Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» Форум сайта «Глобус Беларуси»
Основной проект — “Глобус Беларуси
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Средневековые города-крепости
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» -> Путешествия -> Фортификация и военная история -> Замки и крепости
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 05 Dec 2014, Fri, 0:06    Заголовок сообщения: Средневековые города-крепости Ответить с цитатой

"Города-крепости, которые стоило бы посетить."

Италия. Город-крепость.
Венецианская крепость Пальма Нуова, заложенна Виченцо Скамоцци в 1593 г.







http://comasscrewing.ru/interesno/179247-simmetrichnyy-gorod-krepost-v-italii.html



Нидерланды. Город-крепость Буртанж.




Франция. Город Каркассон.




Тарудант, Марокко.






Дубровник, Хорватия




Шибам, Йемен




Пинъяо, Китай



http://mixstuff.ru/archives/64186





http://russian.cri.cn/1001/2012/08/23/1s439249.htm


Последний раз редактировалось: Stas (16 Sep 2015, Wed, 14:55), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Александр Dehty



Зарегистрирован: 22.04.2014
Сообщения: 937
Откуда: Вiлейка

СообщениеДобавлено: 05 Dec 2014, Fri, 0:21    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цікаўна! Спадабалася, дзякую!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 05 Dec 2014, Fri, 1:24    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Калi ласка!

Последний раз редактировалось: Stas (05 Dec 2014, Fri, 11:28), всего редактировалось 19 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 05 Dec 2014, Fri, 1:27    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Градостроительное искусство Беларуси эпох Средневековья, Ренессанса и Просвещения.
http://ais.by/story/12123
Полоцк.

Быхов.


http://ais.by/story/12123


Быхов - единственный в Беларуси сохранившийся в настоящее время город-крепость образца XVII века.
Бастионные укрепления Старого Быхова.
Видео-
https://www.youtube.com/watch?v=J0hEUUnQy4U

1654-1657гг. Оборона Старого Быхова.
https://www.youtube.com/watch?v=iPwAPWdhBEo

Быхов, каким он мог быть...
https://www.youtube.com/watch?v=ElCKWdQLIqs







Быхов. Гравюра 17 век.


http://www.academia.edu/3628494/олкаў_М._Панарама_Старога_Быхава_другой_паловы_XVII_ст._Volkau_M._Panorama_of_Stary_Bychaŭ_from_the_Second_Part_of_17th_Century

Несвиж. Гравюра 17 век.



Полоцк. Гравюра 16 век.
Схема осады Полоцка в 1569 году.



Средневековый Полоцк. Гравюра Я. Баптисты



Брест. 1657 год.



Оборона Бреста (Брест-Литовский) от шведов. 1657 год.
Гравюра автор:Erik Dahlberg.



Гродно. 1655 год.



Гродно. Гравюра 1729 год.



Пинск 1800 год.



Клецк. 1665 год.



Витебск. 1664 год.



Минск. 1790 год.



План Могилева. VII век.


http://dorogiby.info/taxonomy/term/155

"...фортификация средневекового Могилева не знала себе равных в Белоруссии по протяженности и мощи."
Михаил Александрович Ткачев
http://www.redov.ru/istorija/zamki_belarusi/index.php
http://www.redov.ru/istorija/zamki_belarusi/p1.php#metkadoc14

Могилев. 1778 год.



Бобруйск. 1830 год.





Ляховичи. План-гравюра 17 век.
Осада замка в 1654 году.



Слуцк. 18 век.





Речица. План 1649 год.



Замок-крепость.
http://www.karty.by/category/амок-крепость/
Города.
http://www.karty.by/category/грода/


Последний раз редактировалось: Stas (16 Sep 2015, Wed, 15:01), всего редактировалось 7 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 05 Dec 2014, Fri, 13:19    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Гравюра «Осада Бреста 1657 года» выставлена на интернет-аукцион
http://brestcity.com/blog/gravyura-osada-bresta-1657-goda-vystavlena-na-internet-aukcion#more-24778

На интернет-аукционе ebay.de выставлена на продажу гравюра Эрика Дальберга «Осада Бреста 1657 года». Размер листа — 33,5×51,0 см, а самой гравюры — 26,0×47,0 см. Цена — 279,99 евро. Гравюра была опубликована в книге историка Самуэля Пуфендорфа «Ребус Карла Х», вышедшей первый раз в 1696 году, а ее второе издание увидело свет в первой четверти XVIII века. В книги вклеивались оригинальные оттиски, что и придает таким экземплярам аутентичность.


Гравюра Дальбега «Осада Бреста 1657 года», выставленная на интернет-аукцион

После Кейданской унии армии некатолических союзников Швеции стали захватывать католические земли и имения на территории Великого Княжества Литовского. Брест был взят в осаду 8 мая 1657, а осадой командовал лично король Карл Х. Обороной Брестского замка руководил комендант, доктор теологии Мельхиор Станислав Савицкий. Автор гравюры — выдающийся шведский инженер-фортификатор и художник-баталист, генерал-губернатор Ливонии Эрик Дальберг. Как пишет Андрей Котлярчук в книге «Шведы в истории и культуре белорусов», Дальберг в 1657 году оказался в стенах Бреста в качестве заложника. Именно он провел агитацию среди немецких солдат-наемников и поспособствовал добровольной сдаче Бреста шведам 23 мая 1657. Немцы Брест сдали и сами остались у короля шведского. «В своем дневнике Эрик Дальберг записал, что брестские укрепления принадлежали к лучшим оборонительным сооружениям Европы», — пишет Котлярчук. На гравюре изображен также план Бреста и проект строительства укреплений. По словам Эрика Дальберга, «Его Королевское Величество двинул назад к Семятичам. Мне же дал приказ возвратиться, составить план, а вдобавок рисунок, как надо наилучшим образом укрепить крепость».

Уникальность гравюры в том, что это единственная детальное изображение старого города, полностью разрушенного в XIX в. во время строительства крепости.











http://brestcity.com/blog/gravyura-osada-bresta-1657-goda-vystavlena-na-internet-aukcion#more-24778
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 05 Dec 2014, Fri, 15:11    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В поисках идеального города. Часть 1
http://architector.ua/post/arch/1722/V_poiskah_idealnogo_goroda_CHast_1/
В поисках идеального города. Часть 2
http://architector.ua/post/arch/1723/V_poiskah_idealnogo_goroda_CHast_2/



КОНЦЕПЦИЯ «ИДЕАЛЬНОГО ГОРОДА» ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ («CITTÀ IDEALE» DEL RINASCIMENTO)
Проблема создания идеального города, стоявшая перед человеком на протяжении многих веков, начиная с античности, особенно остро обозначилась в эпоху Возрождения, когда мерилом всего стал человек. Более того, она стала одной из центральных тем в искусстве и архитектуре Возрождения, на которой были сосредоточены виднейшие теоретики эпохи. Это было связано с новыми гуманистическими идеалами, обращением к классическому греко-римскому искусству и архитектуре, открытием перспективы и теориями пропорций в архитектурном проектировании.

С 15 века город начинает играть новую роль, он воспринимается как замкнутое цельное пространство, отгороженное и отличное от природы, где проходит вся жизнь человека. В этом пространстве, ограниченном «городом», должны были быть полностью учтены как физические, так и эстетические потребности и желания человека. В связи с этим город является также местом, где происходит развитие всех искусств. Однако это не только место их выражения и проявления, а прежде всего, пространство, где негласно теория довлеет над практикой, координируя различные творческие проявления в концептуальной среде города-государства, превосходя единичные, уникальные в своем роде выражения.

Детальные проекты «идеального города» описали в своих трактатах выдающиеся теоретики Возрождения Виченцо Скамоцци и Антонио Филарете, над решением глобальных градостроительных задач размышляли Леон Баттиста Альберти, Андреа Палладио и многие другие деятели эпохи. Главными характеристиками «идеального города» Возрождения являются регулярная планировка, геометрически четкие формы, центричность композиции, гармоничные пропорции и, самое главное, соразмерность человеку, находящемуся в центре мироздания.

Несмотря на то, что теоретические изыскания ушли далеко вперед от практики, во второй половине 15 века было несколько попыток воплотить в жизнь проекты «идеальной» городской застройки. Стремление правителей городов-государств отстроить «идеальный город», нашло проявление как в проектировании новых городов с чистого листа, так и в преобразовании существующих средневековых городов. Ключевыми элементами для достижения этих целей была прокладка прямых улиц, мостов, каналов и площадей правильной геометрической формы.

В 16 веке потребность в трансформации городского пространства была также вызвана политической напряженностью, существовавшей в то время не только в Италии, но и во всей Европе, что способствовало возведению рационалистически продуманных фортификационных сооружений с регулярной планировкой в старых средневековых городах. Проектировались целые военные города, среди которых выделяется город-крепость Терра-дель-Соле («Солнечный край»), возведенный в конце 16 века по велению Козимо I Медичи. Кульминацией фортификационной архитектуры Возрождения стал город-крепость Пальманова, план которого имеет форму звезды, а улицы расходятся лучами от расположенной в центре площади.

Пиенца является наглядными примером попытки превращения средневекового поселения Корсиньяно в идеальный ренессансный город с прямыми улицами и регулярной планировкой. Изначально проект реконструкции затрагивал лишь центральную площадь города, на которую выходят Кафедральный собор, папская резиденция дворец Пикколомини, Дворец епископа и Преторский дворец. Площадь имеет трапециевидную форму, причем на широкой стороне трапеции находится собор. Брусчатка из красного кирпича поделена на квадраты полосами светлого травертина, которые создают перспективную сетку, соразмерную пропорциям окружающих зданий. Впоследствии реконструкции подверглись также наиболее важные здания, находящиеся на главной улице города. Смерть папы Пия II и Бернардо Росселлино – заказчика и архитектора – помешала полностью воплотить в жизнь этот проект.

Среди прочих примеров воплощения представлений об идеальном городе стоит отметить Урбино с его грандиозным Герцогским дворцом, «городом в форме палаццо», созданном архитектором Лучано Лаурана для герцога Федериго да Монтефельтро; Феррару с ее прямыми, пересекающимися под прямым углом улицами, проложенными в конце 15 века по проекту архитектора Бьяджо Россетти; Виджевано и Акайю.
http://www.cult-turist.ru/country-topics/938/?q=524&it=938&tdp=fshk

Идеальные средневековые города Беларуси.

В эпоху Возрождения по образу Иерусалима Небесного создан Несвиж. Селитебный район обладал близким к квадрату планом. Примерно посередине каждой стороны находились крепостные ворота, а в центре – ратуша как основная доминанта. В Ветхом Завете описан идеальный город – квадратный в плане, с 12 воротами крестообразно по трое с каждой стороны и храмом в центре. Аналогичен Небесный Иерусалим в Апокалипсисе Иоанна Богослова, где в центре помещен престол Св. Троицы. В Несвиже крестоподобное положение 4 ворот с оборонными башнями дополнялось храмами по углам города. С каждой стороны существовали три доминанты, что могло ассоциироваться с тремя элементами в каждой из стен Иерусалима. Наподобие библейских прообразов центр плана занимал важнейший объект.
http://ais.by/story/12123







Карта города Слуцка в Минской губернии, сделана в 1811 году по приказу губернского правительства после пожара. Рукописная работа, цветная, язык польский, размеры: 37,0 х 51,4 см, масштаб: около 1:4200. Копия с карты 452-21. Автор: присяжный землемер Антони Поровски
http://nasledie-sluck.by/ru/exhibits/362/



Быхов.

Бастионные укрепления Старого Быхова
Видео-
https://www.youtube.com/watch?v=J0hEUUnQy4U







Последний раз редактировалось: Stas (29 Mar 2015, Sun, 4:45), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
ВалероС

Почётный
веломаньяк
«Глобуса
Беларуси»
по Гродненской области



Зарегистрирован: 25.12.2011
Сообщения: 1595
Откуда: ГРОДНО

СообщениеДобавлено: 05 Dec 2014, Fri, 17:57    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Shocked Класс! Туристская "диссертация"! :D
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Александр Dehty



Зарегистрирован: 22.04.2014
Сообщения: 937
Откуда: Вiлейка

СообщениеДобавлено: 05 Dec 2014, Fri, 23:03    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Stas, добрая работа!
Exclamation
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
GlobusBelarusi
Site Admin


Зарегистрирован: 06.10.2008
Сообщения: 10031
Откуда: Минск

СообщениеДобавлено: 06 Dec 2014, Sat, 0:19    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Отличная подборка, спасибо.
Из городов-крепостей кое-что себе отметил посетить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 06 Dec 2014, Sat, 4:31    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ВалероС писал(а):
Класс! Туристская "диссертация"!


До, так называемой - "диссертации", здесь еще очень далеко. Это только "верхушка айсберга" этой темы.

В Средневековье, все города имели оборонительные сооружения, основная масса которых практически не изучена.

К тому же, очень вероятно, что "литва", "литвины" или "белорусцы" (в то время нас так называли) и их потомки серьезно отметились при строительстве городов-крепостей на всех Российских укрепленных линиях, а так же, при строительстве укрепленных городов и "острогов" в процессе освоения Сибири.

Думаю, надо сказать о судьбе выходцев из ВКЛ в Московском государстве, попавших туда не по своей воле, а если выразится точнее, следует рассказать о судьбе "литовского полона" или "полоняников" в 16-17 веках.

Принудительные массовые миграции населения на территорию Московского Царства только сейчас начинают изучать.

Видимо, в результате войн или "вывода" населения, возникло сословие "однодворцев", которые состояли из всевозможных пленников испомещенных на южных границах Московского государства.
Этих "служилых людей", так как они умели воевать, правительство направляло на охрану южных границ от кочевников.

Практически всегда, однодворцы следовали за постоянно меняющимися южными рубежами России, как своего рода военные колонисты, но при этом, они несли дозорную и сторожевую службу, а так же строили оборонительные укрепления.

Они обязаны были воевать, а чтобы прокормится, должны были обрабатывать землю, а это значит, что им приходилось осваивать эти новые территории.


"Однодворцы являются потомками служилых людей, нёсших дозорную и сторожевую службу на южных границах в XVI-XVII вв., не успевших приобрести права российского дворянства. Класс однодворцев сформировался из русских детей боярских украинных городов (особый разряд детей боярских), стрельцов, солдат, рейтаров, драгун, копейщиков, пушкарей и обедневших дворян, городовых, рязанских и донских казаков, Касимовского и Кадомского служилого люда, а также части татарской аристократии. Со временем, вследствие смещения границы государства к югу, служилые люди, поселённые между Тульской и Белгородской оборонительными линиями, оказались внутри страны. Поэтому данная категория была распространена на бывших приграничных землях, в центральночернозёмных губерниях России — Воронежской, Курской, Орловской, Тульской, Тамбовской, Пензенской и Рязанской."

"Из того, как жгло степи московское правительство в 1571 году, можно заключить, что южная половина Тульской губернии, почти вся Орловская, вся Курская, Воронежская и юг Тамбовской губернии оставались тогда еще совершенно незаселенными. Едва ли не первыми сколько-нибудь значительными поселениями в этой пустыне были укрепленные стоянки московских войск. В шестидесятых годах XVI в. укрепляются, таким образом, Орел, Новосиль и Данков. В восьмидесятых и девяностых годах возникают, тоже на местах воеводских стоянок, Ливны и Воронеж, Елец, Кромы и, наконец, передовой пост южной К., Белгород. Естественно, что большая часть населения, появляющегося во всех этих местах, состоит на первых порах или из служилых людей или из лиц, которых правительство спешит привлечь к военной службе; вместе со службой, правительство требует от поселенцев занятий земледелием, как на их собственной, так и на казенной пашне; в противном случае, ему пришлось бы посылать военным колонистам "хлебное жалованье" из Москвы. При этих условиях возникает на южной окраине тип "однодворца", соединяющего черты служилого человека и пахотного крестьянина. Участки, отведенные однодворцам в надел, долго остаются без всякой другой рабочей силы, кроме самих хозяев. Только мало-помалу, и конечно, чем южнее, тем позже, начинает селиться на однодворческих землях крестьянское население. Одновременно с К. юга начинается и заселение русскими нижнего Поволжья. Через полтора десятка лет после завоевания Казани в Казанском и Свияжском уездах числилось уже до тысячи крестьян на сотню поселенных здесь правительством служилых людей. Большая часть населения пришла сюда с верхней Волги и ее притоков. После подчинения Астрахани все течение Волги формально было в русских руках; к семидесятым годам московское правительство расставило по Волге свои караулы. Но только во второй половине восьмидесятых годов, при царе Федоре Ивановиче, здесь, как и на юге, было приступлено к постройке новых городов: Самары, Царицына и Саратова. Одновременно с тем построена была Уфа, в самом сердце Башкирии."

А, причина этих массовых миграций следующая -

Реформы Ивана III и Ивана IV: османское влияние
Нефедов С. А.
http://hist1.narod.ru/Science/Russia/Osman.htm
"В первый период правления Ивана III главной целью великого князя было присоединение Новгорода. Решающий шаг был сделан в 1478 году, когда Новгород признал Ивана III своим государем; после мятежа в 1479 году великий князь казнил несколько «великих бояр» из числа заговорщиков и конфисковал их земли. В 1485 году Иван III овладел Тверью и «велел всех граждан к целованию привести»; летопись не упоминает о казнях и конфискациях[48]. Великий князь милостиво относится к своим новым новгородским и тверским подданным – как и принято было до сих пор на Руси. Но зимой 1487-88 года произошло нечто неожиданное: в ответ на некий (по-видимому, мнимый) «заговор» Иван III выселил всех зажиточных новгородцев и отправил в Москву 7 тысяч “житьих людей”. Это событие летопись назвала «выводом» новгородцев[49]. Практически все земли Новгорода – кроме немногочисленных крестьянских земель - были конфискованы; затем была проведена перепись и осуществлено первое массовое наделение воинов поместьями[50].
Эта небывалая до тех пор на Руси акция в точности соответствовала османским обычаям: из завоеванного города выселяется вся знать, ее земли конфискуются, составляется дефтер и конфискованные земли раздаются в тимары. Русское название этой процедуры, «вывод» - это не что иное как перевод ее турецкого названия, «сургун». Характерно, что, как и в Турции, поместья даются подчас людям низкого происхождения, «боевым холопам» (в Турции их называли гулямами).

...Война с Литвой требовала увеличения армии, и московское правительство производило новые поместные раздачи. При присоединении Пскова, Смоленска, Рязани Василий III следовал методу, опробованному при овладении Новгородом – «вывод» знати и конфискации земель, а затем испомещение московских дворян..."
http://hist1.narod.ru/Science/Russia/Osman.htm

Вот, что пишут о подобных событиях -

"Переселение белорусов из белорусских княжеств в Москву в середине века трудно отследить. Переселялись они сюда по политическим, экономическим и религиозным причинам. Немало жителей этнических белорусских земель, входивших в Великое княжество Литовское, а во второй половине XVI в. в Речь Посполитую, попадало в Московское государство во время войн. Массовый вызов белорусов в Московское государство и непосредственно в Москву в качестве пленных начался в период русско-польской войны 1654-1667гг., когда территория Беларуси была временно занята русскими войсками. Так в эти годы только из г. Шклова Могилёвской губернии в Москву было в Москву было переселено 170 семей ремесленников. В 1655 г. патриарх Никон сообщал, что царь Алексей Михайлович хочет переселить в Россию из Беларуси 300 тыс. человек, особенно в Москву и в те деревни, которые обезлюдели после эпидемий....

...В 1667 г. на высший церковный пост после осуждения на церковном соборе и отстранения от должности патриарха Никона был избран Иосаф II – игумен Оршанского монастыря. Избранию его патриархом Московским и всея Руси способствовала поддержка царя Алексея Михайловича и Симеона Полоцкого.[/b] Иосаф II покровительствовал просветительской деятельности в Москве выходцев из Греции, Беларуси и Украины, поощрял миссионерскую деятельность в Сибири. О необыкновенной судьбе этого человека рассказывает книга белоруса-москвича, доктора юридических наук М. М. Рассолова «Белорус на Московском патриаршем престоле"
http://www.belmos.ru/mlf.php?act=txt&id=14

А это, говорят сами источники -
Здесь "литовским полоном" называют мужчин участвовавших в вооруженном сопротивлении, а "животами" любое мирное население.

"...А из посаду и з острогу литовского полону взяли, и писали их у государева стану 12 060 человек, а по иным полком и числа нету, а животов безчисленно поймали..."

Разрядная повесть о Полоцком походе 1563 года.
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVI/1560-1580/Razr_kniga_PP_1563/frametext.htm

Видимо, пленные Панцирные бояре и мелкопоместная шляхта становились источником пополнения этого российского сословия.

Прямой аналог российским однодворцам в ВКЛ -

"Околичная шляхта (другое название застенковая шляхта) — мелкопоместная шляхта, представители которой владели приусадебными хозяйствами, но не имели крестьян и поэтому сами трудились на своей земле. Представители этой шляхты образовывали целые шляхетские поселения — так называемые застенки или «околицы», обособленные от остального мира. Околицы представляли собой некое собрание сёл, составлявших одну общину.

"Панцирные бояре - категория населения в Великом княжестве Литовском XVII—XVIII веков.
Происходили из «панцирных слуг», которые должны были нести службу на коне в тяжёлом «панцирном» вооружении. Освобождались от повинностей. Позже их стали привлекать к службе в мирное время в качестве полицейских, курьеров и т. д.

Панцирные бояре занимали промежуточное положение между крепостными крестьянами и шляхтой.В шляхетское сословие не входили. Жили преимущественно на территории Полоцкого и Витебского воеводств.

Согласно великокняжеским привилеям панцирные бояре имели земельные наделы с правом наследования, за это несли военную службу. Некоторые владели крестьянами, но большинство из них обрабатывали землю сами; им разрешалось жить в городах и заниматься ремеслами и торговлей."



Часть "полона", а именно - "людей" ("люди" так называлось в средневековье - служивое сословие) селили между Тульской и Белгородской оборонительными линиями, а часть отправляли служить в Сибирь и на Волгу.

Орловский И.И.
Смоленский поход Царя Алексея Михайловича в 1654 году.
- " Царь спешил придти к Смоленску и захватить его, так как услышал, что людей в Смоленске и около Смоленска нет никого"
http://annales.info/rus/small/smlpohod.htm

Видимо, не спроста в образовании однодворческого говора - участвовали московский, западнополесский, орловско-калужский и восточнорязанский говоры, хранившие старые "степные" особенности, литовские говоры через выходцев из-за западного рубежа.

Поэтому, данная категория и была распространена на бывших приграничных землях, в центрально чернозёмных губерниях России — Воронежской, Курской, Орловской, Тульской, Тамбовской, Пензенской и Рязанской.

Еще удивительно то, что карта распространения южновеликорусского говора, практически повторяет путь однодворцев создававших Российские оборонительные линии.
Поэтому, вполне можно допустить, что южновеликорусский говор сформировался в среде однодворцев.

Обратите внимание и на то, как на карте стыкуются белорусские и южновеликорусские говоры, как будто одни говоры являются продолжением других.


Диалектологическая карта русского языка 1914 года.
Здесь эта карта с функцией увеличения -
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/f/ff/Dialektologicheskaia_Karta_1914_goda.jpeg

Российские оборонительные линии.
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/f/ff/Dialektologicheskaia_Karta_1914_goda.jpeg
Колонизация России.
http://ru.wikisource.org/wiki/СБЕ/Колонизация_России


Можно кое что сказать и о Сибири.

"Р.Ю. Федоров

БЕЛОРУССКИЙ ПУТЬ В СИБИРЬ

Освоение Сибири издревле осуществлялось многими народами, каждый из которых привносил на ее территорию свои оригинальные формы хозяйствования и духовной культуры. Представители самых разных национальностей, мигрировавшие на территорию Сибири, успешно ассимилировались на ней. В результате этого сегодня мы можем наблюдать сложный полиэтнический и поликонфессиональный характер культурного пространства Сибири, который, безусловно, нуждается в пристальном внимании и изучении. Ведь, пожалуй, нигде как в Сибири, не проявляется так полно смысл слова "россиянин", вобравшего в себя многие народы, которые вместе создавали историю и культуру своей страны.

Исследования современных историков дают все основания полагать, что предки современных белорусов вместе с русскими принимали активное участие еще в самых ранних этапах освоения Сибири. В исторических исследованиях, опирающихся на анализ летописных источников, существует несколько гипотез, о том, что в составе отряда Ермака были выходцы с белорусских земель, именовавшиеся "литвой" [1]. Понятием "литва" в сибирских летописях долгое время обозначались жители современной территории Белоруссии, ранее входившей в состав Великого княжества Литовского. Незадолго до начала присоединения Сибири к русскому государству в истории белорусского народа произошло значимое событие. В 1569 году состоялось подписание Люблинской унии в результате которой Великое княжество Литовское инкорпороиловалось в Польское королевство, образую с ним, прибегая к современным аналогиям, "союзное государство" — Речь Посполиту...


Во второй половине XVI и XVII веках между Речью Посполитой и Московским государством неоднократно возникали вооруженные конфликты. Пленную "литву" нередко отправляли в Сибирь в качестве служилых людей, поэтому, среди первопроходцев и строителей первых сибирских городов было достаточно большое количество предков современных белорусов. В XVII и XVIII столетиях были известны случаи добровольного переселения жителей Речи Посполитой на территорию Сибири из-за проводившейся в ней политики, притеснявшей православие и формировавшей крепостническое общество, неурожайных годов и голода [2]."

1. Очерки истории белорусов в Сибири в XIX-ХХ вв. - Новосибирск: Наука-Центр, 2002. – С.8.
2. Лещенко Г.Ф. Пересаления из Белоруссии в Поволжье и Сибирь (конец XVI-XVII вв.): Автореф. дис. ...канд. ист. наук. Минск, 1983

"БЕЛОРУСЫ В СИБИРИ В XVII ВЕКЕ
Люцидарская А.А.

В XVII в. в Сибирь хлынула волна военнопленных, как результат постоянных войн на западных границах государства. Процесс включения новых земель в состав России требовал большого количества людских ресурсов, поэтому власти находили должное место для каждого ссыльного. Этнический состав военнопленных был необычайно пестрым. Задача данной работы выделить из общей массы пленных тех, кто проживал на территории современной Белоруссии.
В ІХ-ХІ вв. предки белорусов входили в состав Киевской Руси, а затем началось расширение влияния Великого княжества Литовского, завершившееся к концу XIV в. Период ХІV-ХVІ вв. в истории принято считать временем складывания белорусской этнической общности [Солопова О.В., 2005].
Этноним «белорусы», вернее «белорусцы» применялся по отношению к жителям территорий Витебщены, северо-восточной части земель вблизи Могилева, а также будущих губерний, образованных вокруг Гродно, Полоцка, и по отношению к округи этих земель. В документах ХVІ-ХVІІ вв. выходцы из тех краев именовались «литвинами», «литвой», «польскими людьми» и, наконец, «белорусцами».
Иначе обстояло дело с военнопленными. Например, Яков Тухачевский, начавший свою жизнь смоленским мелкопоместным дворянином, во время смуты потерял семью и социальное положение, а затем сражался с польскими интервентами и бунтовал против царских воевод; позже, попав «в опалу», оказался в Сибири, где оставил значительный след на военнополитическом поприще. «Смоленское происхождение» Тухачевского дает повод полагать, что он воспринял культуру тех слоев населения, из которых выкристаллизовывался белорусский этнос.
В книге, посвященной служилым иноземцам в Сибири, И. Р. Соколовский пишет, что за период 1593 по 1645 гг. только в Западную Сибирь было сослано на службу более 600 иностранных подданных, и эту цифру, вероятнее всего, можно приумножить [Соколовский, 2004. С. 87]. Противодействие сторон на западных границах России продолжалось до середины 1680-х гг., и в течение этого периода пленные продолжали поступать в Сибирь.
[459] Среди военнопленных были поляки, литвины, черкассы (украинцы), белорусы и представители иных европейских народов, попавших по ряду причин в горнило войны. Выделить из общей массы сосланных в Сибирь непосредственно белорусов сложно, чаще всего они обозначались в документах как литвины, однако термином «литвин» или «литва» могли обозначаться и поляки, и непосредственно литовцы, а порой и малороссы. Для адекватного определения этнической принадлежности необходимо знать места рождения этих людей. Источники ХVІІ в. крайне скупо предоставляют такую возможность, но и в этих редких случаях, в силу не устоявшихся государственных границ и перманентных военных конфликтов, выделить этнических белорусов затруднительно. Термин «литва» одинаково мог применяться к выходцу из-под Кракова и к уроженцу Полоцка.
В настоящей работе будет сделана попытка обособления белорусов из общего ряда сибирских служилых людей, привязываясь к местам их выхода. К таковым в качестве примера можно отнести упомянутого выше Якова Тухачевского и основателя клана Козловских. Иван Козловский, шляхтич родом из Полоцкого воеводства, после пленения был перевезен в Москву и послан на службу в Казань. От предложенного «размена» пленными Козловский отказался и попросился на службу в Томск, где и был поверстан в чин сына боярского. В начале ХVІІІ в. его сын, Василий Иванов Козловский, также получил высший служилый чин. Он имел двор в Верхотомском остроге, завел обширное хозяйство. Впоследствии многочисленные родственники Козловских жили как в Томске, так и по всему уезду [РГАДА. СП. Кн. 371. Л. 65].
В списке служилых 1634 г., находящихся в Западной Сибири, отмечены конный казак Алексей Федоров (могилевец), пешие казаки Игнат Иванов (могилевец) и Никита Мартынов сын Лишченок (могилевец). Любопытно, что в этом же списке пеший Иван Васильев определен как белорусец [Соколовский, 2004. С. 157] Термин «белорусец» редко встречается в сибирских воеводских документах. Обращает на себя внимание резкое отличие приведенных фамилий от типичных фамилий «литвы», оканчивающихся на -ский и присущих преимущественно шляхте.
Идентифицировать этническую принадлежность ссыльного возможно, исходя из рассказов самих пленных. При этом некоторые по каким-то причинам утаивали свое происхождение, а иные сами не могли четко «самоопределиться». Белорусы проживали на территории длительных перманентных конфликтов, не имея собственной государственности, в местах переходящих « из рук в руки» под эгиду Речи Посполитой, Литвы или России. В этих условиях территориальной (культурной, языковой) общности предстояло пройти определенный путь для выделения в самостоятельную «этническую единицу» и этнонимы «литва» и «литвин» всех устраивали.
Иначе обстояло дело с выходцами из польских земель. В именных списках служилых иноземцев за различные годы ХVІІ в. часто указывалась родословная. Типичны записи такого рода: «отец поляк», «отец поляк [460] с Литвы», «дед поляк» или «родом польской земли». Это свидетельствует о том, что уроженцы Речи Посполитой четко знали свою этническую принадлежность, поскольку польский этнос уже сложился.
Создается впечатление, что властей больше интересовала градация ссыльных по социальной лестнице, нежели их «национальные признаки». При этом представители местной шляхты из региона будущих белорусских земель именовались в источниках «литвой» и попадали чаще всего в служилую элиту крупных городов.
Военнопленные статусом «попроще» определялись в ряды пеших казаков и направлялись в города и остроги отдаленных сибирских территорий. К этим ссыльным мог применяться этноним «белорусец»; либо они попадали в общие списки «ссыльных иноземцев» или «литовских людей» без индивидуальной расшифровки предшествующего положения в обществе.
В документах, опубликованных в начале ХХ в., имеется запись, относящаяся к 1650-м гг.: «.. .Литовские ж люди белорусцы Тимошка Ондреев, Осташка Иванов, Корнилка Корнильев, Янка Васильев.». Всего в списке 12 человек. Все они верстались в службу на Лену в Якутский острог. Несколькими годами позже в Тобольск из Москвы поступила новая партия «литовских полоняников», могилевцев и орашанцев, которых направили в Томск для дальнейшего распределения по острогам и селам.
Зачастую в ссылку отправлялись вместе со своими хозяевами и слуги (челядники). Среди них судя по всему оказывались нанятые по ходу событий русские люди или же холопы из мест выхода своих господ. Материалы источников не предоставляют никаких ориентиров для определения этнической принадлежности ссыльных низкого звания. В качестве иллюстрации к тексту уместна такая запись: «.Довезены с Москвы в Тобольск ссыльные ж литовские люди полоцкая шляхта изменники Богдашка Подбипята да жены его, да челяди его.., Казимирка Храповицкий, да челяди его.» и т. д. [Белокуров, 1901. С. 52, 58, 62].
Наиболее привилегированными местами ссылки являлся «центр» Западной Сибири, города Красноярск и Енисейск, - поселения, со сформированными многочисленными гарнизонами, развитой торговлей, промыслами и сопутствующим хлебопашеством. Сибирская администрация была заинтересована в пополнении гарнизонов грамотными и обученными военному делу людьми. Как правило, таковыми оказывались шляхтичи. Исключение среди них составляли «политические» и уголовные преступники, которых оставляли под надзором или отправляли в заведомо отдаленные края.
Чаще всего укоренялись в Сибири шляхтичи из Смоленска, Полоцка и прочих территорий будущей Белоруссии. Они лучше ориентировались в русской культуре, знали русский язык и русскую грамоту и, что очень важно, были ближе к православию. Принятие православия для государевых людей являлось обязательным условием; хотя, как всегда бывает, были исключения из правил. К бывшим католикам отношение оставалось насто-[461]роженным, а их поведение и восприятие церковных православных норм порой являлось неадекватным.
Показателен пример с попавшими в ссылку белорусским попом Власом и ксендзом Тишеевым. Летом 1661 г. поп Влас был определен «на вечное житье в Тобольск», а ксендз был отправлен в «в дальние сибирские города», в Якутский острог [Там же, с.73]
Царское правительство осуществляло акции по обмену военнопленных. Однако часть бывших пленников смогла получить достойные чины в служилом сообществе и адаптироваться к местным условиям. Естественно, эти люди «на размен идти» не стремились. В большей степени это касалось выходце из смоленских, могилевских, витебских и иных «белорусских» земель.
Справедливо мнение В. Носевича, что в состав белорусского этноса вошло население испытавшее воздействие «литовской» государственной идеи, униатской конфессиональной принадлежности и культурных импульсов со стороны католического и протестантского мира Западной Европы. Отсутствие централизованной идеи (задачи), которая могла бы быть воспринята в качестве объединяющей на этнической почве, объясняет запоздалость и значительно меньшую выраженность этнического самосознания белорусов в сравнении с русскими и украинцами. Определение границ белорусского этноса происходило скорее методом исключения, поскольку к его составу в ХVІІ в. приходиться относить тех, кого нельзя в полной мере отнести ни к русским, ни к украинцам, ни к полякам [Носевич, 1998. С. 11-30].
Сопоставление сведений многих разноплановых источников позволяет утверждать, что в освоении Сибири в ХVІІ в. было определенное количество выходцев с белорусских территорий, многие их них внесли значительный вклад в ход исторического процесса и были актуальны для своего времени."
http://ostrog.ucoz.ru/publ/l/belorusy_v_sibiri_v_xvii_veke/23-1-0-248


Последний раз редактировалось: Stas (17 Sep 2015, Thu, 11:34), всего редактировалось 26 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 06 Dec 2014, Sat, 5:07    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

GlobusBelarusi писал(а):
Отличная подборка, спасибо.
Из городов-крепостей кое-что себе отметил посетить.

Рад, что вам понравилась эта тема.

В Белоруссии городская фортификация 17 века наиболее значительно сохранилась только в Быхове, но она во первых земляная, а во вторых она находится в таком состоянии, что смотреть не на что.
Сам Быховский замок это только небольшая часть этих укреплений.

Подозреваю, что вопрос о реставрации городских укреплений Быхова даже не рассматривается, хотя это и единственный город в Белоруссии, где они сохранились.


Последний раз редактировалось: Stas (20 Dec 2014, Sat, 17:42), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 06 Dec 2014, Sat, 6:02    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Александр Dehty писал(а):
Stas, добрая работа!
Exclamation

Спасибо.

Версию о том, что предки белорусов строили города-крепости в России, необходимо обосновать.

Поэтому продолжу -

Так как, в Средневековье, происходили принудительные массовые миграции населения из территории ВКЛ, а именно из территории на которой в настоящее время возникла и состоялась Республика Беларусь, то возникает вопрос - как сложилась судьба этих людей в Московском государстве, а будущем в Российской Империи?

Видимо, пойманных крестьян во время войны "похолопливали", то есть, они попадали в состояние холопов - бесправных людей, практически пленников.
В этом состоянии они находились до тех пор, пока жив был их хозяин, так как только, либо после смерти хозяина, либо при жизни - по его воле, холопы уравнивались в правах с остальным крестьянством.

Эти пленники-крестьяне стали первоначальной основой крепостного крестьянства, в зарождающейся крепостной системе Московского государства, их можно было продавать, менять и т.д.

Позднее - все зависимые крестьяне были переведены в состояние крепостных.

Относительно же "служивых людей", есть основание предполагать, что их, а так же их потомков, продолжали использовать в прежнем качестве, в частности, для охраны и строительства укрепленных оборонительных линий, которые находились на южных границах Московского государства, а в дальнейшем на южных границах Российской Империи.

Не знаю, строились ли подобные укрепленные линии на западной границе до того, как в 1706—08 годах была создана линия по рубежу Псков — Смоленск — Брянск?

На южных границах, однодворцев селили между укрепленными линиями или между линией и кочевниками, поэтому сбежать им от туда особой возможности не было.

А, в Сибири "полоняникам" и бежать-то было не куда.

"Однодворцы являются потомками служилых людей, нёсших дозорную и сторожевую службу на южных границах в XVI-XVII вв., не успевших приобрести права российского дворянства. Класс однодворцев сформировался из русских детей боярских украинных городов (особый разряд детей боярских), стрельцов, солдат, рейтаров, драгун, копейщиков, пушкарей и обедневших дворян, городовых, рязанских и донских казаков, Касимовского и Кадомского служилого люда, а также части татарской аристократии. Со временем, вследствие смещения границы государства к югу, служилые люди, поселённые между Тульской и Белгородской оборонительными линиями, оказались внутри страны. Поэтому данная категория была распространена на бывших приграничных землях, в центральночернозёмных губерниях России — Воронежской, Курской, Орловской, Тульской, Тамбовской, Пензенской и Рязанской."


Засечные линии и города-крепости

Например - об этом может говорить возникновение "польских" городов на Белгородской и Тульской черте.

Обратите внимание на то, что в начале 17 века в Московском государстве на укрепленных линиях у городов-крепостей под названием "польские города" появилась бастионная фортификация.

Но ведь, бастионы это европейское изобретение.


Не думаю, что эти города возводили и обслуживали иноземцы из Европы, например итальянцы ("фрязины" и т.п.), вполне возможно, что их все таки создавали привыкшие к строительству и обслуживанию подобной фортификации "полоняники" из городов ВКЛ?

Тем более, что после заключения Люблинской унии с Польшей, шляхту ВКЛ и далеко не только ее, в Московском государстве стали именовать не "литвой", как ранее, а "поляками".

Можно еще сравнить фортификацию наших городов с фортификацией "польских городов" Белгородской и Тульской черты, в том числе сравнить и с городскими укреплениями Полоцка и Витебска, не говоря уже об укреплениях Смоленска и других подобных городов в ВКЛ на период начала 17 века.

Или это -

Города Тульской черты


"Города-крепости и сторожевая служба, выдвинутые далеко в «поле», в военном отношении были фактически полностью оторваны от основной массы русских войск, охранявших южные подступы к центральным районам России и по-прежнему размещавшихся на Тульской засечной черте. Гарнизоны же «польских» (или «полевых») городов не могли противостоять многочисленному врагу."
http://stepnoy-sledopyt.narod.ru/history/goroda-kreposti/goroda-kreposti.htm

Здесь утверждается, что "польские" означает - полевые, хотя этот тест больше напоминает ситуацию Второй Мировой войны, про штрафников и заградотряды. Впереди - кочевники, а с тыла засечная черта от которых эти города-крепости были "фактически полностью оторваны".

"Города-крепости и сторожевая служба, выдвинутые далеко в «поле», в военном отношении были фактически полностью оторваны от основной массы русских войск, охранявших южные подступы к центральным районам России и по-прежнему размещавшихся на Тульской засечной черте."

Вряд ли иноземцы из Европы согласились бы на подобные условия службы или условия строительства, в которых строились и эксплуатировались бастионные оборонительные сооружения в этих городах-крепостях.





Данная версия, в значительной степени может объяснить выводы генетических исследований белорусов, а именно вывод о том - почему белорусы очень схожи с русскими "юго-западных областей (Белгородской, Воронежской, Курской, Орловской областей)".


"ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Полученные нами новые данные о белорусских популяциях позволили заполнить «белое пятно» на генетической карте Восточной Европы. Благодаря этому, было выявлено существование генетической общности, занимающей обширную территорию.

По маркерам Y хромосомы при сравнении белорусских популяций с популяциями Восточной, Западной, Северной и Южной Европы, выявлена генетическая общность, охватывающая территорию от Польши до запада Центральной России, включая Белоруссию. На юге граница общности проходит между ареалом белорусов и украинцев (возможно, область колебаний границы леса и лесостепи в исторический период), на северо-востоке – между белорусами и северо-западной областью русского ареала. Общность образует единый плотный кластер, включающий белорусов, поляков, русских юго-западных областей (Белгородской, Воронежской, Курской, Орловской областей), а также русских Тверской области. "

ГЕНОФОНД БЕЛОРУСОВ
Балановский О.П.1, Тегако О.В. 2
1Государственное учреждение Медико-генетический научный центр РАМН, Москва (Россия)
2Институт искусствоведения, этнографии и фольклора НАН Беларуси, Минск (Беларусь)
http://antroposystem.ucoz.ru/1/genofond_belorusov.html

Ко всему этому следует сказать о том, что в будущем царское правительство трансформировало однодворцев в линейное казачество, которое первыми осваивало и соответственно охраняло южные и юговосточные границы Российской Империи вплоть до Дальнего Востока.

Соответственно, линейные казаки строили при этом и оборонительные линии со всей инфраструктурой (станицами, крепостями и т.д.)

При этом правительство "убило нескольких зайцев" одновременно - по мимо охраны границ и освоения новых территорий, оно в лице линейного казачества, как служивого сословия, создало мощный противовес родовому казачеству (например - Донскому и Кубанскому, которое до этого было Запорожским), так как в прошлом Донские и Запорожские казаки являлись источником постоянных бунтов и восстаний и соответственно не считали себя сословием, впрочем, как и сейчас не считают, да и землю они в прошлом не обрабатывали, поэтому и функцию освоения новых земель выполнять не могли.

В общем, как-то так...

Видимо это тоже следует обосновать.

"Однодворцы - социальный класс, возникший при расширении на юг Московского государства и состоявший из военизированных земледельцев, живших на окраинах Московского государства и обязанных нести охрану пограничья.

Родом однодворцы были из северных регионов России и несли в чернозёмной зоне элементы северной культуры (сарафаны, кокошники).
На образование однодворческого говора влияли московский, западнополесский, орловско-калужский и восточнорязанский говоры, хранившие старые "степные" особенности, литовские говоры через выходцев из-за западного рубежа.
Фактически занимали промежуточное положение между мелкими помещиками и крестьянами, но не слились ни с теми, ни с другими, чем и обусловилось своеобразие их культурно-бытового типа. Правительство давало однодворцам небольшой земельный участок и одну семью (двор) крепостных крестьян для его обработки. Владели землёй по праву четвертного владения. После упразднения сословия, стали одноимённой этнографической группой русских.

Потомки служилых людей, несших дозорную и сторожевую службу на южной границе в XVI - XVII вв., не успевших приобрести права дворянства.
Класс однодворцев формировался из боярских детей, стрельцов, казаков, солдат, пушкарей, обедневших дворян. Со временем, вследствие смещения границы государства к югу, служилые люди, поселённые между Тульской и Белгородской оборонительными линиями, оказались внутри страны. Поэтому данная категория была распространена на бывших приграничных землях, в центральночернозёмных губерниях России - Воронежской, Курской, Орловской, Тульской, Тамбовской, Пензенской и Рязанской.
Категория сформировалась в начале XVIII века. До правления Петра I однодворцы платили «по-дворовый» налог (1679-1681 гг.), Петр I ввёл подушную подать и четырёхгривенный оброк с теми же нормам, что и для государственных крестьян. Однодворцы обязаны были нести пограничную службу в течение 15 лет. Таким образом, однодворцы несли службу как дворяне, а налоги платили как крестьяне (дворяне не платили налоги). Общие земли распределялись по подворному, а не подушному принципу. Подобно дворянам, могли владеть землёй (крестьянам, за исключением отдельных северорусских местностей и Смоленска, это не разрешалось). Землю однодворцы традиционно могли продавать только друг другу. До 1840 года однодворцы могли владеть крепостными людьми, но фактически лишь единицы пользовались этим правом (в 1830-е годы насчитывалось более миллиона однодворцев, а крестьян у них — 11 тысяч); с крестьянами они жили одним двором. Крестьяне однодворцев несли те же повинности, что и их владельцы.

Однодворцы принимали участия в крестьянских восстаниях Пугачёва, Болотникова.

В 1866 году эта сословная группа упразднена, но название сохранилось за потомками."

Очень удобно, жалование платить или содержать однодворца не надо, так, как это было у казаков, для этого им просто выделялся определенного размера участок земли, в качестве прокорма для себя и семьи, вот и все затраты на его содержание.
Крепостных крестьян у абсолютного большинства из них тоже не было, хотя и имели на это право.

"Отчет К. Симонова о поездке в Кемерово и Чумай

Было бы преувеличением сказать, что однодворцы переселялись в предгорья Кавказских гор только по своей воле, испытывая недостаток в сельскохозяйственных угодьях. В этом переселении в XVIII веке нуждалось и правительство. Оно рассматривало однодворцев как резерв казачьих войск на Кавказе, которые служили там по три года, а потом их заменял вновь прибывший казачий полк. В случае же с однодворцами правительство сразу же убивало двух зайцев: решало проблему с нехваткой земли и размещало опытных воинов на новых землях на долговременной основе. Затем однодворцы переводились в казачье сословие, каковым они по сути и являлись с самого начала их появления.

Лучшим средством замирения края являлось заселение его казачьими станицами. Понимали это и кавказские горцы. «Укрепление – это камень, - говорили они, - брошенный в поле: дождь и ветер уничтожают его; станица – это растение, которое вживается в землю корнями и понемногу застилает и охватывает поля».

Поселившихся на Кавказской линии однодворцев, переведенных в казачество стали называть линейными казаками или линейцами. Помимо освоения новых земель и ведения собственного хозяйства на них легла вся тяжесть беспокойной кордонной службы с её ночными дозорами и частыми тревогами по отражению набегов немирных горцев."

День работаешь – потеешь,
Солнце скрылось за бугром,
И скотину загоняешь,
И стоишь всю ночь с ружьём.
Слышен шорох. Оглянулся –
«Бац» с ружья. Тебя уж нет,
Часовой наземь рухнулся,
И простыл скотинки след.
Не проходит одной ночи,
Чтобы тихо обошлось:
Бьют тревогу, что есть мочи,
Знать, уж дракой началось…


"К середине XIX столетия однодворцы составят основной костяк формирующегося линейного казачества, намного опередив в численном отношении другие категории населения – донских казаков, украинских и русских крестьян, солдат регулярной армии и др."


"Но сил для охраны границы от участившихся набегов горцев явно не хватало. Тогда в начале XIX в. на Линии поселили станицы Темижбекскую, Казанскую, Тифлисскую, Ладожскую и Воронежскую. Население этих станиц, составивших Кавказский казачий полк, набрали из бывших южнорусских однодворцев. Слово «однодворец» было известно ещё в начале XVII в. и обозначало тогда «сына боярского», не имевшего зависимых крестьянских дворов и вынужденного самостоятельно вести земледельческое хозяйство, т.е. жить одним двором. Это были московские служилые люди, «дети боярские», поселявшиеся на засечных чертах – пограничных линиях Русского государства, для которых одинаково значимы были тяжёлый плуг и острая сабля. В XVIII в. однодворцы занимали нишу между государственными крестьянами и дворянами и представляли собой полуземледельческое, полувоенное сословие. Они комплектовали специальные ландмилицкие полки, срок их службы ограничивался лишь 15 годами, в отличие от подавляющего большинства податного населения, пожизненно служившего в регулярных частях. Кроме того, некоторые однодворцы владели собственными крепостными крестьянами. Потомки московских порубежных ратников крайне болезненно воспринимали попытки царского правительства уравнять их с крестьянами, почитали это для себя за бесчестье. Нередко они хлопотали о том, чтобы их не смешивали с крестьянством и причислили к дворянам. У великого русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева есть рассказ «Однодворец Овсянников». Вырисовывая портрет главного героя, писатель заметил, что однодворец «…своею важностью и неподвижностью, смышлёностью и ленью, своим прямодушием и упорством напоминал русских бояр допетровских времён… Ферязь бы к нему пристала».

В XVIII – начале XIX в. Российское государство продолжало использовать однодворцев в интересах расширяющейся политики освоения новых земель. Их переселяли на так называемую Украинскую линию, именно из них было создано Екатеринославское казачье войско. Переселением Екатеринославского войска на Кубань в 1802-1804 г. было положено начало массовому привлечению потомков московских служилых людей к охране правого фланга Кавказской линии. К середине XIX столетия однодворцы составят основной костяк формирующегося линейного казачества, намного опередив в численном отношении другие категории населения – донских казаков, украинских и русских крестьян, солдат регулярной армии и др. Имея традиции давнего служения на засечных укреплённых линиях, потомки русских служилых людей быстро осваивались на Кавказе. Нет ничего удивительного, что среди казачьих родов линейных станиц нам могут встретиться благородные фамилии Бельских, Пожарских, Анненковых, Одоевских, Бекетовых, Головиных, Новосельцевых, Денисовых и других наследников древней славы защитников Отечества."

Однодворцы всегда следовали вслед за укрепленными линиями.

"Сперва Москва ограничивается обороной окского "берега" и даже для этой цели прибегает к помощи подручных татарских царевичей (в Кашире, Серпухове, Касимове). Но затем на южную границу начинают посылаться русские полки, проводящие на границе самое опасное время года — лето. Стоянки этих полков отодвигаются мало - помалу все дальше на юг от Оки, укрепляются деревянными, а иногда и каменными "городами", соединяются друг с другом укрепленными линиями, валами и засеками. Под охраной этих укреплений и войск продвигается вперед и русское население. Таким образом, к защите "берега", центром которой служит Коломна, присоединяется защита "поля", центром которой становится Тула. Один за другим укрепляются или строятся вновь Пронск, Зарайск, Михайлов, за ними Шацк и Ряжск, Дедилов и Крапивна. Присоединив к последним четырем городам Мценск, Болхов, Карачев, Трубчевск и Брянск, мы определим направление первой оборонительной черты, которая создана была московским правительством к середине XVI в. и за пределы которой, вероятно, не выходили тогда русские поселения.


http://topwar.ru/uploads/posts/2014-01/1389117394_214090567.jpg
Засечная черта в середине XVII века.

Из того, как жгло степи московское правительство в 1571 году, можно заключить, что южная половина Тульской губернии, почти вся Орловская, вся Курская, Воронежская и юг Тамбовской губернии оставались тогда еще совершенно незаселенными. Едва ли не первыми сколько-нибудь значительными поселениями в этой пустыне были укрепленные стоянки московских войск. В шестидесятых годах XVI в. укрепляются, таким образом, Орел, Новосиль и Данков. В восьмидесятых и девяностых годах возникают, тоже на местах воеводских стоянок, Ливны и Воронеж, Елец, Кромы и, наконец, передовой пост южной К., Белгород. Естественно, что большая часть населения, появляющегося во всех этих местах, состоит на первых порах или из служилых людей или из лиц, которых правительство спешит привлечь к военной службе; вместе со службой, правительство требует от поселенцев занятий земледелием, как на их собственной, так и на казенной пашне; в противном случае, ему пришлось бы посылать военным колонистам "хлебное жалованье" из Москвы. При этих условиях возникает на южной окраине тип "однодворца", соединяющего черты служилого человека и пахотного крестьянина. Участки, отведенные однодворцам в надел, долго остаются без всякой другой рабочей силы, кроме самих хозяев. Только мало-помалу, и конечно, чем южнее, тем позже, начинает селиться на однодворческих землях крестьянское население. Одновременно с К. юга начинается и заселение русскими нижнего Поволжья. Через полтора десятка лет после завоевания Казани в Казанском и Свияжском уездах числилось уже до тысячи крестьян на сотню поселенных здесь правительством служилых людей. Большая часть населения пришла сюда с верхней Волги и ее притоков. После подчинения Астрахани все течение Волги формально было в русских руках; к семидесятым годам московское правительство расставило по Волге свои караулы. Но только во второй половине восьмидесятых годов, при царе Федоре Ивановиче, здесь, как и на юге, было приступлено к постройке новых городов: Самары, Царицына и Саратова. Одновременно с тем построена была Уфа, в самом сердце Башкирии".

Колонизация России
http://ru.wikisource.org/wiki/СБЕ/Колонизация_России

Судя по истории, а так же, если вглядеться в планы и карты российских укрепленных линий, становится очевидным, что благодаря в основном однодворцам и соответственно линейным казакам была создана система постоянной охраны границы, поэтому и смогли освоить всю приграничную территорию на юге России.

И, только после этого власти смогли направить на освоение территорий Сибири и Дальнего Востока крестьян.

Российские укреплённые линии
https://ru.wikipedia.org/wiki/оссийские_укреплённые_линии

По сути линейное казачество выполняло роль первопроходцев и первых русских переселенцев колонизаторов, которые помогли РИ закрепиться на этих территориях, а соответственно сохранить их в составе страны.

Так как ни Донские, ни Кубанские казаки не оставались служить на границе на постоянной основе. Они проводили на границе три года, а потом сменялись другими полками, к тому же природные казаки особо земледелием не занимались.

Видимо, появление и развитие, то есть формирование линейного казачества, было связано еще и с тем, чтобы создать "противовес" донским и запорожским казакам, как своего рода политика ограничения казачьих вольностей, или если сказать иначе, чтобы лишить их возможности бунтовать.

"Пограничные укрепленные линии в России в XVI—XIX вв.

Создание укреплений на границах Русского государства в хронологическом порядке:

- пограничная линия по рекам Хопёр, Воронеж и Дон - 14 век;
- Большая Засечная черта -строительство завершено в 1566 г.;
- в конце 30—40-х гг. 17 в. сооружена Белгородская черта;
- в 1648—54 была сооружена Симбирская засека;
- в 1652—56 — Закамская черта;
- Изюмская черта (Изюмская линия);
- 1683-1684 - Сызранская черта;
- 1685 - Исетская черта;
- в 1706—08 создана линия на западной границе по рубежу Псков — Смоленск — Брянск;
- в 1716 началось строительство Сибирской линии;
- в 1718—23 — Царицынская линия;
- в 1731—35 была построена Украинская линия;
- в 1731—36 была построена Закамская линия;
- с 1735 было положено начало созданию Кавказской линии;
- в 1736 было начато строительство Оренбургской линии;
- с 1770 по 1772 гг. строится Днепровская линия.
http://tiinsk.ru/about-tiinsk/25-history/7-2010-07-02-08-22-12.html

Схема


http://www.suslony.ru/Nauka/Ukr_Volg_therta.htm


http://tiinsk.ru/images/stories/frontier_fortifications.gif

Цифры в кружках обозначают:

1 — укрепленная линия Псков—Смоленск—Брянск (1706—1708 гг.);
2 — Большая засечная черта (1551—1556 гг.);
3 — Белгородская черта (1636—1640 гг.);
4 — Симбирская черта (1648—1654 гг.);
5 — Сызранская линия;
6 — Украинская линия (1731—1735 гг.);
7 — Новая Украинская (Днепровская) линия (1770 г.);
8 — Царицынская линия (1718—1823 гг.);
9 — Черноморская (береговая) линия (1837—1839 гг.);
10 — Черноморская (кордонная) линия (1792 г.);
11 — Кубанская линия (1794 г.);
12 — Азовско-Моздокская линия (1777—1780 гг.);
13 — Моздокская линия (1763 г.);
14 — Сунженская линия (1817 г.);
15 — Лезгинская линия (1830 г.);
16 — Лабинская линия (1840 г.);
17 — Урупская линия (1830 г.);
18 — Белореченская линия (1860 г.);
19 — Старая Закамская линия (1652—1656гг.);
20 — Новая Закамская линия (1731—1736 гг.);
21 — Самарская линия (1736—1742 гг.);
22 — Сакмарская дистанция (1739—1742 гг.);
23 — Оренбургская (Нижняя и Верхняя Яицкие) линия (1739);
24 — Ново-Илецкая линия (1810—1822 гг.);
25 — Уйская линия (Верхняя и Нижняя) (1739 г.);
26 — Исетская линия (1683 г.);
27 — Екатеринбургская линия (1739 г.);
28 — Новая линия (1835—1837 гг.);
29 — Тоболо-Ишимская линия;
30 — Старая Ишимская линия (1737 г.);
31 — Иртышская линия (1745—1750 гг.);
32 — Колывано-Кузнецкая линия (1747—1768гг.);
33 — Новая Сибирская линия (1847—1854 гг.);
34 — Кокандская линия (1864 г.);
35 — Сырдарьинская линия (1853—1864 гг.);
36 — Эмбинская линия (1826 г.);
37 — Акмолинск-Кокчетавская линия (1837 г.)


Источник: "Петербург и другие новые российские города XVIII - первой половины XIX веков" из серии "Русское градостроительное искусство" под редакцией Н.Ф. Гуляницкого, Москва, Стройиздат, 1995 г.

http://fortification.ru/oldforum/index.php?action=vthread&forum=19&topic=2118





Города - крепости по Засечным чертам юга русского государства.
Города Тульской черты

http://stepnoy-sledopyt.narod.ru/history/goroda-kreposti/goroda-kreposti.htm

"Польско-шведская интервенция и бурные события начала XVII в. привели созданную с таким трудом систему обороны границ к полному развалу. Московское правительство предпринимает меры по ее восстановлению, но они оказываются малоэффективными. Города-крепости и сторожевая служба, выдвинутые далеко в «поле», в военном отношении были фактически полностью оторваны от основной массы русских войск, охранявших южные подступы к центральным районам России и по-прежнему размещавшихся на Тульской засечной черте. Гарнизоны же «польских» (или «полевых») городов не могли противостоять многочисленному врагу. В то время как русские войска вели осаду Смоленска в 1633 году, десятки тысяч татар грабили южные и центральные районы страны, уводили тысячи пленных, что, в свою очередь, вызывало массовый уход из-под Смоленска русских ратных людей и сорвало осаду города. Неудачи в русско - польской войне 1632-1634 гг. лишний раз показали, что нельзя решить крупные военно-политические проблемы на западных границах государства, не укрепив надежно южных рубежей страны."


Белев. Крепость XVII в.



Города - крепости по Засечным чертам юга русского государства.
Города Белгородской черты.

http://stepnoy-sledopyt.narod.ru/history/goroda-kreposti/goroda-kreposti1.htm

"Тульские засеки в сочетании с укреплениями городов, лежавших близ черты, представляли серьезное препятствие на пути татарских набегов и надежную базу русской сторожевой службы. Однако уже во второй половине XVI в. южнее Тульской засечной черты, «в поле» были построены новые города: Орел (1566), Воронеж и Ливны (1585), Елец (1592), Белгород, Курск и Оскол (1596), Царев-Борисов и Валуйки (1599). Их возникновение было обусловлено началом интенсивной правительственной колонизации южных районов. Все эти города были укреплены и служили опорными пунктами для станиц и сторож — дозорных отрядов,постоянно выезжавших в степь по определенным маршрутам. В градостроительном отношении «польские» города имели существенные отличия от городов Засечной черты. В качестве примера мы рассмотрим наиболее крупные и интересные с точки зрения градостроительства города — Орел и Курск.

Орел был основан по велению Ивана Грозного в 1566 г. в междуречье Оки и Орлика. О первоначальном этапе его существования мы не имеем никаких сведений: самые ранние данные относятся к 1636 г. когда город был восстановлен после полного разорения его в Смутное время. По мнению историка Т. Г. Свистуновой, Орловская крепость XVI в. имела три линии укреплений и состояла из рубленого «города», острога и посада, обнесенного надолбами. В «городе» размещались собор, дом воеводы, казенные строения и осадные дворы детей боярских; на территории острога располагались дворы пушкарей, воротников и кузнеца, а также две приходские церкви, стоявшие возле башен острога: Богоявленская пушкарей и Никольская воротников. На посаде находилось около 30 дворов черной слободы.

В 1636 г. Орел был отстроен заново воеводой Б. Колтовским. причем территория города увеличилась за счет присоединения заречных земель. Увеличилось и население города, а социальный состав его изменился: появились казаки-переведенцы, поселенные за острогом в Черкасской слободе, зато исчезли посадские люди, и их земля была отдана пушкарям. Исчезновение посадского населения объяснялось невыгодами житья в «украинном» городе, часто подвергавшемся военным опасностям. Орел продолжал свое существование как город-крепость с соответствующим гарнизоном: в остроге по-прежнему располагалась Пушкарская слобода, ва левом берегу Орлика селились дети боярские и дворяне, близ Оки появилась Казачья слобода, а близ Карачевской (Корчаковской) дороги — Стрелецкая. Во второй половине XVII в. населениепродолжало расти за счет служилых людей: возникли Солдатская и Драгунская Заоцкая слободы.

Однако позднее, после возведения Белгородской черты, военная угроза городу значительно ослабла: с другой стороны, развитие экономики страны и начало складывания всероссийского рынка сделали выгодным товарное производство хлеба в южнорусских землях. В этих условиях важное значение приобрело выгодное географическое положение Орла в верховьях Оки, благодаря которому Орел быстро стал крупным центром торговли хлебом из Ливенского, Кромского, Орловского и Мценского уездов в Калугу и Москву) и солью из Соликамска на Украину. В результате в Орле появились дворы приезжих торговых людей, в 1676 г. опять официально был восстановлен посад (за острогом), стрельцы, казаки и пушкари все чаще стали заниматься торговлей, образовались три рыночные площади в Старой, Заорлицкой и Заокской частях города. Окончательно Орел потерял военный характер после пожара 1689 г. когда частично сгорела и больше не восстанавливалась городская крепость.


Орёл. План города 1728 г.

В планировочном отношении Орел представляет собой типичный секторно-мысовой город. В центральной его части прослеживается веер улиц. расходящихся от крепости, с двумя главными осями Верхней и Нижней Корчаковскими дорогами. Торг занимал часть площади перед главным посадом крепости, выходя к пристани на Оку. Напротив него, вероятно, располагался второй торг — в Заоцкой части, где находились драгунские слободы сосравнительно регулярной планировкой (регулярность объясняласъ как единовременной нарезкой земель, так и стремлением прокладывать улицы параллельно и перпендикулярно реке). По мере удаления от реки прямоугольная сетка постепенно скашивается и переходит в «веер»; две главные оси этого «веера» сходятся к трапециевидной площади, откуда перпендикулярно реке улица идет к торгу и на мост. Торг в Заорлицкой части, очевидно, также располагался при реке напротив крепости, близ Вознесенского монастыря.

Композиция города эффектнее всего воспринималась с реки: к реке были обращены все основные ансамбли города - крепость, три торга и два монастыря, а также отдельные приходские храмы. С реки же сразу была видна и структура города: его деление на три части, ведущая роль центрального мыса с крепостью, веерная (соответственно направлению рек) планировка центральной части и «регулярная» разбивка заоцких слобод. Связь между всеми частями города также выражалась через реку — не только композиционно (господство междуречной части над заречными), но и планировочно — некоторые улицы центральной частигорода непосредственно продолжались в заречьях, переходя туда через мосты. С реки можно было понять и основные функции города - военной крепости (укрепления на мысу) и торгового центра (пристани и три торга). Но интересной была и картина, складывавшаяся при въезде в город с Московской дороги: эта дорога прорезала Заоцкую часть и через трапециевидную площадь выходила к короткой улице, в перспективе которой виднелись церкви заоцкого торга, а дальше за мостом возвышалась крепость и размещался торг центральной части, создавая впечатляющую ярусную композицию. Сравнительно более обычным был вид с корчаковских дорог в центральной части, ведущих через слободскую застройку и острог к переднему фасаду крепости. Здесь следует отметить только любопытное усиление композиционных акцентов путем постановки церквей рядом с башнями острога: одна церковь стояла у проезжей Корчаковской башни, другая — у проезжей же Кромской,торжественно оформляя въезд в город.

Из сказанного понятно, что Орел представляет собой пример перерождения военного поселения в крупный для XVII в. торговый центр, что находит непосредственное выражение в его планировке, застройке и композиции. Во многом обратную картину дает нам другой крупный «польский» город, также прикрытый в середине XVII в. Белгородской чертой, — Курск.

Курск возник еще в VIII в. при впадении реки Кура в реку Тускорь. Согласно «Житию Феодосия Печерского», уже в XI в. он был многолюдным городом с каменными храмами, рынками, хлебопекарнями. Раннее развитие города объяснялось его удобным для транзитной торговли положением на перекрестке путей от Киева к верховьям Волги и Сейма. Уже в это время город имел две линии укреплений и заречные слободы за Куром и Тускорем. Во время татаро-монгольского нашествия город был разрушен, но возродился на том же месте. С 1355 г. он подпал под власть Литвы, а с 1508 г. вошел в Московское княжество.

В 1594 г. воеводой Иваном Полевым и головой Нелюбом Огаревым в Курске была построена новая крепость. С этого момента торговый город Курск становится важной цитаделью Московского государства.

В планировке и композиции Курска и Орла есть некоторые общие черты: оба города расположены на мысах при слиянии рек, оба имеют заречные слободы служилых людей причем сходна даже планировка этих слобод: за Куром, как и в Орле за Окой, находятся две слободы — Казацкая и Пушкарская — со сравнительно регулярной геометрической сеткой, а за Тускорем. как и за Орликом, — Стрелецкая слобода со свободной планировкой, что было вызвано сложностью рельефа — обилием оврагов и мелких притоков Тускоря. В центральной части Курска, как и в Орле, читается веерное расположение улиц, но уже во внешнем виде этого «веера» можно усмотреть интересное отличие: улицы сходятся не непосредственно к фасаду крепости и ее проездным башням, а к обширной торговой площади, довольно далеко отодвинутой от крепостных стен. Это объясняется тем, что перед крепостью проходит овраг, использованный строителями крепости вместо традиционного рва; в результате крепость планировочно как бы обособляется от города, включаясь в систему его улиц только через мост, ведущий с площади к Пятницкой проездной башне.


Курск. Общий вид крепости. Чертеж начала XVIII в.

Однако это планировочное обособление крепости и возрастание значения торга не только но умаляют, а даже повышают роль крепости в объемной композиции города. В отличие от Орла Курск лучше всего воспринимается не с реки, а с проходящей сквозь центральную мысовую часть Московской дороги. Курская крепость имела почти треугольную форму. Острие этого треугольника с земляным бастионом — Белградом — было обращено к слиянию рек. Внутри крепости рядом с бастионом, в вершине треугольника, располагались хозяйственные и отчасти административные здания, а все наиболее активные по силуэту постройки были сгруппированы у основания треугольника — переднего, городского фасада крепости. В итоге сложилась впечатляющая и оригинальная композиция, зафиксированная в рисунке 1740 г. На переднем плане располагалась крепостная стена — стоячий острог с тремя крытыми шатрами башнями. За стеной, справа и слева от ворот, не заслоняемые Пятницкой проездной башней и хорошо видные из города, стояли Никольская церковь и соборная колокольня с архиерейским домом. Высота отдельных объемов убывала от центра к периферии, где размещались дворы жителей; таким образом, высотная композиция первого плана панорамы крепости строилась по треугольнику, вершина которого была отмечена завершением Пятницкой башни, а боковые стороны образовывались слева колокольней, двухэтажным архиерейским домом и одноэтажной хозяйственной постройкой, а справа — главой Никольской церкви, пониженными по отношению к основному объему трапезной и колокольней и, наконец, жилой застройкой дворов. Этот треугольник, расположенный в вертикальной плоскости, создавал впечатление упорядоченности и устойчивости, незыблемости композиции крепости и как бы повторял горизонтальный треугольник крепостного плана. Но панорама крепости этим не ограничивалась: за перечисленной застройкой располагался Знаменский монастырь.

Размещение монастыря в крепости, которое встречается сравнительно редко из-за нехватки площади внутри укреплений, очень обогатило объемную композицию городского центра. Решение переднего плана крепости нашло непосредственный отклик в планировке монастыря: его надвратная церковь поставлена по оси Пятницкой башни, угловые башни соответствуют угловым же башням крепостной стены, монастырский собор перекрестно отвечает Никольской церкви, а монастырская колокольня также перекрестно — соборной. Таким образом, монастырь не выглядит изолированным элементом внутрикрепостной застройки: он теснейшим образом увязан с ансамблем крепости и выступает как се ядро благодаря своему центральному положению, значительным размерам и тому, что ограда монастыря была каменной и, вероятно, более высокой, чем деревянные стены крепости. При этом, если расположение монастырских зданий на рисунке показано верно, мы можем отметить отступление от принципов монастырской планировки: собор не занимает центрального положения в монастыре, что может объясняться желанием сохранить равновесие в общем композиционном решении ансамбля крепости.


Курск. План города XVIII в. 1- крепость и Знаменский монастырь; 2 - Кожевенная слобода; 3 - Казацкая слобода; 4 - Пушкарская слобода; 5 - Стрелецкая слобода; 6 - Ямская слобода

Итак, хотя планировочно главное место в Курске в отличие от Орла занимал торг, композиционно ансамбль Курской крепости приобрел такое важное значение, что, несомненно, определил весь облик города. Торг воспринимался в подчинении крепости, как преддверие ее, а овраг, который дал планировочный перевес торгу, создал перед крепостью обширную свободную зону необходимое для наилучшего восприятия ансамбля пространство. Решение крепости подчеркнуло также «отвернутость» города от реки: в противоположность Орлу Курск не имел пристаней и торгов в заречных частях, а торговля хлебом производилась не в самом городе, а в 30 км от него при Знаменском монастыре на Курской коренной ярмарке. Поэтому Курск существенно отличался от Орла по внешнему виду, представляя собой в основе военный город, город-крепость с дополнительной и второстепенной торговой функцией; даже городской монастырь был поставлен в крепости в память военного события — успешной обороны города от поляков в 1612 г.

Несмотря на наличие мощных укреплений, Орел, Курск и другие «польские» города не могли служить для русских земель надежной защитой от татарских набегов: татары просто обходили их, стремясь за богатой добычей в центральные районы государства. Вследствие этого почти одновременно с идеей реконструкции Тульской засечной черты возник другой проект: строительство новой непрерывной цепи укреплений далеко «в поле», к югу от новых «польских» городов. Начало этому строительству было положено в 1635 г. созданием Козловской укрепленной линии — земляного вала и города Козлова. Козловский вал перекрыл Ногайскую дорогу; кроме Козлова в системе этой линии располагались крепости Бельский и Челновой (1636), а на восточных ответвлениях Ногайской дороги встали Тамбов, Верхний и Нижний Ломов. Затем была перерезана Изюмская дорога: здесь возвели Яблоновский вал и крепости Усерд, Яблонов (1637) и Корочу (1638). Строительство укреплений продолжалось быстрыми темпами, и к 1654 г. из отдельных валов, засек и крепостей образовалась единая мощная оборонительная линия — Белгородская черта.

Эта черта начиналась у польско-литовской границы и шла на восток по правому лесистому берегу реки Ворсклы; поскольку река была мелкой, вдоль нее протянули сплошную полосу засек и надолбов и поставили крепости Вольный, Хотмыжск (1640), Карпов (1646). Муравский шлях, проходивший в степи между реками Ворсклой и Севсрским Донцом, перекрыли Карповским валом длиной 27,5 км с городом Болховцом (1646) и перенесенным на новое место Белгородом. От Белгорода черта уходила на юг вдоль Северского Донца, затем поворачивала на восток по реке Нежеголи, где в 1654 г. поставили город Нежегольск, и по реке Короче выходила к Яблоновскому валу. Далее был отсыпан Новооскольский вал, кончавшийся у реки Тихая Сосна: ее берег защищали леса и болота, а у бродов встали укрепления Усерда (1637). Ольшанска (1644) и Острогожска (1652). Дальше черта уходила далеко к северу по высоким берегам Дона и Воронежа; по Дону располагались крепости Коротояк (1647), Урыв (1648), Костенск (1642) и укрепленный Борщев монастырь, оснований донскими казаками в 1613 г. От Воронежа, построенного еще в XVI в. и теперь вошедшего в состав черты, и до самого Козлова протянулись две линии обороны: по левому берегу рек Усмани и Воронежа шли надолбы, завалы и другое препятствия, а на правом высоком берегу стояли крепости Орлов (1646), Усмань (1645). Белоколодск, Романов (1614, вотчинный город бояр Романовых), Сокольск и Добрый (1647). Заканчивалась Белгородская черта Козловским валом. Общая длина ее составляла почти 800 км, причем около 140 км приходилось на земляные валы; на всем протяжении черты были возведены новые города-крепости (всего 23 города, не считая четырех существовавших ранее).



Костенск. План XVIII в.


Козлов. План города начала XVIII в.

То, что практически все города Белгородской черты возникли как военные крепости, наложило заметный отпечаток на состав населения и на внешний облик этих городов. Они были укомплектованы почти исключительно служилыми людьми; посадские люди проживали только в крупных городах (Воронеж, Белгород), но и там они составляли не более 20-25% населения. Состав служилых людей также имел специфические особенности: высшая их категория служилые по отчеству была представлена только самым низшим разрядом детьми боярскими городовыми, причем нередко, владея поместьями, они не имели крепостных и сами обрабатывали землю, фактически не отличаясь от рядовых казаков. Казаки делились на две группы: одни служили «по прибору» наряду со стрельцами, пушкарями пр., другие назывались белопоместными и слободскими и владели отведенной им землей коллективно. Среди служилых людей в особую группу выделялись «черкасы» — украинские переселенцы. Все перечисленные категории селились отдельными слободами при крепостях; только дети боярские и поместные казаки иногда постоянно проживали в своих поместьях.

В зависимости от места расположения и стратегических задач крепости Белгородской черты делились на два основных типа: крепости в системе земляных валов и крепости на крутых берегах рек. К первому типу принадлежали, например, Болховец, Белгород, Новый Оскол, Нежегольск, у которых вал черты служил одновременно и одной из стен города, а также Яблонов, Верхососенск, Бельский и Челновой, земляные укрепления которых располагались за валом. Эти города стояли на открытых степных участках, лишенных естественных преград, и перекрывали основные пути татарских вторжений. Крепости второго типа были деревянными, без земляных валов, и строились на высоких берегах рек как опорные пункты сторожевой и станичной службы, а также как пункты военного контроля над бродами и переправами.

Общим для крепостей обоих типов была геометрическая «регулярность» их очертаний: все они имели более или менее правильную прямоугольную форму, что объяснялось фортификационными требованиями того времени (возможность вести активную круговую оборону с использованием артиллерии, отсутствие «мертвой» зоны обстрела). Единственным исключением был Усерд, имевший овальную крепость; она была поставлена на старом городище и следовала его конфигурации. Однако возведенный семь лет спустя также на старом городище Ольшанск уже получил «нормальные», прямоугольные в плане укрепления.


Ольшанск. План крепости. Чертеж начала XVIII в.

Несмотря на сходство планов, по внешнему архитектурному облику деревянные и деревоземляные крепости заметно отличались друг от друга: для деревянных «городов» характерно было обилие вертикальных элементов, поскольку их башни ставились на сравнительно небольшом (50 — 100 м) расстоянии одна от другой В земляных же крепостях расстояние между башнями увеличивалось в два — четыре раза, а в общем силуэте укреплений большую роль играли земляные валы с их плавными, спокойными очертаниями.

Примером деревоземляного города может служить возведенный под руководством горододельца Ивана Андреева Яблонов. Он располагался под защитой Яблоновского вала, вдоль которого с «польской» стороны через каждый километр были отсыпаны земляные городки — как бы выступы вала, внутри каждого из которых находилась караульная изба, а на валу, служившем задней стеной городка, стояла деревянная проездная башня. Такой городок имелся и напротив южной проездной башни яблоновского земляного города. Этот земляной город правильных прямоугольных очертаний имел отводные городки-бастионы и капониры; по верху земляного вала шла деревянная стена — острог с обламами, включавшая девять глухих и четыре проезжие башни. Периметр города равнялся 1600 м, в пропорционировании его было использовано по старой русской традиции отношение стороны квадрата и его диагонали. Внутри земляного города, практически в центре его, был поставлен такой же прямоугольный малый деревянный город со стенами, срубленными городнями, и тремя башнями, причем проездная располагалась посередине стены с «московской» стороны, а к «полю» была обращена глухая стена, фланкированная двумя глухими же башнями. Таким образом, Яблонов имел трехлинейную систему обороны: Яблоновскнй вал с земляным городком, вал земляного города и деревянные укрепления внутреннего острога. Другие города такого типа могли иметь двойную оборонительную линию: так, Болховец располагался не за Карповским валом, а как бы перерезал его, причем «напольная» сторона земляного города была сильно выдвинута вперед по отношению к валу. Вторую линию образовывал деревянный стоячий острог с семью башнями.


Яблонов. Крепость XVII в. Реконструкция Г.А. Каримова


Болховец. Крепость XVII в. Реконструкция Г.А. Каримова

Деревянные «города» по конструкции стен, как и крепости Тульской черты, подразделялись на два вида: стоячий острог (обычно с обламами) и рубленый (венчатый) город. Примером первого вида может служить Острогожск, второго — Коротояк. В случае стоячего острога городовая стена, невзирая на се значительную протяженность по горизонтали, приобретала выраженную вертикальную направленность за счет вертикально поставленных бревен с заостренными концами; рубленая же стена, более спокойная, с сильно подчеркнутой горизонталью, теснее увязывалась с рублеными башнями, которые становились единственными носителями вертикального начала.

В отличие от каменных кремлей в деревянных крепостях по углам ставились не круглые или прямоугольные, а четырехугольные в плане глухие башни; проездные же, напротив, чаще бывали многоугольными, так как, обладая значительно большей высотой, чем рядовые башни, они должны были иметь соответственно и большую площадь основания (учитывая применение деревянных конструкций). Поэтому проездные и караульные башни были еще более выраженными доминантами крепостного ансамбля, чем в крепостях городов «берега». Скажем, в Острогожске рядовые башни от земли до обламов имели 30 венцов, а Московская проезжая башня насчитывала 6о венцов: общая ее высота равнялась 20 саженям (более 40 м). На верху башни располагался «чердак» — смотровая вышка, с которой можно было «видить в степь за реку за Тихую Сосну верст на 30 и больше».

В крепостях городов Белгородской черты размещались приблизительно те же сооружения, что и в каменных кремлях юродов укрепленного «берега» и деревянных укреплениях тульских городов: церковь, съезжая изба, иногда объединявшаяся с тюрьмой погреба для хранения боеприпасов, комплекс воеводского двора обнесенный особой оградой и включавший две-три избы и хозяйственные постройки (мыльню, поварню, конюшню, сараи и т.п.), а также осадные дворы жителей на случай военного времени. Место внутри крепости использовалось так же экономно, как и в каменных кремлях: рядовой осадный двор имел площадь от 100 до 200 м2. Привилегированного населения — детей боярских и духовенства — в новых городах было мало, и отводимые им наделы незначительно отличались по площади от наделов казаков, стрельцов и пушкарей. В крепости иногда размещали и торг с лавками амбарами и свободной площадью между торговыми рядами; это решение, не характерное для рассмотренных ранее городов, было вызвано, с одной стороны, постоянной военной опасностью с другой — малочисленностью населения и неразвитостью торга. В маленьких крепостях осадных дворов не устраивали, а число построек сводили к минимуму: в Алешне не было собора, а в Орлове его заменяла часовня.

Соборные церкви играли большую роль в композиции ансамбля крепости. Так, Троицкий собор Острогожска значительно превышал рядовые башни (43 венца до повала вместо 30) и имел оригинальное завершение: «...на церкви поставлено на клетке две главы, круг глав шесть бочек, а обиты главы и бочки дубовою чюшаею». Подобный верх резко отличал церковь от крытых шатрами башен и безошибочно указывал на культовый центр города. Важное градостроительное значение собора учитывалось уже при закладке крепости: собор старались ставить вблизи геометрического центра крепости или сдвигали его к переднему, «городскому» фасаду. Правда, при этом собор никогда не располагался прямо против проездной башни: в отличие от монастырских ансамблей крепость была светским сооружением, и ориентация ее ворот на собор выглядела бы нелогичной. Собор способствовал и композиционной связи крепости с городом, перекликаясь с церквами посада. В размещении остальных построек внутри крепости четких закономерностей не наблюдается (исключая караульные избы, ставившиеся у ворот).

Деревянные или деревоземляные цитадели Белгородской черты были еще более выраженными архитектурно-композиционными и планировочными центрами своих городов, чем каменные крепости «берега». Вся городская структура изначально строилась и разворачивалась от крепости, что хорошо прослеживается на примере Коротояка. Три слободы, где поселили служилых людей, коротояцкий воевода Д. С. Яковлев расположил с трех сторон квадратной крепости (четвертая ее сторона была обращена к Дону). Показательно, что в «Строельной книге» в первую очередь фиксировалось положение слобод по отношению к крепости («новому городу Коротояку»): первая слобода размещалась «выше города» (по течению Дона), вторая — «по другой стороне города» и третья — «снизу нового города Коротояка». Дворы в слободах располагались упорядочение вдоль улиц, которые проходят параллельно и перпендикулярно крепости. Перпендикулярные улицы по большей части ориентированы на крепость, что сказалось и в их описании: «...две улицы меньших проезжих от Московского приезду к новому городу Коротояку»; «...проезжая большая улица гарная, от города Коротояка... впрямь под гору, к Коротояцкому бояраку». Параллельные улицы прокладывались для выхода к Дону и речке Коротоячке, что тоже отразилось в «Строельной книге»: «...да в той же слободе учинено два переулка для воды к реке Дону»; «...переулок учинен к реке Дону, для животинного водопою». Таким образом, планировка посада приобрела черты регулярности, как бы отражающие регулярность основного городского ядра — квадратной крепости.


Коротояк. План до перепланировки XVIII в.

Черты регулярности в слободах Коротояка проявились вполне отчетливо, ни отнюдь не жестко: хотя геометрическая сетка была основой и как бы идеальным «образом» планировки города, почти все улицы слегка изгибались или имели незначительные изломы. Это объясняется учетом рельефа местности: скажем, «горняя» улица спускалась с горы в овраг и для уменьшения крутизны спуска проложена не напрямик, а с изгибом, частично следуя склону холма. Параллельно ей с таким же изгибом проложена «большая Коротояцкая» улица. Такая «нерегулярность» и неориентированность в перспективе на крепость привели к необходимости выделить для этих улиц самостоятельные замыкающие доминанты — градостроительные ориентиры. Перспективу «горней» улицы замыкала церковь Архангела Михаила, «большой Коротояцкой» — Димитрия Солунского, поставленные «у городовой площади», т.е. близ крепостных стен. Интересно, что общегородское композиционное значение Димитриевской церкви сказывалось и на составе ее прихода, в который входили жители сразу двух слобод — второй и третьей. Архангельская церковь была приходской только для второй слободы, а первая и третья имели свои церкви — Никольскую и Покровскую, располагавшиеся соответственно «у Московской улицы» и «посреди стрелецких дворов»; таким образом, эти церкви служили доминантами только для близлежащих районов, тем более что на рельефе местности они размещались ниже городской площади и крепости Коротояка.

«Регулярности» новых городов, как неоднократно отмечалось в литературе, способствовал единовременный отвод жителям земельных участков. Иногда эти участки по размерам несколько отличались друг от друга (в Усерде казаки получили усадьбы 8×15, а стрельцы 6×10 саженей), иногда были одинаковы (в Хотмыжске всем категориям населения — казакам, стрельцам, пушкарям и даже детям боярским — были даны стандартные участки 7×14 саженей. Особой правильностью планировки, как отмечал Л. М. Тверской, отличались города, построенные украинскими переселенцами (например, Ахтырка, возведенная в 1654 г. близ Белгородской черты «черкасами» под руководством воеводы Л. Камынина, и «черкасами» же поставленный в 1652 г. Острогожск. Это было опосредованным воздействием приемов западноевропейского градостроительства. Впечатлению «регулярности» способствовало и единообразие жилой застройки, скажем, в «Строельной книге г. Орлова» чаще всего упоминается «изба новая трех сажен» с поветью и клетью, и только в нескольких случаях — у церковнослужителей и отдельных детей боярских перечисляются конюшня, баня и изба «четырех сажен».

В расположении слобод по отношению к крепости наблюдаются сходные черты, продиктованные практическими соображениями: с одной стороны, слободы старались располагать близ реки, с другой максимально приблизить их к крепости, сделав планировку города как можно более компактной. Если же слободы сильно растягивались, это могло создать трудности при нападении неприятеля. Орловский воевода доносил в Москву, что в Орлове в Драгунских слободах «иные дворы от городка версты на 3 и больше в один двор, а не все вместе (т. е. застройка шла в один ряд вдоль реки Усмань.), и им драгунам скорым делом Орлову городку помочи учинить и своих дворов уберечь не мочно». В результате наиболее типичной стала планировка с центральным положением крепости, когда слободы равномерно располагались с трех сторон (если крепость стояла вплотную к реке) или даже с четырех ее сторон. В большинстве городов слободы были защищены только надолбами, иногда — рвом и валом; в крупных же городах существовала средняя линия укреплений— острог. Примером такого города служит Козлов, где в остроге находились торговый центр города, посадские дворы и Стрелецкая слобода, а две другие слободы были вынесены к противоположной стороне крепости.

Одним из наиболее крупных и интересных в градостроительном плане городов Белгородкой черты был основанный в конце XVI в. Воронеж Сведения о его первоначальном виде содержатся в «Дозорной книге» 1615 г. В это время городская крепость была рубленой и располагалась на берегу реки Воронеж. В плане она представляла собой неправильный четырехугольник с периметром около 130 саженей, т. е. была очень невелика: внутри нее из-за недостатка места не было ни жилья, ни осадных дворов, и даже соборную церковь предполагалось вынести наружу. Однако при этой маленькой крепости находился большой гарнизон — 666 дворов служилых людей. Эти дворы были надежно защищены второй линией укреплений стоячим острогом на засыпанных землей тарасах с 25 башнями; за острогом проходил ров, а за рвом стояли надолбы.



Воронеж. Общий вид города. Гравюра XVIII в.

Воронеж был типичным военным поселением, о чем наглядно свидетельствует решительное преобладание в его населении служилых людей (около 70%), преимущественно «по прибору». В городском остроге располагались только слободы ратных людей: Стрелецкая, Казачья, Беломестная атаманская, Затинная и Пушкарская; посадское население получило территорию между острогом и рекой, где образовались Напрасная и Монастырская слободы (при Успенском монастыре). Впоследствии к ним добавилась Ямная слобода, а с другой стороны острога, на горе Чижовке, появилась Чижовская слобода стрельцов и казаков. В результате воронежские слободы кольцом охватили крепость. Расположение приходских церквей подчеркивало эту кольцеобразность и равномерность размещения слобод: Ильинская церковь Стрелецкой слободы, Пятницкая Казачьей и Покровская Беломестной были вынесены к проездным башням острога. Никольская церковь Стрелецкой слободы находилась близ торга (и соответственно переднего фасада крепости), а парный ансамбль Рождественской и Георгиевской церквей Казачьей слободы отмечал главную улицу города, идущую от Казачьих ворот к проездной башне крепости.

Тот же принцип компактного размещения слобод нашел совершенно иное выражение в композиции Белгорода. Этот город был в 1650 г. перенесен на новое место, к устью реки Везелки, впадающей в Северский Донец. На протяжении второй половины XVII в. первоначальная крепость дважды перестраивалась, но ее очертания и размеры оставались прежними. Укрепления были максимально приближены к обеим рекам, так что между крепостью и Северским Донцом вообще не оставалось места для застройки, между крепостью и Везелкой поместились только бани. Но и в таких условиях слободы все же были размещены с трех сторон крепости: Стрелецкая (позднее Солдатская) возникла в хорошо защищенном месте между земляным валом, рекой Везелкой и восточным фасадом крепости, две слободы расположились у Северского Донца ниже крепости у бокового фасада, а все остальные оказались на противоположном берегу Донца напротив главного фасада.

Белгород — главный город Белгородской черты, ее административный центр— отличался значительными размерами; по описанию городов черты 1668 г. белгородская крепость имела периметр около 650 саженей, а три стены примыкавшего к ней с запада острога протянулись более чем на 1350 саженей. Таким образом, по длине укреплений Белгород превосходил Воронеж более чем в два раза, а по площади почти в пять раз. Соответственно более репрезентативной была и композиция города.


Белгород. План города и Засечной черты. Чертеж начала XVIII в.

Особенностью Белгорода было то, что острог мыслился как непосредственное продолжение и неотъемлемая часть крепости; укрепления их были однотипны, а передняя стена крепости одновременно служила задней стеной равного ей по ширине острога. При этом собственно крепость образовывала «задний» фасад города, а передним, к которому подходила дорога от Корочи, выходившим на Северский Донец, служила передняя стена острога. В крепость был вынесен культовый центр — городской собор и двор митрополита, за которыми располагались хозяйственные постройки. Административный же центр (государев двор, приказ, тюрьма, таможенный и кружечный дворы) и городской торг размещались в остроге: первый в юго-восточной его части, близ крепости, а второй — в юго-западной, между двумя главными дорогами, соединявшими с городом все слободы (кроме Стрелецкой). При этом острог изобиловал культовой застройкой: по описанию города 1678 г. в нем стояло девять церквей и два монастыря, т. е. по церкви на каждые 30 — 35 дворов, располагавшихся в остроге. Такой большой удельный вес культовых зданий объяснялся тем, что ни одна слобода, кроме Стрелецкой, не имела своей церкви; таким образом, слободское население числилось в приходах острожных церквей, что еще более повышало значение «острожной» части в жизни города и давало ей перевес над крепостью. Роль крепости, наоборот, была незначительной: она сообщалась с городом только через острог, куда выходили ее единственные ворота, а дорога, пролегавшая по ее территории, вела только к митрополичьему двору и собору, т. е. не могла служить главной городской магистралью. Интересно, что ворота между крепостью и острогом были отмечены башней с часами — уникальный случай для городов Белгородской черты. В. П. Загоровский справедливо связывает появление часов с желанием подчеркнуть значение города как административного центра черты.


Белгород. Планы крепости начала XVIII в.

Композиция города со всех сторон открывалась целиком, но в совершенно разных аспектах. Наиболее «парадной», как мы уже отмечали, была панорама города из-за Северского Донца, с Корочанской дороги: над низкой застройкой заречных слобод высились стены и башни острога, за которыми виднелись многочисленные церкви и Никольская часовая башня крепостных ворот. С Везелки город последовательно раскрывался по продольной оси: Стрелецкая слобода — крепость с расположенным почти в центре собором — острог с церквами и монастырями (оба монастыря были расположены именно у этого фасада) — слободы за Донцом. Панорама со стороны Болховецкой дороги была наименее богата, но также довольно любопытна: здесь к крепости, зрительно разрезая ее на две части, примыкал земляной вал. Церкви Стрелецкой слободы стояли у самого фасада крепости, внося разнообразие в композицию и служа как бы связующим звеном между жилой застройкой и крепостными башнями.

Сложность и многоаспектность композиции Белгорода, как было сказано выше, объяснялась его исключительным значением как главного города Белгородской черты. Однако и сравнительно «типовые» решения рядовых городов имели много индивидуальных особенностей и сильно отличались друг от друга. В качестве примера можно привести Верхний и Нижний Ломов, расположенные у северной оконечности Белгородской черты на реке Ломов и возведенные одновременно в 1635 г.

Обе крепости имеют практически одинаковые размеры и очертания, одинаковое число, расположение и форму башен, одинаково поставлены по отношению к реке; в обеих по две церкви (совпадает даже посвящение одной из них — Воздвиженская) и обычный набор остальных построек; в каждом городе близ крепости стоит девичий монастырь; обе крепости равномерно окружены слободами с трех сторон, а главной осью той и другой крепости служит продолжение Московской дорога.


Нижний Ломов. План 1740 г.


Верхний Ломов. План середины XVIII в.

Однако уже в положении дороги по отношению к крепости есть существенная разница: в Верхнем Ломове она подходит к продольному фасаду и кончается у въездных ворот, а в Нижнем Ломове с торца пронизывает всю крепость и выходит к слободам с противоположной стороны. В результате крепость Нижнего Ломова оказалась значительно прочнее связана с городской тканью, чем крепость Верхнего Ломова, тем более что к ее проездным башням сходятся сразу по три дороги, связывающие через крепость все части города; крепость же Верхнего Ломова поставлена сравнительно более изолированно. Это подчеркнуто и расположением приходских церквей: если в Верхнем Ломове из трех церквей две отодвинуты в концы слобод за жилую застройку и только одна располагается близ крепости, то в Нижнем Ломове, наоборот, из четырех церквей три вынесены к крепости, а пятая церковь поставлена у въезда в город с Московской дороги.

Кроме того, Нижний Ломов в отличие oт Верхнего имеет четко выраженный «парадный» фасад со стороны Московской дороги. Эта дорога проходит через отдельно стоящую проезжую башню — как бы преддверие города; трасса ее, отмеченная двумя приходскими церквами, ведет к общественному центру юрода, полностью развернутому перед крепостным фасадом: слева or дороги находится торг, справа — кабак и таможня, за которыми возвышаются стены и здания девичьего монастыря. Расположение монастыря представляется очень удачным: обнесенный стеной, прямоугольный в плане, он как бы повторяет (и предваряет) ансамбль крепости, который от такого соседства выигрывает в масштабности и силе производимого впечатления. При том противоположный фасад крепости также не выглядит «задворками»: близ него поставлены две приходские церкви.

В Верхнем Ломове «парадного» фасада нет. Московская дорога идет среди жилой застройки Пушкарской слободы; дорога из Нижнего Ломова подходит с угла мимо слободской застройки и торга и вливается в Московскую дорог


Последний раз редактировалось: Stas (17 Sep 2015, Thu, 11:39), всего редактировалось 10 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 07 Dec 2014, Sun, 1:39    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Наарден (Naarden) - город–крепость в форме звезды в Нидерландах, один из немногих уцелевших голландских бастионов и единственная крепость в Европе с уникальными двойными стенами и рвами. Собственно, современный Наарден отстоит от укреплений, валов и каналов, и практически слился со своим соседом – городом Бассемом. Речь идет о так называемой «исторической части» Наардена, которая была основана в 13 веке и на протяжении семи веков служила стратегической точкой на карте войн между Голландией, Германией и Англией.

Наарден интересен и примечателен двумя вещами – во-первых, изумительно красивой симметричной формой, во-вторых – прекрасным состоянием фортификационных сооружений, которые могли бы, наверное, пригодиться и в современной войне. В плане крепость представляет собой замысловатую фигуру, напоминающую шестиконечную звезду со стреловидными формами по краям.


Наарден (Naarden) - город–крепость. Нидерланды.
http://yahooeu.ru/interesting/38285-gorodkrepost-naarden.html


Утрехт – «вторая Венеция» но только в Нидерландах.


http://www.go-today.com/blog/travel-explorations/beyond-amsterdam-7-additional-amazing-dutch-cities-not-to-miss-on-your-vacation-to-the-netherlands/

Карта Утрехта из атласа "Toonneel der Steden",опубликованная в 1652 г.


http://tormashki.net/tormashkina-istoriya/504636-goroda-kreposti.html



Нёрдлинген, Германия
http://www.bugaga.ru/pictures/city/1146739177-nasha-planeta-s-vysoty-ptichego-poleta.html

Крепость Копенгагена за свою историю лишь один раз была захвачена.

Строительство крепости началось в 1626 году для защиты Копенгагена со стороны моря. Крепость была настолько хорошо продумана, что выдержала годовую осаду шведов в 1659 году. Во Вторую мировую войну крепость стала последним оплотом Дании в борьбе с фашистской Германией.



В настоящее время крепость-звезда Копенгагена принадлежит Министерству обороны Дании. Но при этом территория крепости выступает в роли общественного парка и исторического музейного комплекса.


http://mestagugla.ru/place/denmark_kobenhavn_star/

До чего красивые снимки иногда попадаются - сложно пропустить их без внимания!


город-крепость Дубровник.
http://tormashki.net/tormashkina-istoriya/504636-goroda-kreposti.html


Крепость Каркассон.
http://travelexp.me/krepost-karkasson.html


Таллин.
http://www.nice-places.com/articles/europe/pribaltika/642.htm


Даугавпилс. Латвия.
http://pavloposadskie-platki.ru/novosti-saita/raznoe/tury-v-daugavpils-latviya/#more-3045

http://www.geocaching.su/photos/areas/40946.jpg
Динабургская крепость в Даугавпилсе.
http://www.geocaching.su/?pn=101&cid=9557


Интересный подбор фото крепости Белгород-Аккерман.
http://vk.com/club29884442
Белгород-Днестровская (Аккерманская) крепость — историко-архитектурный памятник XIII – XV веков.

"Построена на месте античного города Тира, с трех сторон окружена рвом шириной 10 – 12 м и первоначальной глубиной до 14 м. С севера омывается водами Днестровского лимана. Общая длина стен — более 2 км. Высота стен и башен — от 5 м до 15 м, толщина — от 0,8 м до 5 м. Между куртинами (частями крепостного вала между бастионами) было 34 башни, сохранилось 26. В крепости есть цитадель (укрепленная центральная часть крепости, приспособленная к самостоятельной обороне, последнее убежище защитников при штурме). Крепость обладает статусом памятника национального значения."
http://pearl.od.ua/my-city/kreposti/

http://pearl.od.ua/uploads/posts/2014-04/1396772164_panorama.jpg
"щёлкните по картинке и насладитесь замечательным видом крепости с высоты птичьего полёта"


Город, замок и крепость Локет.
Хорошо видны ратушная площадь и скопление народа перед ратушей. Наверное, проходит очередная свадьба - красивейший старинный обряд в рыцарском стиле. Изначально Локет был пограничной крепостью. Здесь часто бывал король Карл IV. В детстве его содержали здесь под стражей до 3 лет, отобрав у матери. Зато впоследствии, когда он стал императором Священной Римской империи, он подарил граду исключительные привилегии. С этим городом связано основание неподалеку знаменитого курорта Карловы Вары.
http://www.geographicbank.com/photo1-5018-zamok-loket-loket-chehiya
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 07 Dec 2014, Sun, 17:03    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Есть удивительная закономерность. Вот допустим, вы приезжаете в Петербург, хочется обязательно надо посмотреть Эрмитаж, Петропаловку, Исаакиевский собор, да и вообще всё. Но если спросить у среднестатистического петербуржца, давно ли он был в Эрмитаже, то ответ, как правило, будет таким: давно...
Это я не к тому, что петербуржцы какие-то особенные, то же самое происходит в любом другом городе: в Москве москвичи в Кремль тоже не ходят =). А бывает и ещё забавнее. В прошлом году приехал в июле в Севастополь, у местных спрашиваю: как вода на море? А фиг его знает, мы в этом году до него ещё не дошли, отвечают они. В слову говоря, им до моря чуть больше 5 минут пешего ходу."

Санкт-Петербург с высоты птичьего полёта (34 фото)
http://abunda.ru/120387-sankt-peterburg-s-vysoty-ptichego-polta-34-foto.html











Вид Петропавловской крепости и Санкт-Петербурга.
http://petrushanov.livejournal.com/9332.html





Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Stas



Зарегистрирован: 28.11.2014
Сообщения: 121
Откуда: РБ

СообщениеДобавлено: 07 Dec 2014, Sun, 19:09    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ЭЛЕКТРОННАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА
ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕРУССКОЙ АРХИТЕКТУРЫ
http://rusarch.ru/index.htm


ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА
http://militera.lib.ru/h/index.html




В.В. Яковлев
ЭВОЛЮЦИЯ ДОЛГОВРЕМЕННОЙ ФОРТИФИКАЦИИ. ГЛАВЫ I–XII
ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ ИДЕИ И ФОРМЫ В ДРЕВНИЙ ПЕРИОД И СРЕДНИЕ ВЕКА
http://rusarch.ru/jakovlev_v1.htm


Яковлев, Виктор Васильевич
История крепостей

Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Яковлев В.В. История крепостей. — М.: ACT, 2000.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/h/yakovlev_vv/index.html
Иллюстрации: http://militera.lib.ru/h/yakovlev_vv/ill.html
OCR и правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так помечены страницы, номер предшествует.
{1} Так помечены ссылки на примечания.

Яковлев В.В. История крепостей. — М.: ООО «Фирма «Издательство ACT»; СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2000. — 400 с., ил. Тираж 5100 экз. ISBN 5-237-05176-6 («ACT»). ISBN 5-89173-077-4 («Полигон»).
Аннотация издательства: Книга известного специалиста-фортификатора В. В. Яковлева «История крепостей» посвящена мало освещенному аспекту военного искусства — развитию оборонительного зодчества с древних времен до начала XX века, а также исследованию средств осады и обороны сухопутных крепостей в этот период.

Содержание
Предисловие
От автора
Введение
Отдел первый. Фортификационные идеи и формы в древний период и средние века Глава I. Первобытные средства и формы защиты
Глава II. Русские ограды, стены и башни; крепости древней Руси
Глава III. Борьба за обладание крепостями древнего периода
Глава IV. Крепости средних веков
Отдел второй. Фортификационные идеи и формы в огнестрельный период: с XIV по XVI век Глава V. Эволюция фортификационных форм, вызванная изобретением огнестрельного оружия
Глава VI. Особенности фортификационных форм в Германии
Глава VII. Голландская (или нидерландская) система укрепления
Глава VIII. Особенности фортификационных форм во Франции
Глава IX. Состояние осадного искусства в Западной Европе с XIV до половины XVII века
Глава X. Развитие военно-инженерного искусства в России с XIV века
Глава XI. Эпоха Вобана
Глава XII. Фортификационные идеи и предложения современников и последователей Вобана
Отдел третий. Фортификационные идеи и формы в XVIII веке Глава XIII. Монталамберовская эпоха
Глава XIV. Главнейшие фортификационные идеи и предложения французских инженеров — современников Монталамбера и в период последнего
Глава XV. Эволюция военно-инженерного искусства в России в эпоху Петра I
Глава XVI. Развитие военно-инженерного искусства в России после Петра и до начала XIX века
Отдел четвертый. Фортификационные идеи и формы первой половины XIX века Глава XVII. Крепости Западной Европы начала XIX века
Глава XVIII. Состояние военно-инженерного искусства в первую половину XIX века в России
Отдел пятый. Фортификационные идеи и формы второй половины XIX века Глава XIX. Фортовые крепости Западной Европы
Глава XX. Франко-прусская кампания 1870-1871 гг. и крепости 70-х годов
Глава XXI. Влияние на дальнейшее развитие военно-инженерного искусства вообще и крепостного дела в частности русско-турецкой войны 1877-1878 гг. (крепости и форты первой половины 80-х гг.)
Глава XXII. Появление фугасных бомб и влияние их на устройство фортификационных построек во вторую половину 80-х годов
Глава XXIII. Применение во вторую половину 80-х годов в крепостном строительстве брони
Глава XXIV. Состояние крепостного дела и теоретические проекты фортов в России к концу 80-х годов
Глава XXV. Пропаганда ускоренных атак крепостей и оборонительные средства последних для противодействия этого рода атакам
Глава XXVI. Крепости и их элементы в период 90-х годов XIX века
Глава XXVII. Опыты стрельбы фугасными бомбами по фортификационным постройкам и крепости и форты 90-х годов в России
Отдел шестой. Крепостное дело в XX веке Глава XXVIII. Краткий очерк состояния крепостного дела за границей и в России до начала русско-японской войны
Глава XXIX. Порт-Артур как крепость; условия его возведения и состояние крепостных верков к началу осады в 1904 г. Влияние данных борьбы за Порт-Артур на дальнейшее развитие крепостного дела
Глава XXX. Краткий очерк состояния крепостного дела за границей за период времени от окончания русско-японской войны до начала мировой (1906-1914 гг.)
Глава XXXI. Краткий очерк состояния крепостного дела в России за период времени от окончания русско-японской войны до начала мировой
Глава XXXII. Крепости и долговременные укрепления в мировую воину. Современные воззрения на формы заблаговременного укрепления границ государств
Источники, которыми пользовался автор при составлении труда
Примечания
Список иллюстраций

http://militera.lib.ru/h/yakovlev_vv/index.html


Средневековье
Фортификация в картинках.
Из альбома Jahns Max "Atlas zur Geschichte des Kriegs Wesen".Lith. Institutv. Wilh Greve. Berlin, 1878 ("Атлас истории ведения войн", Берлин, 1878)


I. Фортификационные схемы V - XII веков во Франции и Британии.

1. Бургундская постройка (замок Аллингес, 930 г. , Верхний Тонон на Женевском озере).
2 и 3. Французские донжоны XI в.
2. Донжон в Божанси на Луаре.
3. Донжон в Лоше на Индре.
4. Французский вассербург (замок, со всех сторон окружённый рвами с водой или природными водоёмами - И.Л.) XII в. (Курси около Фалез).
5. Норманнская крепость XII в. (Аргез в департаменте Нижней Сены). А. Донжон, В. Траншея, Е. Главное укрепление, D. Мостовые ворота, I и К. Защитные башни этих же ворот, L. Передний двор, G. Ворота, М. Подземные ходы.
6 и 6а. Английский донжон XII в. (Рочестер, 1088 - 1130).
6. План первого этажа. А. Передовое строение, В. Большое помещение с двумя ступенчатыми амбразурами, двумя ложами (h и i), одно из которых под потерной, ведущей к подъёмному мосту (а), С. Южное помещение с четырьмя ступенчатыми амбразурами и четырьмя ложами (kklm), о. Ворота с идущими по всем этажам колодезными шахтами, f. Винтовая лестница.
6a. Внутренний вид второго этажа. Юго-западный угол.
7. План де ла Мотт де Шесни (Нормандия) вместе с двумя профилями.

Ср. с данной таблицей: Криг фон Хохфельден "История военной архитектуры раннего Средневековья" и де Гомон "Азбука археологии" Кайенн, 1870.
/ © Перевод И. Лосевой /


II. Фортификационные схемы V - XII веков в Италии и Германии.

1. Остготское строение (круговая стена Теодориха в Вероне).
2 и 3. Остготские строения (башни Теодориха в Таррачине).
4. Лангобардское строение Часть укрепления (перед Палаццо деле Тори в Турине).
5. Строение Меровингов (план Зальцбурга во Франкии). А. Воротная башня, В. Передний двор, С. Мост, D, E, F. Башни, Н. Контрфорс, L. Внутренняя башня, M. Монетный двор, N. Старое жилое здание, O. Восстановленная капелла, P. Остатки колодца, S. Колодец глубиной 233 дюйма, T. Ворота (потерна), U. Передовое строение для защиты ворот, V. Жилое и хозяйственное строение XVI в. W. Незаселённые крестьянские дворы, X. Потерна, позднее тюрьма, Y. Разрушенные, видимые только по фундаментам, стены, Z. Остатки подвального помещения.
6. Замок времён саксонских императоров. Башня во Фрауенфельд (Тургау).
7 и 7а. Замок времён франкских императоров (Габсбург).
7. План Габсбурга. А. Дом с башней, В. Башня, С. Главная башня, D. Круговая стена, E. Небольшие ворота, F. Новое строение (жилой дом) бернцев, G. Стена, запирающая бывшие небольшие ворота (бернская постройка), H. Ров.
7a. Разрез Габсбурга.
8 и 8а. Замок Трифельс времён франкских императоров. Горизонтальная и вертикальная проекции. a. Круговая стена, b. Северный край скальной плиты, c. Стена с террасой, d. Колодезная башня, e. Место бывшего воротного строения, f. Большая лестница, g. Дорожка, пригодная для верховой езды, h. Стена для фланкирования лестницы, i. Ворота, k. Лестница на второй ярус, l. Дозорный дом, m. Главная башня, n. Облицовка восточной стены первого яруса, o. Лестница на верхний ярус, p. Цистерна, q. Погреб.
9. Вартбург. 1067 √ 1070. a. Дорога, b. Внешние ворота, c. Стена заложенного позднее наружного сооружения, d. Подъёмный мост, e. Воротная башня, f. Рыцарский дом, g. Дирниц (отапливаемое помещение как одно- так и двухнефовое, чаще всего выполненное в несколько этажей, в центре паласа (от лат. palatium √ резиденция, дворец, строение с большим залом для представительских функций) средневекового замка - И.Л.), h. Главная башня, i. Рубеж обороны, k. Женская половина, l. Дом ландграфа, m. Место бывшего флигеля, n. Южная башня, o. Пивоварня (ныне снесена), p. Конюшня (бывший цейхгауз), q. Сад, r. Окружная стена с галереей.
10. Сводчатая конструкция Нидербурга в Рюдесхайме.
11. Каменная перевязка окружной стены Фульды (1166).
12. Ворота Комбурга на Кохере.
13. Ступенчатая амбразура во франфуртском Заалхофе. a. План, b. Разрез.

Ср. с данной таблицей: Криг фон Хохфельден "Военная архитектура раннего Средневековья". Штуттгарт, 1859.
/ © Перевод И. Лосевой /.


III. Фортификационные схемы VII - XII веков.

1. Замок на холме VII в. a. Главная башня, b. Хозяйственные постройки, c. Свайная конструкция, d. Ров.
2. Сторожевая башня времён Карла Великого. a. Внутренняя лестница, b. Сток или цистерна.
3. План замка дю Пин (Кальвадос).
4. Англосаксонская башня конца Х в. графа Бёртона. Нортгемптоншир.
5. Маленький немецкий замок.
6. Шато де Жизорс (Нормандия). 1097.
6а. Донжон его же.
7. Замок графов Фландрских в Генте. XI в.
8. Англонорманская башня в Вармуте. Дюрхем. 1075.
9. Норманнский замок в Нью-Кастл на Тайне. 1080. (Зубчатая верхушка более не существует).
10. Замок Рожера I над Фуа, департамент Арьеж. XI в.
11. Старая часть города Каркассона, департамент Од. Конец XI в. Обнесена двойной стеной около 1500 м в окружности с 50 башнями.
12. Ворота в Каркассоне.
13. Башни Каркассона: a. Внешний вид, b. Разрез, c. Планы трёх этажей.

Ср. с данной таблицей: де Комон "Азбука", Демин "Руководство" и Виоле-ле-Дюк "Военная архитектура".
/ © Перевод И. Лосевой /


IV. Фортификация эпохи Крестовых походов.


V. Фортификационные схемы XII - XIII веков.


VI. Элементы фортификационных схем XII - XIII веков.


VII. Немецкая фортификация XIII - XIV веков.

© Jahns Max "Atlas zur Geschichte des Kriegs Wesen".Lith. Institutv. Wilh Greve. Berlin, 1878 ("Атлас истории ведения войн", Берлин, 1878)
http://terijoki.spb.ru/vyborg-fortress/vf_middleages4.php

Ренессанс
Фортификация в картинках.
Из альбома Jahns Max "Atlas zur Geschichte des Kriegs Wesen".Lith. Institut v. Wilh Greve. Berlin, 1878 ("Атлас истории ведения войн", Берлин, 1878)


I. Фортификационные схемы XV века.

1 - 4. Крепость Мунот в Шаффхаузене :
1. Общий вид на укрепления со стороны Рейна.
2. План нижнего этажа главного укрепления (цитадели): G. Глубокая траншея. В. пологий спиральный пандус (наклонный подъём) для доставки орудий на пятиугольную стену А с наклонными амбразурами для обстрела траншеи. Три амбразуры (С) выходят на выдвинутые вперёд башни, служащие капонирами, которые могут быть востребованы в случае возможного уничтожения амбразур С.
3. Внешний вид одной из выдвинутых вперёд башен.
4. План прикрытой сверху батареи цитадели: В. Винтовая лестница. Е. Подъёмный мост через траншею. Слева от подъёмного моста расположена толстая массивная стена, прикрывающая большинство опасных мест. F. Казематированная батарея, Н - главный зал, М - верхнее освещение, I - колодец, К - винтовые лестницы, ведущие к куртинам N и O. Куртины ведут к Рейну, N с коридором.
5. Укрепления города Оранж (построено при Людовике XI).
6. Мозельские ворота в Меце (Мериан. Топография Галлии).
7. Бастилии города Кингстон-апон-Халл (Паркер. Обзор английской архитектуры от Эдуарда I до Ричарда II. Оксфорд, 1853).
Ср. с данной таблицей: Виоллет ле Дюк. Очерки военной архитектуры средних веков. Париж. 1854.
/ Перевод И. Лосевой /


II. Фортификационные схемы XV века.

1. Башня замка Сагонн в Бурбонне.
а. Башенка с лестницей (окна были проделаны или расширены в более позднее время).
2. Стеновая башня в Нюрнберге.
3. Ограда крепости Зальс.
4. Городская стена, укреплённая с помощью бре* (а).
5. Система укреплений в Нойфс.
А. Траншея. В. Бре. С. Старая городская стена.
6. Вид изнутри через арочную позицию на укреплённую против проделывания брешей городскую стену.
7. Передовая позиция Деми-тур (Бастион Сен-Леон в Байонне).
8 - 12. Предложения по возведению укреплений, сделанные сиенским монахом Джорджио Мартини :
8. Передняя часть четырёхугольника с остроконечными выступами.
9. Бастион с орийонами.
10. Выдающийся вперёд семиугольник.
11. Фасад с выпуклой лицевой стороной и вогнутыми куртинами.
12. Башня с прикрытой сверху батареей.
13. Дюрер: "Разум античного государства, долженствующего быть воспроизведённым".
Ср. с таблицей: Виолетт-ле-Дюк "Военная архитектура", Деммин "Руководство по изобразительным и ремесленным искусствам".
* Если крепость не удавалось взять с ходу, то осаждающие рыли траншеи, проходившие параллельно друг другу, и устанавливали осадные батареи, прикрытые габионами. Стены старых крепостных сооружений, возвышавшиеся над остатками рвов, позволяли пушкам врага вести прицельный огонь, и ядра очень быстро проделывали в них бреши, поскольку они не были ничем прикрыты. Чтобы защитить стены, на внешних краях рвов стали сооружать палисады или парапеты из камня или дерева, которые устанавливали на земляных валах, а перед ними рыли ров. Эти укрепления, сменившие старые листы, получили название бре (braie).
/ Перевод И. Лосевой /


III. Французская фортификация XVI века.

1.Фрагмент укреплений Меца. Бульвар с фоссебреей возле ворот Лектур.
2.План укрепления Лангра.
(А). Старый римский город; (В). Часть города, построенная в начале XVI в.; (С). Башни для фланкирования орудиями; (D). Передовые укрепления, выдвинутые на атакуемый участок; (Е). Бульвар с двумя прикрытыми сверху батареями; (F). Насыпь конца XVI века перед воротами, выходящими к Марне.
3.План одной из фланкирующих башен (С), расположенной возле крутого обрыва:
(с). Вход со стороны города по лестницам, ведущим к амбразуре (е); (f) и (g) амбразуры, закрытые после помещения пушек внутрь через ворота; (h) дымоотводы; (i) пороховые погреба.
4.Бульвар (Е) в разрезе.
5.Кавалье для защиты предмостного укрепления в Марселе (1 - 5 Мериан: Топография Галлии. 1655).
6.Атакуемый фасад Нарбонна.
7.Орийон-бастион в Нарбонне.
8.Тупоугольный орийон-бастион с плана, начерченного в 1530 г. для Труа.
(F). Заполненный водой ров; (А). Маленькие замаскированные ярусные батареи; (В). Прикрытые сверху фланки позади орийонов; (С). Старые башни ворот Сен Жак; (D). Старые стеновые башни.
9.Французский фасад середины XVI в.
(А). Тупоугольный; (В). Остроугольный бастион; (С). Казематированные батареи.
10.Амбразура казематированной батареи.
11.Амбразура открытой батареи.
12.Сооружение для укрытия.
Ср. с данной таблицей: Виолле-ле-Дюк. Очерки военной архитектуры Средних веков. Париж, 1854.
/ Перевод И. Лосевой /


IV. Немецкая фортификация XVI века.

1 и 2. Укрепления Аугсбурга.
1.А. Фронтальная часть старой стены с валом; В. Широкий ров; С. Крытый ход в сторону предместья Якоберфорштадт; D. Нижняя протока; Е. Траверсы; F. Мосты; G. Стена, пересекающая ров; H и I. Старые стены с валами; К. Вал; L. Бастион на Бахнангер (сейчас вал Якобер); М. Красная башня (сейчас вал Облаттер); N. Ворота Якобертор; О. Маленькие воротца Облатер; Р. Крытый переход; Q. "Птичьи" ворота; R. Ворота с брусьями.
2.Бастион на Бахнангер с ходом между окружающими стенами для фланкирования (фоссебрея). А. Батарея собственно бастиона; В. Гласис с земляным навалом; С. Фланговые орудия хода; Е. Второй фланк, обстреливающий часть стены D в случае внезапного нападения; F. Башня старого городского укрепления; G. Куртина.
3.Городские укрепления Франкфурта на Майне. Вал от ворот под Майном до ворот Таунус. А. Батарея в загнутом внутрь углу; В. Стена у окончания Майна; С. Воздушные шахты; D. Старая городская стена; Е. Наклонный вал; F. Ход между окружными стенами, фоссебрея; G. Контрфорс; Н. Кармелитский монастырь. (Илл. 1-3: Себастьян Мюнстер "Космография" Базель, 1544).
4.Городские укрепления Любека. "Плавающие" бастионы (гравюра XVI в.).
5, 6, 7. Нюрнбергские конструкции Дюрера.
5.Стена с амбразурами и хордой.
6.Пушечная амбразура с блиндажом.
7.Амбразуры нюрнбергского бастиона конца XVI в.
Ср. с данной таблицей: Виолле-ле-Дюк. Очерки военной архитектуры Средних веков. Париж. 1854.
/ Перевод И. Лосевой /


V. Фортификационные идеи Дюрера, 1527 г.

1."Второй манер постройки бастионов" Дюрера. Фасад с 2 бастионами и лежащей перед ними городской стеной.
2.Бастион на второй манер. Слева горизонтальный разрез стены, справа план платформы сверху.
ll городская стена, ggg передняя стена, hhh задняя стена, iii оборонительный каземат, nnn орудийные опоры, ek стена с жёлобом, mmm сводчатые склад и жилые помещения.
3.Профиль CD, под сужением ширина рва 250 дюймов.
4.Многоугольное укрепление Дюрера. Система капониров.
i и m валы (i поднимается на 60 дюймов выше m), k траншея, l свободное помещение, n главная траншея, о прикрытый ход, q насыпь, р передняя траншея.
Траншеи k и n защищаются оборонительными казематами, разположенными позади эскарпов валов i и m, кроме того, нижняя траншейная защита основывается на капонирах r и s со 128 орудийными опорами.
Е. Внутренний зáмок.
Н. Свободное пространство шириной 600 дюймов для жилых и хозяйственных построек.
Ср. с данной таблицей: фон Застров "История постоянных укреплений" Лейпциг, 1839.
/ Перевод И. Лосевой /


VI. Городская оборона XVI века.

1.Окрестности Павии. Для понимания осады Франциском I и сражения 24 февраля 1525 года.
2.Осада Миланского замка (с немецкой гравюры XVI столетия).
А. Осаждающее войско. Батареи позади окопов, защищённые с флангов округлыми земляными бастионами В, которые соответствуют требованиям более поздних гарнизонов.
С. Бастионы, фланкированные надвратными башнями.
D. Куртины без насыпи, но с обходами и прикрытыми батареями, бойницы которых различимы в Е.
F. Бульвар, окружающий самую слабую часть замка, отделён от неё рвом с водой. Он поддерживается с одной стороны довольно хорошо фланкированным сооружением G, с другой стороны Н - редутом или донжоном, так же как в Средние века. Оба сооружения связаны с замком подъёмными мостами. Замок делится на три отдельные части траншеями. Всё укрепление окружено прикрытым ходом I.
/ Перевод И. Лосевой /


VII. Схема осады XVI века.

1. Осадная батарея начала XVI столетия ("Белый король" Маркса Трайтцауэрвайнса, гравюра на дереве Бургкмайра).
2. Артиллерийская атака на фасад, защищённый скошенным нижним валом (фоссебреей).
3. Устройство орудия на надстроенной платформе (Диллих).
4. Оборона участка, сооружённого позади бреши (Виоллет-ле-Дюк).
5. Галерея, ведущая к траншейному переходу (Диллих).
6. Открытый траншейный переход и штурм бреши (Виоллет-ле-Дюк).
Ср. с данной таблицей: Виоллет-ле-Дюк "Очерки военной архитектуры" и Диллих "Книга о войне".
/ Перевод И. Лосевой /

Jahns Max "Atlas zur Geschichte des Kriegs Wesen".Lith. Institut v. Wilh Greve. Berlin, 1878 ("Атлас истории ведения войн", Берлин, 1878)
http://terijoki.spb.ru/vyborg-fortress/vf_renaissance2.php

Новое время
Фортификация в картинках.
Из альбома Jahns Max "Atlas zur Geschichte des Kriegs Wesen".Lith. Institutv. Wilh Greve. Berlin, 1878 ("Атлас истории ведения войн", Берлин, 1878)


Итальянская фортификация XVI века.


Схема осады XVI века.

© Jahns Max "Atlas zur Geschichte des Kriegs Wesen".Lith. Institutv. Wilh Greve. Berlin, 1878 ("Атлас истории ведения войн", Берлин, 1878)
http://terijoki.spb.ru/vyborg-fortress/vf_newage1.php
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» -> Путешествия -> Фортификация и военная история -> Замки и крепости Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы