строительного материала использовался известковый раствор. Кладка стен очень прочная и хорошо сохранилась. Хорошо сохранилась также штукатурка стен (наружная и внутренняя).

Наружная часть стен окрашена в красный цвет, а выступающие угловые колонны – в белый. Такой подбор цветов имеет глубоко символическое значение. Он соответствует библейскому повествованию о мученической смерти Иисуса Христа, который был распят, как известно, на кресте. Изобретённая древними римлянами казнь была самой страшной и применялась только к рабам. Человек, распятый на кресте, мученически умирал, иной раз в течение целых суток.

Внутренняя часть здания была побелена известью. Потолок не сохранился, но предположительно он мог иметь красный цвет.

В трёх стенах здания имеются окна. Их всего три, что символизирует святую троицу: Бога Отца, Бога Сына, Бога Духа Святого. Окна узкие и высокие, имеют островерхое арочное завершение готического стиля . Высота окон 2,5 м., а их ширина – 75 см. Окна начинаются на высоте 1,25 м от фундамента здания и они имеют металлические решётки в виде ромбов и треугольников. Рамы окон сделаны из морёного дуба, пролежавшего в воде 100-150 лет и от этого очень прочного. В связи с этим интересен тот факт, что оконные рамы очень хорошо сохранились, в отличие от металлических решёток, которые значительно пострадали от ржавчины.

В нижней части окна имеются два выступа в виде фигурных зубцов длиной в 33 см. В верхней строчной части окон имеется 14-ть выступов в виде зубцов прямоугольной формы. Они разделены на две равные части перевёрнутым треугольником, который также сделан в виде выступа. Два такие же выступа имелись над входной дверью.

Ещё четыре стены усыпальницы имеют горизонтально выступающее вперёд двухступенчатое завершение. Их основным архитектурным элементом является имитация окон . Здание усыпальницы как памятник архитектуры середины 19 века представляет собой смешение нескольких стилей, которые талантливый архитектор смог гармонически соединить в единый архитектурный ансамбль, вызывающий восхищение.

Aрхитектурной особенностью здания является обилие различных украшений, которые придают ему строгую красоту, сдержанное великолепие, умеренную роскошь. Следовательно, мы можем убедительно говорить о присущих зданию особенностях стиля барокко. Но при всём этом, мы не можем не признать ведущую роль неоготического стиля, воплощённого в строении.

Время, а уже минуло 157 лет, сменилось шесть поколений людей, в общем-то пощадило этот великолепный памятник архитектуры. Усыпальница сохранилась достаточно хорошо, если не считать почти полностью разрушенные потолок и крышу. Но с горечью в душе и болью в сердце приходиться говорить о том, что вандалы 20 века сокрушили до основания то, ради чего возводилась усыпальница. Случилось это сразу же после прихода в 1939 году Красной Армии в Западную Беларусь. Местные жители, лишённые сатаной разума, взломали ломами дубовую дверь усыпальницы, разбили стеклянный саркофаг, похитили золотые вещи усопшего, а его забальзамированное тело выбросили за пределы усыпальницы. Гробоборцы, обезумевшие от дикой мести с ломами в руках решили судьбу покойного методом древних варваров, разрушивших до основания в своё время Рим.

Людская память сохранила имена «победителей» усопшего. Судьбы их оказались печальными. Золото умершего не принесло счастья. Но не нам судить об этом. «Не суди, да не будешь судимым!» - гласит библейская истина. Но помнить об этом очень необходимо, дабы подобное кощунство не повторилось в будущем, чтобы не жить нам безродными Иванами на этой земле.

В исторических источниках сохранились сведения о Людвике Колупайло, но они очень скупые. Известно, что он был владельцем имения Старые Девятковичи, которое в 1846 г. от Пусловских перешло в его собственность. Имению принадлежало 1762 десятины земли ( 1 десятина равнялась 1,09 га), фальварок Старые Девятковичи, одноимённое местечко и четыре деревни с крепостными крестьянами. По имущественному положению Людвика Колупайло можно отнести к категории средних помещиков.

Усыпальница Л.Колупайло – единственное в своём роде захоронение на католическом кладбище в д. Новодевятковичи. Во время захоронения Л.Колупайло это кладбище принадлежало магнатскому роду Слизней и, видимо, родственники усопшего просили разрешения на строительство усыпальницы. Этим можно объяснить её возведение не в центре кладбища, поближе к часовне, а на его окраине. Видимо лучшие места графы Слизни оставляли для себя и своих более близких родственников. Тем не менее, следов подобных усыпальниц ни до 1850г., ни в более поздний час не обнаруживается.

Заслуживает внимания история возникновения кладбища. Она возвращает нас в далёкий 15 век. Архивные документы свидетельствуют о том, что в 1432 году в д. Новодевятковичи существовало имение принадлежащее крупному магнатскому роду Мелешко в составе Великого княжества Литовского (ВКЛ). Следовательно, можно предположить, на этом кладбище хоронили представителей именитого магнатского рода. После подписания в 1385 Кревской унии с Польшей в ВКЛ шёл интенсивный процесс ополячивания и окатоличивания белорусской православной шляхты. В 1413 г. во время заключения в Городельской унии между ВКЛ и Польшей сорок магнатских белорусских родов получили польские гербы. Так постепенно род Мелешко ополячился и окатоличился, а православное кладбище д. Новодевятковичи стало католическим и принадлежащим роду Мелешко.

В 1648 г. имение Новодевятковичи перешло во владение магнатского рода графов Слизней. С тех пор и до 1939 года включительно на кладбище уже хоронили умерших представителей рода Слизней.

О том, что на кладбище покоятся очень богатые и именитые люди свидетельствуют дорогие надгробия из чёрного и розового мрамора. Можно предположить, что ещё более дорогие из них вполне могли не сохраниться до наших дней. На надгробной плите Антония Кжекжотти имеется родовой герб. На нём отображены два скрещённые в виде буквы «Х» жезла. Какому именно магнатскому роду принадлежал такой герб предстоит ещё выяснить.

2007 год"





Последний раз редактировалось: Nikolai (04 Nov 2017, Sat, 10:53), всего редактировалось 4 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 03 Nov 2017, Fri, 15:30    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



ГРАФСКИЙ ПАРК

Парк усадьбы Слизней был исследован А.Т. Федорук (профессор Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка) и описан в книге " Садово-парковое искусство Белоруссии"(1989)
http://orda.of.by/.lib/fedoruk/fspi/0
0 О графском парке в Новодевятковичах - стр. 94-95





Варварское уничтожение культурного и исторического наследия продолжается и по сей день!


За последние два десятилетия парк угничтожен до неузнавемости: не существует широких аллей, огромные графских времен деревья пилятся на топку местной котельной и в итоге парк почти "лысый"... а упавшие деревья продолжают гнить....
Человеческое варварство и равнодушие к нему немного оживляют вернувшиеся на запущенный Залотье (приток р.Гривды, огибаюющий парк) бобры и лебеди на сажалке...

Чиновники Слонимского райисполкома умело отговариваюся, что ЖКХ пилит только старые (как раз те, которые надо сберечь!) деревья, которые, якобы, опасны ... Но для кого они опасны, если парк запущен и, соответственно, не восстребован для отдыха. как ранее?!

И плевать они хотели на
"Решение Гродненского областного исполнительного комитета от 21 сентября 1998 г. №409 "О первоочередных мерах по сохранению и восстановлению старинных парков области" (pravo.levonevsky.org/bazaby/org178/basic/text0478.htm ) в котором, согласно Закона Республики Беларусь «Аб ахове гiсторыка-культурнай спадчыны Рэспублiкi Беларусь», говорится О ПЕРВООЧЕРЕДНЫХ МЕРАХ ПО СОХРАНЕНИЮ И ВОССТАНОВЛЕНИЮ СТАРИННЫХ ПАРКОВ ОБЛАСТИ. В перечне объектов был и наш парк : "Слонимский район: д.Новодевятковичи, усадебно-парковый комплекс (XVIII в.) ур.Гутка, усадебный парк (XVIII в.)"

Я помню этот парк... Это было весьма оживленное место культурного досуга сельчан. Здесь проходили все праздники, на летней танц площадке давались концерты местной худ. самодеятельности и приезжих, молодешь до утра проводила свой досуг с дискотеками, по аллеям всегда можно было не только пройтись, но и кататься на велосипедах....

Местные власти данное Решение восприняли, похоже, с точностью наоборот и вот что осталось от графского парка с 1998 года по сей день:




















А еще 5 лет назад парк был таким:

https://youtu.be/idpz0Nqqf9M смотреть 16:55 - 18:07




... этих великанов больше нет.... ушли на топку местной котельной...


Последний раз редактировалось: Nikolai (10 Nov 2017, Fri, 1:17), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 04 Nov 2017, Sat, 0:09    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

КНИГИ И ПУБЛИКАЦИИ

О УСАДЬБЕ В ДЕВЯТКОВИЧАХ И ЕЕ ВЛАДЕЛЬЦАХ


Кондрат Чарноцки " ИСТОРИЯ О МЕЛЕШКАХ" / Варшава-2008


Монография древнего рода Милешка была создана не исследователем, а потомком этой вымершей семьи - Конрадом Чарноцким.
Это произведение, высоко оцененное историками, является красочным и одновременно правдивым, т.к. создавалось оно на достоверных источниках усадьбы в Новодевятковичах, которой, к сожалению, больше не существует.

Пишет GS.BY (http://www.gs.by/ru/49/40/1447/ Сяргей ЧЫГРЫН. Слонимская газета. 27.10.2009

“Гісторыя пра Мялешкаў”
(Historie o Mieleszkach) — так называецца кніга Конрада Чарноцкага, якая летась выйшла з друку ў варшаўскім выдавецтве DiG і якую нядаўна даслалі аўтару гэтых радкоў.
Кніга унікальная. Яна распавядае пра род Мялешкаў, якім належалі сядзіба і палац у вёсцы Новадзевяткавічы на Слонімшчыне.

З розных архіўных дакументаў вядома, што ў XVI стагоддзі палацам у Новадзевяткавічах валодаў Іван Мялешка. Той самы аўтар, які напісаў вядомы сатырычны твор “Прамова Івана Мялешкі”, што вывучаецца ў школе. Пасля маёнтак пераходзіў у спадчыну Анастасіі Мялешка, Даніілу Мялешку, Артымону Мялешку і іншым асобам з роду Мялешкаў.
Апошняй уладальніцай новадзевяткавіцкага палаца была Тэадора Мялешка. Але ў 1648 годзе ў форме пасагу Дзевяткавічы перайшлі Аляксандру Слізню…

На вялікі жаль, да сённяшняга часу палац Мялешкаў-Слізняў у вёсцы Нова­дзевяткавічы не збярогся, зніклі з яго ў невядомых кірунках тысячы каштоўнасцей, якія збіраліся Мялешкамі і Слізнямі на працягу трох стагоддзяў.
Са зброевага пакоя палаца прапаў цэлы арсенал старадаўняй зброі.
Са шкляных шафаў зніклі каралеўскія прывілеі, тастаменты, інвентар, сямейная карэспандэнцыя і тысячы розных дакументаў, звязаных з жыццём і дзейнасцю Мялешкаў і Слізняў.
Расцягнулі бібліятэку палаца, дзе знаходзіліся рэдкія старадаўнія выданні, хронікі, радзівілаўская біблія, кнігі, выдадзеныя ў Рыме, Антверпене, Жэневе, творы французскіх класікаў, паэзія Вергілія і Гарацыя, слоўнікі і энцыклапедыі.
Невядома куды знікла мэбля антычных часоў, партрэты Мялешкаў, Слізняў і Тышкевічаў, фамільнае сталовае срэбра, фарфор, шкло, персідскія дываны. У жоўтым салоне на адной са сцен палаца вісела вялікае палатно работы Януара Сухадольскага “Напалоханыя коні перад навальніцаю”…
Гэты спіс каштоўнасцей, якія прапалі з Новадзевяткавічаў, можна працягваць вельмі доўга. Ды і самога палаца таксама даўно няма. У гады Другой сусветнай вайны, як расказваюць вяскоўцы, яго спалілі партызаны.

Конрад Чарноцкі (1876-1967) усё сваё доўгае жыццё збіраў звесткі пра род Мялешкаў і Слізняў. Сабраныя звесткі і склалі цікавую гісторыю Мялешкаў. У ёй аўтар распавядае і пра род Мялешкаў-Слізняў, і пра Новадзевяткавічы, і пра каштоўнасці, якія там былі, і пра асоб, якія мелі дачыненне да роду Мялешкаў і да Новадзевяткавічаў. Кнігу пра Мялешкаў Конрад Чарноцкі напісаў ажно ў 1939 годзе. Рукапіс яе праляжаў амаль 70 гадоў. І летась, дзякуючы Кшыставу Чарноцкаму, яна пабачыла свет.


http://www.magazynparafialny.org/mp/index.php?go=wybrane/76 - об истории создания книги (польский текс)

___________________________________________________________________________________________________________


В.В.Ракуть, Т.П.Ракуть "ИСТОРИЯ АГРОГОРОДКА "НОВОДЕВЯТКОВИЧИ" С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО 2010 года"




____________________________________________________________________________________________________________

МАРИЯ КОЛОМАЙСКА-САЕТ
- профессор, эксперт белорусско-польской комиссии по охране культурного наследия в книге Римско-католические церкви и монастыри бывшей провинции Новогруд. (Том 1.Krak?w, 2003.) описала свои исследования по девятковичскому костёлу.



В научном исследовании "Рождественская иконография" католического церковного и литургического облачения Мария Коломайска-Сает представила описание девяти риз конца XVIII, некогда пренадлежащих девятковичскому костёлу святых Петра и Павла. Ныне все девять риз хранятся в музее искусств г. Вильнюс. http://etalpykla.lituanistikadb.lt/fedora/get/LT-LDB-0001:J.04~2008~1367165412992/DS.002.2.01.ARTIC








____________________________________________________________________________________________________________


Последний раз редактировалось: Nikolai (10 Nov 2017, Fri, 2:10), всего редактировалось 7 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 04 Nov 2017, Sat, 2:13    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ГРАФСКИЕ ПОДЗЕМЕЛЬЯ в ДЕВЯТКОВИЧАХ





Из архивов "Комсомолки". 31 июля 2008. (https://www.vrn.kp.ru/daily/24139.4/357318/?view=desktop)

" Какие тайны хранят белорусские подземные ходы? Цель нашего сегодняшнего путешествия - подземелья.
Подземных ходов как таковых у нас не выявлено - все они в разной степени засыпаны или обрушены. Но едва ли не в каждом костеле Минской области вам расскажут, что отсюда идет подземный ход в Мирский (вариант - Несвижский) замок. В других областях в роли Мирского замка фигурируют местные достопримечательности. В любом случае, такое количество легенд родилось не на пустом месте… [видео].

Совместный проект «Комсомолки» и сайта Андрея Дыбовского «Глобус Беларуси» www.globus.tut.by

Новодевятковичи (Слонимский район)

Здесь в марте этого года в один из подземных ходов провалился колхозный грузовик.

- Я Ваня, ход быў вот тут! - отзывается на мою просьбу мальчуган на велосипеде.
- Мы туды залазілі, но золата не найшлі, а патом ход засыпалі…


Здесь, в Новодевятковичах, стоял огромный дворец рода Слизней. Местные жители с грустью рассказывают, как в конце войны его цинично уничтожили партизаны… На вопрос о подземных ходах компания дедушек у магазина начинает бурную дискуссию между собой.

- Мне 82 гады, я яшчэ палац помню і ў хады тыя лазіў, - говорит небритый дед в зеленой рубашке.
- Адзін ход, самы длінны, вядзе ажно да касцёла. - Чепуха это все! - горячится бравый дедушка на велосипеде.
- Это обычные подвалы, а не ходы! Не может ход вести к костелу - когда водопровод копали, ничего не нашли!..


Бывший киномеханик Саша отводит меня в сторонку и заговорческим тоном говорит:
- Ход точно есть! Здесь, за кинобудкой (бывшая панская конюшня. - Авт.), земля в одном месте очень звонко отзывается.

Я топаю по земле вслед за Сашей и тоже с удивлением замечаю, что вдоль определенной линии под землей явственно слышна пустота. Следом топает Дыбовский и тоже обнаруживает разницу в звуке. Со стороны три топающих дядьки, наверное, выглядят забавно!..

Ясность вносит Василий Ракуть, учитель истории, который 22 года проработал завучем местной школы. Вместе с женой Татьяной Петровной они написали серьезную монографию о дворце Слизней. Василий Владимирович - известный и уважаемый человек среди белорусских ученых. Вот почему я был несказанно рад услышать от него:

- Можно сказать наверняка, что ход есть! Обвал, произошедший весной, открыл нам отрезок коридора протяженностью семь метров. Я исследовал ход и обнаружил два ответвления - одно в сторону костела, другое - в сторону графского парка. Дети нашли в подземном ходу истлевшие человеческие кости. Я подумал, упаковал их в пакет и перед тем как спасатели засыпали ход, положил их обратно - для будущих исследователей.

На потолке подземного хода Василий Владимирович обнаружил любопытнейшую вещь - крючки на расстоянии пяти метров друг от друга, которые держали светильники. Под ними - битое стекло, вероятно, от плафонов. В светильники вставлялись свечи таким образом, чтобы они не гасли от раскрытой двери. При закрытых дверях свечи не горели, а человек задохнулся бы. Кроме собственных исследований у Василия Ракутя имеются воспоминания Антона Крота, графского ключника. Улучив момент, когда владелец дворца был в отъезде, любопытный Крот спустился в подземный ход с факелом. Но, пройдя около ста метров, стал задыхаться (светильниками, видимо, пользоваться побоялся) и выбежал обратно. Ключник успел заметить, что ход раздваивается. По его убеждению, продолжив путь, он вышел бы к костелу.

- А засыпали ход по двум причинам. Во-первых, чтобы дети, не дай Бог, не погибли. А во-вторых, чтобы уберечь от рьяных кладоискателей. Ведь уже на второй день после открытия хода сюда прибежали строители местной амбулатории и принялись отбойным молотком долбать стену хода. Успели вырубить нишу глубиной полтора метра и не добрались до конца!..


Последний раз редактировалось: Nikolai (04 Nov 2017, Sat, 22:10), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 04 Nov 2017, Sat, 2:16    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Игорь Прокофьев и "Слонімскі веснік" об истории рода Мелешко и Слизней.




Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 04 Nov 2017, Sat, 2:23    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Игорь Прокофьев и "Слонімскі веснік" об истории рода Мелешко и Слизней.




Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 04 Nov 2017, Sat, 2:23    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Игорь Прокофьев и "Слонімскі веснік" об истории рода Мелешко и Слизней.




Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 04 Nov 2017, Sat, 2:53    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



Касьцёл Сьвятых Апосталаў Пятра й Паўла. 1795г.

К большому сожалению мы, боюсь, никогда не увидим каким изначально был костел Слизней.
До наших дней он дошел в том виде, какой он приобрел после варварских переделок россиской империей под православный храм.

Кстати, из тех же воспоминаний ниже упомянутой моей родственницы - Жени из далекой Австралии, вспоминаю, что ее прадед получил тюремный срок за протесты против навязываемого православия и переделывания костела в православный храм.

"За гэта мой прадзед быў замураваны ў склепе турмы з маленькім акенцам,выходзячым наповерх, ажно на пяць з паловай гадоў. Пасля адбыцця тэрміну аднавяскоўцы яшчэ доўга баяліся з ім размаўляць, таму як былі запалоханыя новым рэжымам, а прадзеда і нас -ўсіх яго нашчадкаў з таго часу сталі зваць "Муракамі" "



(Панорамное фото) Зелязей Валерый /Зелезей Валерий

https://1panorama.ru/world/belarus-9/grodnenskaya-oblast-59/novodevyatkovichi-1670/novadzevyatkavchy-kascyol-svyatyx-apostala-pyatra-j-pala-panorama16174


Последний раз редактировалось: Nikolai (10 Nov 2017, Fri, 0:45), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 06 Nov 2017, Mon, 13:13    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

CTV.BY: Приключения дилетанта. 3 ноября 2012 https://youtu.be/idpz0Nqqf9M
Деревня Новодевятковичи Слонимского района Гродненской области





CTV.BY: Приключения дилетанта. 5 ноября 2012 Деревня Стародевятковичи (Гродненская область)
http://www.ctv.by/novosti-grodno-i-grodnenskoy-oblasti/derevnya-starodevyatkovichi-slonimskogo-rayona-grodnenskoy




Телеканал ОНТ. 2013 г.
История белорусской деревни Стародевятковичи.
https://youtu.be/Z0qUSJJ84l8



Последний раз редактировалось: Nikolai (10 Nov 2017, Fri, 0:43), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 07 Nov 2017, Tue, 0:08    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Объединенные два рода - Мелешко и Слизень имели огромную колекциюкниг. В их библиотеке насчитывалось несколько тысяч книг, среди которых были редкие старинные издания, хроники, радзивилловская библия, редкие старинные книги, издаваемые в Риме, Антверпене, Женеве, произведения французских классиков, поэзия Вергилия и Горация, словари, энциклопедии и литература более позднего периода — XIX столетия.

...и почти всё уничтожено большевиками или партизанами...
Записано мною 06.11.17 со слов 91 летней Евгении Князюк(фамилия девичья) жительницы Seaton (Австралия), уроженки д.Трибушки:
" ...Гэта было ў восень першага года нямецкай акупацыі. Пажар быў ноччу. Усе былі напалоханыя ... Было велізарнае вогнішча. Усе зразумелі, што гарыць маёнтак Сьлізьняў да якога ад нашай хаты было кілёметра 1,5 ... У вяликай зале маёнтка немцы склалі канфіскаваныя ў насельніцтва ровары, а можа і яшчэ іх якая тэхніка была ... Вось партызаны і падпалілі .... і ўсё, што не парабавалiі бальшавікі ў 39-м, усё згарэла .... " А позже - осенью 1944г. партизаны доделали свое черное дело, взорвав весь дворец по непонятной причине...но об этом Евгения знать не могла, т.к. в декабре 1942 после расстрела фашистами 147 мирных жителей (и в том числе и ее мать) их 16летних подростков угнали в германию. И вернулась Евгения на могилу матери только в начале двухтысячных....


"РОЗАРИУМ ДЕВЫ МАРИИ" (сборник молитв Богородицы)

- одна из книг девятковичской библиотеки Слизней.

Написана на латинском языке, имеет характерный переплет эпохи в виде тоненькой доски, обтянутой кожей со слепным тиснением.

Иллюстрации выполнены известным художником А.Тарасевичем.
Считается красивейшей книгой из числа виленских изданий XVII ст..

Судя по экслибрису и печати, принадлежала Стефану и Софье Слизням, которые положили начало девятковичской линии рода Слизней.

Книга была изучена Т. Рощиной. Хранится в отделе редкой книги и рукописей Национальной библиотеки Беларуси.



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nikolai



Зарегистрирован: 06.10.2017
Сообщения: 11

СообщениеДобавлено: 13 Nov 2017, Mon, 2:48    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

“ROSARIUM” С ГРАВЮРАМИ АЛЕКСАНДРА ТАРАСЕВИЧА

https://www.sb.by/articles/god-knigi-nasledie-rozarium.html

"Одним из самых известных и красивейших среди латинопольских изданий Беларуси XVII в. является Розариум – сборник молитв Богородицы, изданный в Вильно в 1678–1679 гг. (Rosarium et Officium Beatae Mariae Virginis).

Молитвенники и мшалы под названием Rosarium или Officium были довольно популярны в были довольно популярны в XVI-XVII вв. Но именно вокруг этого издания возникло множество легенд. Его исключительная редкость, дефектность большей части сохранившихся экземпляров, отсутствие точных выходных сведений привели к ошибкам в определении времени, места издания и порядка их выхода в свет, а также в атрибуции некоторых экземпляров. Особенного внимания Розариум заслуживает, в первую очередь, и потому, что иллюстрации к нему – гравюры на меди в стиле барокко – сделаны Александром Тарасевичем (1640–1727), выдающимся представителем граверов виленского круга, с творчеством которого связаны значительные достижения в белорусской графике XVII – первой половине XVIII в.

Судьба связала Александра Тарасевича (или Тарасовича, как он иногда подписывался) с несколькими странами; белорусы, литовцы, поляки, украинцы считают его представителем своей нации. Он оставил после себя значительное художественное наследие, но, кроме подписей под своими гравюрами, документальных свидетельств о нем почти не сохранилось.

Наиболее вероятно, что знаменитый белорусский гравер происходил из Глуска – его первая подписанная и датированная работа – титульный лист Розариума: Alexander Tarasowicz sculpsit Anno 1672 w Hlusku (Александр Тарасович вырезал года 1672 в Глуске).

В Глуске Тарасевич появился в 1672 г. уже как сформировавшийся художник. До 1677?г. он работал в резиденции маршалка Великого Княжества Литовского Александра Илария Полубинского (1626–1679), крупного магната, известного политического и военного деятеля; в 1678–1688 гг. – в Вильно.

Именно А.И. Полубинский начал издание Розариума, он сам занимался подбором текстов; он же заказал Александру Тарасевичу иллюстрации. Печатание книги шло также под его надзором и было доведено до конца уже после его смерти в 1679 г.

Первое издание Розариума было напечатано в Вильно в Академической типографии в 1678–1679 гг. на латыни. Позднее, до 1686 г., в той же типографии вышла в свет версия (но не перевод!) издания на польском языке – Rу?aniec i inne Nabo?ne modlitwy … .

Сегодня известны восемь экземпляров молитвенников в Польше (6 латинских и 2 польских), латинские и польские в Санкт-Петербурге и Вильнюсе, и два на латыни в Национальной библиотеке Беларуси в Минске.

По содержанию книга делится на три основные части – календарный месяцеслов (святцы), канонические службы и псалтырь. Это было бы обычное литургическое издание, если бы не художественное оформление – 40 гравюр на меди, которые свидетельствуют о таланте и высоком профессионализме А. Тарасевича. Иллюстрации по содержанию, стилю и исполнению выразительно подразделяются на 2 основные группы: целиком светский календарный цикл и два цикла гравюр на евангельские сюжеты.

12 гравюр-заставок календарного цикла, не подписанные художником (6,8х10,5 см), находятся в первой части только латинского издания. На них изображены сезонные крестьянские работы и быт на все месяцы года; на каждой – соответствующий знак зодиака. Это, кажется, единственный в то время случай в восточнославянской книжной гравюре, когда светские жанровые гравюры помещены в молитвенник.

Совсем другого характера следующие 27 гравюр с изображением евангельских сцен.

Мистериальная часть Розариума состоит из трех разделов с пятью гравюрами-заставками. 15 иллюстраций (5,5х9 см), кроме одной, подписаны инициалами “АТ”.

Праздничную часть в экземплярах библиотеки украшают 11 гравюр большого формата (13х16,5 см), под которыми А. Тарасевич поставил свое полное имя в разных вариантах. Особенностями экземпляров Национальной библиотеки Беларуси является то, что в них отсутствует двенадцатая гравюра – “Рождение Христа”, а гравюра “Благовещение” повторяется трижды.

Графическое оформление молитвенника очень гармонично: кроме иллюстраций, издание украшено заставками, концовками, инициалами; текст помещен в двойную линейную рамку.

Второй экземпляр Розариума происходит из собрания известного шляхетского рода Слизней в имении Девятковичи Слонимского уезда, где была библиотека в несколько тысяч томов. Это подтверждается и записью в рукописном каталоге библиотеки, который также хранится в библиотеке.

Библиограф научно-исследовательского отдела книговедения Т.И. Рощина"


**********************************************************************************

Александр ТАРАСЕВИЧ.
(Tarasevich, Alexander., 1640-1727) гравер, вероятно брат другого известного графика —Леонтия Тарасевича. Художественное образование получил в Аугсбурге (Германия) в мастерской Килианов.
После окончания обучения работал в родном Глуске (ныне Беларусь). Создал цикл из 40 гравюр для аугсбургского издания "Розариум...", 1672 г.
В1680-е переезжает в Вильню, где работает в Виленской иезуитской академии.
В 1688 году переезжает в Киев, который не так давно отошел Русскому царству. В Киево-Печерской лавре возглавлял типографию, принял монашество и получил новое имя — Антоний. Создал ряд высокотехничных по исполнению гравюр по меди (офорт, резцовая гравюра) на религиозные темы ("Воскресение Христа", "Христос", "Богоматерь", все - 1680-е гг.) и портретов (минского хорунжего К. Клокоцкого, 1685 г., князя В.Голицына, 1693 г., Л. Барановича, 1693 г., польского короля Яна III Сабеского и др.).

Произведения Тарасевича отличаются плотностью и сложностью штриха, богатой тональностью, целостностью композиции, психологической глубиной и яркостью характеристики портретов. В ряде гравюр показал быт сельчан и окружающей природы (особенно в 12 гравюрах "Поры года").
Тарасевич создал уникальную школу гравюры, но, к сожалению ,не оставил после себя учеников. После смерти живописца вся его библиотека перешла в собственность Киево-Печерской лавры. В Украине А Тарасевича считают «украинским гравёромпо меди».

*********************************************************************************


АПОСТОЛЬСКОЕ ПОСЛАНИЕ
Rosarium Virginis Mariae СВЯТОГО ОТЦА ИОАННА ПАВЛА II http://mognovse.ru/ver-apostoleskoe-poslanie-rosarium-virginis-mariae.html


Из фондов национальной библиотеки Беларуси, Ссылка на книгу
http://belbook.nlb.by/files/original/96d915ae0e4de0448f38165c2a26b15e.pdf








Последний раз редактировалось: Nikolai (13 Nov 2017, Mon, 10:26), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» -> Наполнение “Глобуса Беларуси” -> Informatorium -> Памятники Гродненской области Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы не можете скачивать файлы