Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» Форум сайта «Глобус Беларуси»
Основной проект — “Глобус Беларуси
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Полоцкий укрепленный район
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 71, 72, 73  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» -> Путешествия -> Фортификация и военная история -> Советская фортификация 1930-х гг.
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 14 Jan 2024, Sun, 17:56    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О том как сильно пулеметчикам укрепрайона из состава героического 156-го пульбата пришлось растягивать свои силы, прикрывая даже те направления, которые не входили в их полосу обороны, чтобы не дать немцам обойти укрепрайон с севера:

"Хорошо запомнился день 12 июля 1941 года. Воскресение. С утра парило. К обеду собралась гроза. В обед одновременно с громом загрохотали немецкие орудия.

Жители деревни подготовили около каждого дома укрытие – землянку, наверху три наката бревен, которые засыпали землей. Там все и прятались. Когда немного стало тише, мы вышли из укрытия.

Немцы с закатанными рукавами хозяйничали во дворах. Ловили и готовили куриц, гусей, тянули из дому все, что им нравилось. Однако под вечер разгорелся бой. Немцы перекопали все огороды, окопались. На крыше нашего дома, за дымоходом сидел, вероятно, наблюдатель с биноклем, который наблюдал за деревней Грибова.

Там, оказывается, осталась в окружении наша артиллерийская часть.
Целый день наши артиллеристы очень метко обстреливали фашистов в деревне, на шоссе, где двигались их войска.

В деревне Крупец наши пулеметчики засели на чердаках домов и сильным огнем встретили фашистов. Жители, которые остались в живых, рассказывали, что немцы фургонами вывозили оттуда убитых. Однако силы были все же не равные.

Погибло много жителей, большая часть пулеметчиков, немцы сожгли деревню. Когда я вспоминаю эти эпизоды, мне хочется плакать. Потому что те солдаты, офицеры заслуживали звания героев, а они остались безымянными. Так пусть хоть о безымянных героях, которые сражались в деревнях Крупец, Грибова, Прибытки в июле 1941 года будет известно многим читателям.

Не могу не рассказать о том, как моя сестра Нина с подружками Анастасией Субоч и Ниной Кухаренко тайком пробирались к местам боев, находили раненных, перевязывали, поили их. А немцы всюду понавешивали самые строгие предостережения: «За сокрытие советских солдат смерть всей семье через повешенье». И все же молодежь на это не обращала внимания.

Нина, перевязывая раненного офицера, рассказала ему, как добраться тайно до нашего дома (он был ранен в ногу, но мог медленно двигаться). И вот, когда бой стих, мы впервые вышли из землянки, легли в доме на полу спать.

Нервное напряжение бессонница, голод были настолько велики, что вся семья крепко заснула. Проснувшись, услышали, как кто-то ходит по чердаку. Оказалось, что это тот раненный, которому сестра показала наш дом.

Тут отец полез на чердак, потом позвал Нину с перевязочным материалом (она его до прихода немцев взяла в Паволишинской больнице). Два дня мы ухаживали за раненым.

Однажды в деревню понаехало полно немцев и разместились ночевать везде по домам, в том числе и у нас. Вот тут мы и испугались. Немцы в доме, а советский офицер на чердаке. Отцу пришлось замаскировать его ветошью, опилками. Потом перевели в баню.

Раненный ничего про себя не рассказывал, только то, что москвич и фамилия Иванов. В бани жил до полного выздоровления. Потом дали ему одежду и он пошел.

Сказал, что будет пробираться за линию фронта. После войны приезжал, благодарил. Однако из нас уже дома была только мать. Отец был репрессирован по фальшивому доносу, сидел в сталинских лагерях.

Она не придала словам благодарности большого значения, сказала, что это грех был бы не выручить своего человека и благодарности не стоит..."

Из воспоминаний бывшей жительницы д. Янковичи Надежды Тарасовны Прибыткиной. Книга "Память. Историко-документальная хроника Россонского района".

Рассказ как рассказ, свидетельствующий о подвигах наших людей во время войны. Однако для меня он очень важен, так как именно об этих боях в боевых документах частей ничего не сохранилось. Некому было писать отчеты. Здесь очень немногочисленные бойцы и командиры наших частей оказались в самом пекле и мало кто выжил. В рассказе есть нюансы, которые, если знаешь о них, говорят очень, очень много.

Кто еще не устал читать, а буков я пишу иной раз много, предлагаю разобраться со мной, что здесь к чему:

"Хорошо запомнился день 12 июля 1941 года. Воскресение. С утра парило. К обеду собралась гроза. В обед одновременно с громом загрохотали немецкие орудия."

То есть немцы наступление начали 12-го после полудня. На них это не похоже. Общее наступление гитлеровским командованием было назначено на 13-ое июля 1941 года.

Что же произошло?

За день до этого стык 98-ой и 174 ой дивизия обороняла 126-ая дивизия, которая отошла сюда от самой госграницы и с учетом жестоких боев под Борковичами понесла ужасающие потери. Погиб у Лозовки и ее командир генерал Кузнецов. Однако 11 июля 1941 г. остатки дивизии срывают наступление 14-ой моторизованной и 19-ой танковой дивизий Вермахта вдоль реки Дрисса: "Дивизия 11 июля произвела обстрел 80 грузовых машин и около 100 мотоциклов, 6-8 бронемашин и около 10 танков гитлеровцев. Стрельба была очень удачной. Противник в полной панике бежал в северном направлении из мешка между укрепленным районом и рекой Дрисса. Артиллерийский обстрел противника продолжался с 13.00 до 20 часов."

Далее же в том же документе указана причина, по которой 126-ая дивизия вынуждена была покинуть участок обороны вдоль реки Дрисса от Дерновичи до Игнатово (пересечение шоссе и р.Дрисса): "По причине отхода 98-ой дивизии справа нас, наш правый фланг обороны (690 стрелковый полк) был обойден противником и обстрелян сильным минометным и артиллерийским огнем (из противотанковых орудий). 126-ая дивизия отошла"

В журнале же боевых действий 22-ой армии по этому поводу есть такая запись: "98 стрелковая дивизия: в связи с отходом 126 дивизии противник перешел в наступление и овладел Дерновичи, Старцево, Соколище, Церковище. В 22.30 дивизия переходила в контратаку - результаты боя неизвестны. Штакор - Клястицы".

На сколько я разобрался (см. карту-схему общую) еще 11 июля вечером немцы неожиданно большими силами (32-ая пехотная дивизия) атаковали на левом фланге 98-ой дивизии в направлении с северо-запада на юго-восток вдоль Освейской трассы, вынудив ее отойти за реку Нища. После отхода нашей 98-ой дивизии оголился тыл малочисленной 126-ой дивизии державшей фронт вдоль реки Дрисса фронтом на юг. Та естественно, чтобы избежать уничтожения вынуждена была отойти. После этого, в ночь с 11 на 12-го июля, 98-ая дивизия начинает контратаковать немцев и видит что 126-ая дивизия отошла...

В период с 12 июля – 17 июля 1941 г. в журнале боевых действий нашей 126-ой дивизии есть запись: "Дивизия шла на формирования в район (оставлено место в кавычках для указания места, но так и не записано, прим. В.К.). В дальнейшем маршрут был изменен и место формирования было в лесу восточнее Федорухово, куда и прибыли в составе 1847 человек из них с винтовками 50%, без станковых пулеметов и артиллерии, 110 лошадей. Людской и конский состав был сильно переутомлен."

В итоге на какое-то время 12-го июля 1941 года стык между 174-ой стрелковой дивизией Зыгина (обороняла Полоцк и укрепрайон) и 98-ой дивизией соседнего (севернее) 51-го корпуса оказался оголен.

Ситуация усугубилась тем, что Зыгину 12-го июля 1941 года пришел приказ оставить в укрепрайоне лишь один полк, а остальные силы перебросить к Горянам для совместной атаки с соседними частями Западного фронта для уничтожения 39-го танкового корпуса гитлеровцев, прорвавшегося к Витебску и угрожавшего тылам Полоцкого боевого участка. С этого времени постепенно начался вывод войск и с южного сектора укрепрайона.

Таким образом стык между 98 и 174 ой дивизиями Зыгин мог закрыть только гарнизонами ДОТов. Так и оказалось, что немцы уже 12-го июля 1941 года ведя разведку поняли, что перед ними наших войск мало и вскоре на острие удара целого гитлеровского танкового корпуса (57-го) оказались лишь наши пулеметчики.

Прорыв.

Многие думают, что прорвы немецких войск, это нечто статичное: прорвались и все пропало. Однако не все так просто.

Сначала немцы готовились наступать на 13-ое июля, а тут 12-го вроде как благоприятный момент. Вот они и рванули без подготовки. Дошли до Янковичи, Прибытки, а наши пулеметчики (гарнизоны ДОТов в поле) закрепились на высотах и в д. Крупицы, а так же стали давить немцев с юга у Повалишино. После от 98-ой дивизии подтянули артиллерию, расположив ее на выгодных высотах у д. Грибово. Оттуда было удобно обстреливать дорогу на большом ее протяжении.

Так и ликвидировали первый прорыв, но 15 танков 19-ой танковой дивизии с некоторым числом мотопехоты все таки сумели прорваться к Дретуни и тем самым перерезали коммуникации защитников Полоцкого укрепрайона (затрудняли снабжение).

Этот прорыв на некоторое время закрыли, но не надолго. Слишком подавляющим было превосходство фрицев численное, в технике и артиллерии.

Уже 13-го немцы ударом силами целой дивизии (86-ой) прорывают фронт у д. Матейково, Владычино, Белое (Азино), Тиновка. Зыгин, чтобы парировать этот удар спешно возвращает часть войск с оболького направления назад в укрепрайон, но силы врага слишком велики...

Обратим внимание еще на немаловажную деталь. В тексте из книги Памяти упоминаются артиллеристы и пулеметчики. Позже речь идет об офицере пулеметчике - москвиче. А мы знаем, что приписной состав прибывающий на пополнение укрепрайона по мобилизации (с началом войны) был из Москвы. Из-за особой важности Полоцкого направления руководство СССР в то время считало, что так надежнее... Хотя как видим и местные жители защищали свою землю не хуже...

Есть и еще одна интересная запись в предвоенных списках командиров ДОТов из 25-го пулеметного батальона Полоцко-Себежского укрепрайона. С началом войны из 25-го пульбата был развернут, за счет пополнения, еще и соседний 156-ой (оборонявший самый север укрепрайона), но бойцы и командиры часто по привычки указывали что служат в 25-ом...

А вот и запись: Иванов Алексей Иванович назначен на службу в укрепрайон с должности командира взвода 3-х Слуцких пехотных курсов УСЗ... То есть видим, что бои в описываемом выше районе вели гарнизоны ДОТов Полоцкого укрепрайона.

увеличить до 1200x799


На фото:

В верхнем правом углу Карта - схема общая. положение на 11-13 июля 1941 года. Сиреневым отмечены положение и действия пулеметных батальонов Полоцкого укрепрайона (гарнизонов ДОТов)
Красным - положение и действия 126-ой дивизии
Оранжевым - положение и действия 98-ой дивизии.
Темно синим и синим - действия войск пяти гитлеровских дивизий.

В верхнем левом углу Карта - схема. Красным отмечены положение и действия пулеметных расчетов, выделенных из гарнизонов ДОТов Полоцкого укрепрайона и артиллеристов 98-ой стрелковой дивизии
Темно синим - действия войск 32-ой пехотной, 14 моторизованной и 19-ой танковой дивизий Вермахта.

В нижнем левом углу - Основное вооружение пулеметных батальонов - станковый пулемет Максим.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 19 Jan 2024, Fri, 11:19    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

№89 КП-ОТ-М2

Информация для составления Учетной карточки на ДОТ №89:

***Задачи***

ДОТ №89 - трехамбразурная огневая точка совмещенная с командным пунктом располагаясь в тылу батальонного района обороны "М" в районе деревни Родашковы, помимо обеспечения руководства обороной батальонного района "М" обеспечивала так же ее глубину.

Основной задачей ДОТа №89 было прикрытие сети проселочных дорог идущих между обширными болотами в районе озера Люхова и Западной Двиной, вдоль ее южного берега, в общем направлении от Троицкой на Слобода, с последующим выходом на дорогу Середома - Подкастельцы - Экимань - Полоцк (ныне это направление можно проследить как территория ОАО "Нафтан" - Новополоцк - Экимань - Полоцк).

*** Характеристики ***

ДОТы №89 в документах 1932 года отмечен как ДОТ совмещенный с центром телефонной связи, а в документах 1934 года, как трехамбразурная огневая точка совмещенная с командным пунктом.

Класс защиты: М2, то есть ДОТ защищал гарнизон от снарядов калибра 152-мм.

Вооружение его состояло из трех станковых пулеметов 7,62-мм системы Максима на пулеметных станках Горносталева и одного 7,62-мм ручного пулемета Дегтярева.

Исходя из своего многолетнего опыта осмелюсь утверждать, что ДОТ маскировался под хозпостройку, ибо над его амбразурами мы не наблюдаем характерных углублений для монтажа стального каркаса системы маскировки "Тяжелый холм". Противооткольная защита была выполнена из котельной стали.

***Состав помещений и их предназначение***

Огневая точка №89 представляет собой фронтальную трехамбразурную пулеметную огневую точку размером 8 х 7 метров. Вход в сооружение со стальной бронированной дверью прикрывался тупиком, который в свою очередь защищался решетчатой дверью и амбразурой обороны входа для стрельбы из ручного пулемета.

ДОТ имел следующий состав помещений: противохимический тамбур, боевое отделение, состоящее из трех казематов, отделенных друг от друга бетонными перегородками толщиной 200 мм и сравнительно просторное помещение для работы командира роты и коменданта сооружения, оборудованного перископом, столом для работы с картами, радиостанцией (вывод антенны располагался рядом с обсадной трубой перископа), телефонной связью с ДОТами батальонного района и складывающимися нарами для отдыха части гарнизона.

Боевое отделение и помещение для командного состава отделяли от противохимического тамбура деревянные тяжелые герметичные двери.

Казематы оборудовались пулеметными станками Горносталева (ПС-31, «СТАД»), системой отвода пороховых газов и системой охлаждения охлаждающей жидкости пулеметов Максим.

Фильтровентиляционная установка располагалась у тыльной стены ДОТа. Очевидно она располагали внутри помещения коменданта.

Перед входом в коленчатый тупик, призванным защищать входную дверь от взрывной волны, мы видим какой-то необычно маленький неполноценный хоздворик, стены которого могли защитить только от осколков. Думается он был сооружен для часового.

***Строительство ***

Строился ДОТ №89 в 1931 году 3-м строительным участком УНР-27 под руководством производителя работ инженера Ваняшина. Комендантом укрепленного района в это время был К.Я. Варес, начальником инженеров Бочковой. Посадкой сооружений руководил в 1931 – 1932 годах комендант К.Я. Варес совместно с начальником штаба укрепленного района Кругловым.

До 1934 года продолжались работы по оборудованию сооружения. К 1 января 1934 года ДОТ в принципе был уже в боеготовом состоянии, но на нем еще не был установлен перископ.

***Служба***

По завершении строительства и оборудования сооружений батальонного района обороны "М" в них несла службу 5-я рота 16-го пулеметного батальона, которая должна была занять их по тревоге за время от 12 до 31 минуты, в связи с близостью границы с Польшей.

Вероятно позже в графе "кем охраняется" 5-я рота 16 пульбата зачеркнуто и надписано половина 4 роты 16 пульбата.
В связи с малым временем отведенным для занятия сооружений батальонного района обороны "М" по тревоге, можно сделать вывод о том, что гарнизон района обороны располагался поблизости от своих ДОТов. У автора нет документальных свидетельств, где именно, но судя по карте 1937-1938 годов наиболее вероятны большие огороженные участки рядом с деревней Дачевщина (рядом с ДОТом №88, ныне лесной массив между заводом БВК и ОАО "Нафтан").

*** Боевые действия ***

С началом войны в батальонном районе обороны "М", командование которым осуществлялось из ДОТа №89, стал разворачиваться до штатной численности, получая пополнение из Москвы 155-й пулеметный батальон.

В качестве полевого заполнения укрепрайона здесь занимал оборону 2-ой батальон 50-го сводного стрелкового полка, который состоял из резервистов призванных в Полоцком и соседних с ним районах для пополнения и доведения до штатной численности 50-ой стрелковой дивизии ушедшей в район Лиды.

4 июля 1941 года в полосе района обороны "М" появились немецкие разведывательные группы, которые прощупывали оборону наших войск на наличие слабых мест в ходе подготовки удара частями 19-ой танковой и 18-ой моторизованной дивизий.

В это время южнее в соседнем районе обороны "С" в районе деревни Морозы уже слышны были звуки боя.

Вскоре немецкие разведчики убедились, что здесь в полосе района обороны "М" им противостоит серьезная оборона и командование Вермахта перенесло основные усилия на попытку обойти укрепрайон в районе Дисны.

На следующий день 5 июля 1941 г. подразделения 2-го батальона 50-го сводного стрелкового полка провели разведку перед фронтом своего район обороны в направлении Дручаны, Троицкая, Концевые, совхоз Банонь и южнее, в результате которой противник был обнаружен только в районе в районе совхоза Банонь и южнее.

Таким образом, убедившись в том, что им противостоят боеготовые части советских войск, моторизованные части вермахта не решились атаковать здесь наши позиции, за что и поплатились.

Одна из мобильных ударных групп Зыгина, выдвинувшись с полевой артиллерией из района будущего Новополоцка на запад, нанесла короткий, но ощутимый удар во фланг переправлявшимся через Двину в районе Дисны гитлеровским войскам, вынудила фрицев выделить войска для прикрытия, тем самым ослабив его удары на главных направления, и снова вернулась в оборону.

С 9 июля 1941 года, когда севернее за Двиной под Махирово разгорелись жаркие бои, там к Боровухе-1 рвались части сначала 19-ой танковой дивизии, а затем подошедшие пехотные полки 206-ой дивизии врага, гарнизон батальонного района обороны "М" активно поддерживал огнем соседа, надежно прикрыв его южный фланг, он не дал возможности немецкой пехоте пройти вдоль Двины.

К 11 июля 1941 года к предполью района обороны "М" с запада подошла пехота 26-ой пехотной дивизии врага. 50-ый сводный стрелковый полк в это время не допуская противника к Полоцку занимал оборону в районе нынешнего Новополоцка: Люхово, Новики, Корчи, Виганеево, Пашки, Емельяновка. Штаб его располагался в деревне Зуи.

12 июля вечером поступил приказ постепенно выводить войска с южного сектора укрепрайона, оставив минимальное число бойцов для удержания позиций. Зыгин стремился сохранить свои войска и концентрировал резервы севернее Двины.

Судя по оперативным сводкам утром 14 июля части 50-го сводного стрелкового полка и гарнизоны ДОТов, отражая небольшие атаки у Фариново, занимала оборону на рубеже Дачевщина, Новики (это район обороны "М"), и далее по правому берегу р. Ушачи до Голгофка, Шелковники, Бельково. Штаб – лес южнее Косарево.

К вечеру 14-го июля 1941 года 50-й сводный стрелковый полк и гарнизон укрепрайона прочно удерживали рубеж Дручаны (район обороны "М"), Почтари, Лесины. Командный пункт – лес севернее Цеховщина.

К вечеру 15 июля 1941 года немецкие войска, прорвавшись на флангах укрепрайона, ослабленного тем, что войска Полоцкого боевого участка (174-ая стрелковая дивизия с артиллерией и приданными войсками) начали организованный отход в направлении Невеля, ворвались в Полоцк. К этому времени основная часть защитников батальонного района обороны "М" была выведена на северный берег Западной Двины по деревянному мосту через реку в районе деревни Горовые. Есть сведения, что большая часть его защитников была призвана из Ушачского района, что по выходе их через Двину к Боровухе-1 они снова ставились в оборону, защищая уже Боровухские ДОТы.

17 июля в оперативных сводках последний раз упоминается 50-й сводный стрелковый полк, в этот день он приводил себя в порядок после отрыва от противника. Отрыв войск своей стойкостью обеспечили гарнизоны ДОТов Полоцкого укрепрайона, многие из которых гибли в бою. Вскоре личный состав остатков 50-го сводного полка был направлен для пополнения 508-го стрелкового полка 174-ой стрелковой дивизии.

Во время оккупации совсем скоро на территории будущего Новополоцка образовалась партизанская зона, куда фашисты поначалу могли проникнуть лишь большими силами, а затем и вовсе потеряли доступ. Дороги были завалены поваленными деревьями, а оказавшиеся в окружении советские бойцы, командиры и местные жители вооружались оружием и боеприпасами найденными на местах сражений за Полоцк и в ДОТах укрепрайона...

***Боевые повреждения***

Выявленные боевые повреждения: Стены ДОТа сохранили на себе немногочисленные следы попаданий пуль и снарядов калибра от 37 до 75 мм. Попаданий в амбразуры не выявлено. Стреляли немцы здесь очень не точно и видимо издалека. С учетом маскировки под хозпостройку ДОТ был снаружи обложен бревнами, поэтому ныне мы наблюдаем следы не всего того, что в ДОТ прилетало в июле 1941 года - много снарядов и пуль приняли на себя бревна окружавшие стены ДОТа...

Судя по всему боевые повреждения ДОТ получил в ходе прикрытия наших отходящих частей 15-го июля 1941 года. К такому выводу можно прийти и по оперативным сводкам наших частей, и по характеру повреждений, свидетельствующему о том, что немцы сильно на рожон здесь не лезли...

***Координаты***

N55°32.208'
E028°35.503"

Координаты ДОТов определял наш коллега исследователь Виталий Овчаров в 2017 году.

***Современное состояние***

В 1942 году немцы предприняли целую спецоперацию для уничтожения наших ДОТов. После всестороннего изучения немецкие саперы производили их подрыв изнутри.

ДОТ №89 оказался не взорван. Возможно, что немцев спугнули наши партизаны. В настоящее время ДОТ №89 находится на территории дачных поселков "Хиимик-1" и "Нефтянник-2", на нем стоит дачный домик.

увеличить до 1200x799


увеличить до 1200x841


увеличить до 1200x799


увеличить до 1200x813
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 20 Jan 2024, Sat, 21:08    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О боях в Южном секторе Полоцкого укрепленного района в ходе отражения первого немецкого штурма наших ДОТов с 4 по 6 июля 1941 года:

Стоит отметить, что в самом первом бою 27-го июня 1941 года у моста через Ушачу рядом с Фариново и Кутнянами, когда 390-ый гаубичный полк разбил немецкий разведывательный батальон, упоминаний о том, что ДОТы вели огонь не было. Хотя командовали артиллерией из Артиллерийского наблюдательного пункта с бронеколпаком ГАУ ДОТа №230 и поныне стоящего рядом с шоссе на Фариново.

Первые упоминания о том, что ДОТы на старой линии 1930-1932 годов постройки вели огневой бой появились лишь при отражении атаки 18-ой моторизованной дивизии гитлеровцев утром 4-го июля 1941 года.

Ранним утром 4 июля 1941 года начался первый штурм основной линии ДОТов 1930-1932 гг постройки на Фариновском направлении.

Еще до рассвета 51-ый моторизованный пехотный полк 18-ой моторизованной дивизии Вермахта силами 2-го и 3-го моторизованных батальонов нанесли удар вдоль дороги от Ветрино на Фариново в направлении Полоцка до моста через реку Ушача.

С востока и северо-востока по наступающим немецким батальонам был открыт ураганный огонь легкой и тяжелой (орудий калибра 152 мм настильный огонь) артиллерии.

Заняв Фариново и достигнув реки Ушача, немецкая мотопехота обнаружила, что мост через реку взорван на протяжении 40-ка метров и его использование для переправы невозможно.

Прикрывая наступление своих батальонов в 10:40 по Лесинам и Антовильно немецкая артиллерия открыла артиллерийский огонь. В это время солдаты 3-го батальона оберстлейтенанта Хробека спешно сооружают из подручных средств временные мостки, по которым батальон пересекает реку Ушача и продвигается дальше вперед.

В ответ на вражеский артналет и очевидное намерение атаковать линию укрепрайона в лоб, советская артиллерия открыла непрерывный артиллерийским огонь по наступающим войскам противника. Огонь корректировался из долговременных сооружений – артиллерийских наблюдательных пунктов, некоторые из которых были с бронеколпаками, обеспеченных стереотрубами и связью.

По немецким свидетельствам основной удар наступающие нанесли севернее шоссе на Полоцк, туда же больше всего и била наша тяжелая артиллерия.

Из ДОТов нашему командованию докладывали, что противник пытается восстанавливать мост и ведет сильный пулемётный и миномётный огонь по военному городку Антовильно. Очевидно немцы тогда еще не догадались, что опасность несут для него не бараки военного городка, а множество ДОТов вокруг него.

Вскоре оба немецких батальона 51-го моторизованного пехотного полка понимают, что атакуют они какую то не простую линию обороны.

В своих отчетах немецкие офицеры характеризуют ее как «сильно занятую и плотную линию бункеров примерно в районе Лесины – Морозы; к тому же, как это было установлено позднее, кроме многочисленных пулеметных и противотанковых точек, имелись либо закопанные танки, либо бункеры с бронированными колпаками".

(имеются в виду противотанковые ДОТы - ПТОТы с башней от танка Т-26 и артиллерийско-наблюдательные пункты с наблюдательными бронеколпаками. прим. Комиссаров В.Л.).

Первый удар гитлеровцев пришелся на оборонительные позиции 3-го батальона 50-го сводного полка, представлявшего собой стрелковое соединение баз тяжелого вооружения. Собранное из слабо обученных призывников Полоцкого и соседних районов, в сущности своей, ополчение играло роль полевого заполнения среди ДОТов укрепрайона, составлявших на ряду с артиллерией основу нашей обороны.

После занятия 2-х ДОТов в продолжительных жестоких схватках, не дававших передышки наступавшей немецкой пехоте, 3-ий батальон немцев овладел еще двумя бункерами (формулировки привожу так как написано в немецких документах, благо Андрей Шкляр перевел их для нас. И да поясню, что "овладел" это не значит уничтожил, это чаще "заставил замолчать временно пулеметы ДОТа", то есть временно блокировал, это мы уже как то подробно разбирали. Прим В.К.).

В ходе боя, судя по сводкам нашей 174-ой стрелковой дивизии РККА, левый фланг 3-го батальона сводного стрелкового полка 50-ой дивизии оказался оголён. Появилась опасение его обхода с тыла слева. В связи с чем, наш 3-ий батальон начал отход…

Вот как Зыгин в отчете писал через 2 дня об этих событиях: «..сводный полк 50-й дивизии укомплектованы начсоставом и доукомплектованы рядовым составом за счет частей отходивших из Литвы. Все они деморализованы на столько, что бегут при появлении даже мелких групп немцев, бросая все и сея панику.

4-го июля 1941 года в направлении Фариново при появлении около роты противника с двумя 37 мм орудиями и одним минометом разбежался 3-ий батальон 50-го стрелкового полка, что заставило меня ввести ударную группу в составе 1-го батальона 494-го полка, восстановить положение и занять 1-м батальоном 494-го полка район, занимаемый 3-им батальоном 50-го полка.»

Анализ хода боевых действий мне позволяет утверждать, что на самом деле ситуация с отходом стрелков 3-го батальона 50-го полка не была столь уж однозначной. Дело в том, что написаны строки приведенные выше в отчете НАШТАРМУ 22 с целью выпросить назад отобранный в резерв армии 628-ой стрелковый полк той же 174-ой уральской стрелковой дивизии. На самом деле, думается, кто-то во время боя стал отходить под давлением врага, кто-то струсил и побежал, а кто-то бился на поле боя.

В журнале боевых действий 174-ой дивизии оборонявшей Полоцк далее следует запись: «Отдельные группы 3-й пульроты возвращены на позиции. Связь между командиром батальона и ротами прервана. Прорваться к Антовильно нам не удалось, полковник Черкассов поехал снимать свой батальон для поддержки 3-го батальона.

ДОТы ведут интенсивный огонь. Выехали в Лесины. Приняли меры для восстановления связи с 3-м батальоном."

Вот эта фраза «ДОТы ведут интенсивный огонь» - очень важна для нас – не смотря на отход солдат прикрывавших ДОТы от штурмовых групп врага, гарнизоны ДОТов продолжали вести огонь не давая немецкой мотопехоте продвинуться дальше.

Интересно как же немецкие офицеры 18-ой моторизованной дивизии Вермахта командовавшие штурмом укрепленной линии, преградившей им путь на Полоцк, оценивали роль ДОТов и стойкость оборонявшихся советских войск, в том числе и солдат нашего 50-го полка, которых так ругает Зыгин:

Вот формулировки из немецких отчетов:

«Неожиданное столкновение с сильными войсками противника в ранее не известной укрепленной зоне, которая даже сейчас не может быть установлена авиаразведкой вследствие своей восхитительной маскировки… Передовая линия: около 300м западнее линии бункеров Лессины – Морозы».

«Противник очень упорно защищает оборонительные позиции, расположенные примерно в 1-2 км восточнее Кутняны. В этом случае также можно вести речь о бункере, силу и оснащение которого еще не удалось установить. Представляется, что противник преисполнен решимости удерживать эти позиции. Силы противника оцениваются как минимум в полк. Иногда в полосе наступления роты противник сосредотачивал огонь до 20-ти пулеметов». (ДВАДЦАТЬ станковых пулеметов способных вести одновременный огонь по наступавшей пехоте, это очень высокая плотность огня - показатель работы ДОТов! Прим В.К.)

В немецком ходатайстве на награждение Оберстлейтенанта Хробека, комадовавшего штурмом ДОТов Полоцкого укрепрайона под Фариново- Кутняны можно прочитать такие строки: «…Затем ранним утром 4 июля 1941 года упорно продолжая бой (его батальон) достиг

столь же поразительной, умело обороняемой линии бункеров,

нанес удар и с подразделениями своего батальона ворвался в нее. Он продолжал наступление, пока оно не было остановлено приказом высшего командования…»

В какой-то момент боя 4-го июля 1941 года, когда возникла угроза охвата фланга 3-го батальона 50-го полка и когда часть его бойцов стала отходить, по ложбинам в промежутках между ДОТами сумела прорваться рота фашистов, которая устремилась к Полоцким мостам.

Немцы часто использовали, особенно в начале войны, любую возможность прорыва, наплевав на фланги и тылы, с целью сеять панику, нарушать коммуникации и управление войсками противника. Здесь эта попытка могла бы привести к успеху, если бы не оборона советских войск здесь не была эшелонированной.

В итоге эти немецкие туристы набрели на батарею 390-го гаубичного полка у деревни Ксты, которая дала им по полной из своих крупнокалиберных гаубиц 122 мм и 152 мм калибров. Разгром заблудившихся завершили стрелки 494-го стрелкового полка из резерва стоявшего у Черноручья и Экимани. Положили там всю роту немцев и лишь 70 человек остались живы, попав в плен. Наши бойцы потом рассказывали, что многие взятые в плен фрицы были с наградными крестами.

Первый штурм основной линии ДОТов Полоцкого укрепленного района продолжался полных двое суток без перерыва с 4 по 5 июля 1941 года.

Немцы писали о том, в каком положении оказалась их наступавшая мотопехота:

«Уже два дня и две ночи без отдыха и нормального питания (никакого хлеба!) уставшие батальоны плотно увязли в линии бункеров.
Продолжали расти потери от артиллерийского и фланкирующего пулеметного огня.

Вследствие подрыва моста не было возможности в первую очередь подтянуть свою артиллерию.
К тому же она вся оставалась позади, а именно в районе Ветрино, попав под непрерывный огонь советской крупнокалиберной артиллерии.

В предшествующие дни воздушная разведка не смогла установить протяженности укрепленных бункерами позиций, ни выявить наличие ни одного из них. Тому причиной – превосходная маскировка.

Следует предполагать, что линия бункеров Лесины – Морозы – не последняя перед Полоцком.
Скорее кажется вероятным, что в 4-5 км западнее и южнее Полоцка по опушкам лесов и цепи холмов, господствующим над поймой Двины и полоцкими мостами, следует предполагать следующие, более укрепленные, позиции..."

Данные из немецких источников предоставлены нашим коллегой-исследователем Андреем Шкляром.

Немецкой 18-ой моторизованной дивизии явно не хватало сил для того, чтобы успешно развивать наступление через укрепленный район.

Усилившаяся деятельность советской артиллерии и пулеметов из направления Литвиново (южнее промзоны нынешнего Новополоцка) вынудила немцев к вводу в бой разведывательного батальона и задействованию для флангового охранения с севера и юга подразделений мотоциклетного батальона и последнего резерва - 1-го батальона 51-го моторизованного полка.

В результате, во избежание ненужных потерь при наступлении через район бункеров немецким командованием было принято решение об отводе уже вклинившихся в линию ДОТов частей 3-го батальона 51-го моторизованного полка.

Устные переговоры по связи командира 57-го танкового корпуса с командиром 18-ой моторизованной дивизии Вермахта привели в итоге к полному согласию в том, что дивизии не следует подвергать себя никаким дальнейшим потерям, а нужно лишь сковывать противника до тех пор, пока удар через Дисну 5 или 6 июля не принесет развязку в борьбе за Двину.

***

Выше мы проследили ход боевых действий в ходе отражения защитниками Полоцка первого штурма Полоцкого укрепрайона в основном по немецким боевым документам 18-ой моторизованной дивизии. Не будем сбрасывать со счетов и участие в тех атаках значительной части танков 19-ой танковой дивизии Вермахта. Они поддерживали огнем свою наступавшую мотопехоту и постоянно попадали по обстрел наших артиллеристов

Предлагаю теперь проследить те же события по нашим данным из журнала боевых действий 174 ой стрелковой дивизии, оборонявшей Полоцк:

4 июля 1941 года в 13.00 в д. Вешнево обнаружены три танка и одна бронемашина, которые обстреляли представителя НКВД.

В д. Малые Дрогуны и Литвиново обнаружены танки и мотоциклы (доложил командир 2-го батальона 50-го стр. полка)

В районе Морозы и высоты 128,1 обнаружен противник. Он уничтожен нашим броневиком. Уничтожена 1 противотанковая пушка и 15 человек.

5 июля 1941 года части 50-го стр. полка уже вели войсковую разведку в направлении Дручаны, Троицк, Концевые, совхоз Банонье, хутор Мамоны, Боровые, Колтуны, Кутняны, Фариново… - (то есть практически по всему фронту)

Вечером в 21:30 наша артиллерия 56-го корпусного артполка сделала сильный огневой налёт по ст. Фариново в районе Зайцы (озеро Зайково северо-западнее станции). После обстрела нашей артиллерией, со слов прибежавшего рабочего из Фариново: «уничтожено до 50 мотоциклов, 30 машин, много убитых и раненых».

В это же время в немецких документах попадается запись: « В лесу западнее жд станции Фариново, повторно беспокоящий огонь тяжелой артиллерии по командному пункту 18-ой моторизованной дивизии» Они там не раз попадали под артобстрел, пока их здорово не накрыло… Там же Демидов им наблюдательный пункт на водонапорной башне из гаубицы сбил…

6 июля 1941 года. В течение ночи 43-ий пульбат (это гарнизоны ДОТов) производил разведку в районе Заскорки, Вороничи. Обнаружено: мост Заскорки не взорван, охраняется немцами, где установлено 3 танка и 2 мотоцикла противника.

Неудачные бои с большими потерями ожесточили и без того не добрых фашистов и они не теряли возможности показать свою звериную сущность вымещая злобу на местных жителях. Приведу одно из свидетельств преступлений солдат Вермахта на нашей земле, этот случай был далеко не единичен:

В 11 часов 40 минут 6 июля 1941 года от д. Латышки к ДОТу №136 (трехамбразурный ДОТ №136 типа защиты М1) выдвинулась пехота врага численностью до батальона (согласно журналу боевых действий 174-ой СД).

«В один из июльских дней реку Ушача в районе д. Латышки переплыли три немецких разведчика. Не обнаружив на поле замаскированного ДОТа и установив, что в деревне нет красноармейцев, они подожгли крайний дом, подав тем самым сигнал своему командованию о том, что путь свободен.

Около 11 часов через реку переправился немецкий отряд пехоты с артиллерией. Войдя в деревню, немецкие солдаты согнали всех жителей за её околицей. Отделив мужчин призывного возраста от сельчан, немцы погнали их к реке.

Дальнейший ход развития событий приводится по рассказу жителя д. Латышки Д.В. Толочко: “…Неожиданно раздалась команда и чужаки открыли по мужикам огонь из винтовок и пулемётов. Стреляли разрывными патронами. Среди них был и мой батька - Василий Маркович Толочко, 1898 года рождения. Но он за мгновение до стрельбы нырнул в воду и уплыл. Остальные 28 человек были убиты.

Потом немцы стали поджигать дома. В крайней хате солдат увидел младенца в люльке и вынес его на улицу. Мать ребёнка бросилась к горящему дому. Её застрелили. Взяли за руки и за ноги, раскачали и бросили в огонь. В это время к толпе подошёл немец с младенцем, что-то спросил, а затем отдал ребёнка кому-то в толпе”.

Дальнейшее развитие трагедии остановила советская артиллерия, открывшая огонь со стороны деревни Меруги. Артиллерию поддержал своим пулемётным огнём, молчавший до этого момента ДОТ (гарнизону разрешено было открывать огонь строго только по приказу. Прим. В.К.).

Под прикрытием дымовой завесы немецкая пехота пыталась атаковать ДОТ. Но каждый раз, когда она поднималась в атаку, пулемётные очереди заставляли противника прижиматься к земле.

Не помогло гитлеровцам и орудие калибра 100 мм, поставленное на прямую наводку.

(ДОТ №136 подвергся артиллерийскому обстрелу противника. По нему было выпущено до 12 снарядов (согласно журналу боевых действий 174-ой СД, прим. В.К.).

Исход боя решила атака нашего 3-го стрелкового батальона 494 полка под командованием капитана Калашникова. Потеряв до 15 человек только убитыми, в том числе одного офицера, немцы отступали в сторону станции Фариново.»



увеличить до 1000x629










увеличить до 800x839




увеличить до 700x883


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 27 Jan 2024, Sat, 19:35    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Предлагаю прочесть пункты "Связь огневых точек и Служба донесения огневых точек" наставления «Боевая служба заблаговременных сооружений УР» согласно его проекта от 1931 года. Конспект наставления был предоставлен автору в свое время известным белорусским исследователем Владимиром Каминским.

"Связь огневых точек

Служба донесения огневых точек

Командир огневой точки обязательно доносит командиру стрелковой роты:
- появление противника в секторе обстрела
- при отбитии атаки противника
- при уничтожении противника, находящегося в секторе обстрела
- об обходе противником флангов и тыла ДОТа
- при атаке противником тыла ДОТа
- при захвате противником покрытия (крыши) ДОТа
- при израсходовании 75% боекомплекта и отсутствии воды
- при начале химической атаки
- при нанесении ДОТу повреждений, затрудняющих или прекращающих ее боевую работу".

Все вышеперечисленное относится к периоду ведению боя. О том что наши бойцы и командиры в бою действовали согласно наставления свидетельствуют в первую очередь немецкие данные, где немцы утверждают, что по ним открывали огонь по несколько ДОТов (до 7) именно одновременно, что было бы невозможно без единого командования и отличной связи.

Так же на хорошую работу системы нашей связи в бою указывает документ из ЦАМО, по памяти там отчет о попытках применения немцами химоружия. В нем утверждается, что "при блокировки ДОТа №51 (ДОТ на окраине деревни Владычино. Прим В.К.) Полоцкого УР противник применял дым, который заставил гарнизон ДОТа одеть противогазы, предполагается, что противником было применено отравляющее вещество удушающего действия (денесения пом. полка 142 стр.)". Документ этот для нас очень важен во первых, потому, что с нашей стороны документов о действиях ДОТов крайне мало, наши вечно с секретностью перебарщивают, а во вторых потому, что ДОТ (АНП тип Б) №51 вступил в бой в самый тяжелый, можно сказать кульминационный момент обороны Полоцкого укрепленного района, по моей оценки 14-го июля 1941 года в месте намечавшегося прорыва врага, на том же направлении, где 13-го июля 1941 года 86-ая гитлеровская дивизия понеся большие потери смогла прорваться через наш ротный район обороны "В" и южный фланг батрайона "Б" у деревни Матейково. Тем не менее не смотря на напряженность боев донесения гарнизоном исправно отправлялись и даже потом попали в отчет в генштаб...

***

Разумеется, представляет интерес, как была организована служба донесения ДОТов в период затишья.

В воспоминаниях одного из защитников Полоцкого укрепленного района Михаила Яковлевича Скрябина, начинавшего свой ратный путь со службы в ДОТе №50 севернее Бело-Матейково в июле 1941 года есть такой эпизод когда командир ДОТа №50 дал ему донесение и приказал отнести его в соседний ДОТ №48, что стоит на окраине деревни Бело-Матейково у шоссе Полоцк - Освея:

"...Перед нами метров через 400, может через 500 начинался лес и находилась проселочная дорога, которая шла параллельно линии ДОТов, поворачивая налево, пресекала заболоченное место поросшее кустарником. Там стоял ДОТ у самой дороги. ДОТ был замаскирован под сарай. Мимо этого ДОТа шли беженцы. Дорога в том месте поднималась в гору. Как то мне дал командир донесение и сказал отнести в тот ДОТ. Придя к ДОТу с донесением меня близко к нему не пустили. Самого ДОТа я не видел. Там стоял часовой, ходили люди. Лейтенант передал мне донесение: "Вот иди туда." ДОТ справа от дороги был... Это может и командный пункт был".

Таким образом сохранялся режим секретности, даже рядовые бойцы соседних ДОТов не знали всей системы огня и что за сооружения рядом с ними...

увеличить до 1200x841


увеличить до 1200x695


увеличить до 1200x329


увеличить до 1200x981


увеличить до 1200x183


увеличить до 1200x900
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 30 Jan 2024, Tue, 10:33    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Рассмотрим пункт "Управление огнем огневых точек" наставления «Боевая служба заблаговременных сооружений УР» согласно его проекта от 1931 года.

"Управление огнем огневых точек"

Команды на открытие, перенос и прекращение огня подаются командиром через систему переговорных труб, электрическую сигнализацию цветными лампами или при посредстве специального микрофона и наушников у начальников пулеметов

Оповещение командира о приеме команды производится через переговорную трубу или специальным звонком

При наличии световой или звонковой сигнализации должен быть установлен код

Управление огнем до достижении противником определенного рубежа централизуется в руках командира огневой точки. Этот рубеж должен быть заранее точно определен и нанесен на кроки, имеющиеся в ДОТе.
Тактически этот рубеж определяется расположением препятствий.

При вклинении противника в глубину обороны огонь децентрализуется и ведется инициативой командиров отделений, а командир ДОТа дает указания по переносу огня, массированию огня, характеру огня (шквал огонь, огонь малыми очередями).

Порядок ведения огня целиком определяется БУП
статьи 24, 30-32, 112-113.

Нормальная дистанция пулеметного огня из ДОТа от 600 до 800 метров.

Командир крепостной пулеметной роты управляет огнем до перехода противника к штурму. При разбросанности огневых точек они объединяются в группы по 2 - 3 точки и командир пульроты руководит огнем групп.

По окончании очереди или шквала огня бронезаслонка закрывается".

Конспект наставления «Боевая служба заблаговременных сооружений УР» был предоставлен автору в свое время известным белорусским исследователем Владимиром Каминским.

В качестве иллюстраций к посту я бы хотел познакомить читателя с той системой передачи информации внутри ДОТа, которая существовала именно в наших полоцких огневых точках накануне и во время войны.

На представленных ниже фото сделанных автором на ИКК "Линия Сталина" под Заславлем наш коллега исследователь Андрей Трусов показывает, как и где располагались переговорные трубы, как ими пользовались наши бойцы летом 1941 года. На фото 3 и 4 Андрей демонстрирует, как защищалась переговорная система от посторонних шумов посредством простейшей заглушки с резиновой прокладкой. Помним, что грохот внутри ДОТа во время стрельбы пулеметов стоял неимоверный...

увеличить до 1200x799


увеличить до 799x1200


увеличить до 1200x799


увеличить до 1200x799
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 02 Feb 2024, Fri, 9:19    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Попалась фотография из альбома немецкого солдата, шедшего по маршруту Глубокое - Дисна - Полоцк - Витебск - Смоленск. На фото 1 поврежденный в воздушном бою советский истребитель И-16. Судя по погнутым винтам летчик сумел посадить самолет на брюхо. Возможно летчик был ранен и не имел сил выпустить шасси. На сколько я знаю шасси на И-16 выпускались вручную - надо было ручку крутить.

Надо отметить, что на протяжении всей обороны Полоцка командование 22-ой армии не баловало его защитников авиационной поддержкой. Переправы у Дисны наши скоростные бомбардировщики отутюжили изрядно и судя по немецким боевым документам сумели причинить врагу ощутимый урон, а вот с истребительным прикрытием наши войска постоянно ощущали трудности. Командование Западным фронтом видя упорство и стабильность обороны под Полоцком старалось поддержать авиацией другие, наиболее угрожаемые, направления.

Лишь с 12-го июля 1941 года, когда стал намечаться прорыв гитлеровских войск севернее Полоцкого укрепрайона, а затем с 13-го июля 1941 года и в полосе его Северного сектора, советское командование оказало помощь войскам Зыгина истребителями, направив в район намечавшегося прорыва врага последние малочисленные эскадрильи истребителей.

Наши летчики попытались закрыть небо для люфтваффе, но силы были не равны - два армейских и один танковый корпус немцев поддерживал 8-ой авиационный корпус, поэтому каждый наш истребитель вынужден был вести бой несколькими самолетами противника. Порой соотношение сил было один к шести, как в приведенном ниже описании воздушного боя из Книги "Память Россонского района":

"В первые же дни войны немцы начали бомбить наш аэродром в Полоцке. В связи с этим шли жестокие воздушные бои над всей территорией, которая прилегала к городу. Мы плакали, глядя, как наши летчики в одиночку сражались с пятью - шестью немецкими истребителями. Известно, в таких неравных стычках немецкие летчики праздновали победу, хоть им и доставалось от наших.

Нередко, объятые пламенем, падали и их самолеты. Однако преимущество немецкой авиации было ощутимо. Над территорией колхоза "Красный Октябрь" до 12 июля 1941 года было сбито 5 советских самолетов, однако погиб только один летчик. Остальных, раненых, спасло население нашей деревни.

Помню, однажды над самой деревней наш самолет, виртуозно маневрируя, сражался с шестью немецкими истребителями. Пилот посадил свою изрешеченную машину на льняное поле. Когда мы подбежали к самолету, то увидели в кабине окровавленного бесчувственного летчика.

Мгновенно появились носилки, простыни и даже подушка (принесла учительница). Летчика из кабины самолета вынесли, положили на носилки, замаскировали зеленым льном и бегом понесли в больницу в Повалишино.

У него было 22 раны, однако он выжил. Через некоторое время прилетел наш санитарный самолет и его отправили в тыл. Так было и с остальными тремя летчиками..."

На фото:

увеличить до 1200x806


1. Севший на вынужденную посадку И-16. Фото возможно сделано севернее Полоцка, так как фотограф проходил через город.

увеличить до 1200x1118


2. Места, где происходили напряженные воздушные бои с 12 по 15 июля 1941 года, описанные в книге Памяти.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 05 Feb 2024, Mon, 11:30    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сергей Алексеев и Мария Вальковская для нашего сообщества подготовили очень интересный материал - перевод боевых документов ряда гитлеровских дивизий, наступавших летом 1941 года на Полоцком направлении. Он дает некоторые уточнения к моим исследованиям. Накладывая немецкие данные на наши боевые документы советских частей оборонявших Полоцкий укрепрайон и Витебскую область, с отслеживанием событий по времени и по карте, может получиться серия очень интересных постов.

Так как речь в задуманной серии пойдет о завершающих боях за Дисненский плацдарм, с переходом в предполье Полоцкого укрепленного района, я решил обратить сегодня внимание на старый, давно забытый полоцкий щит - Дисненский замок (всего в 35 км на запад от Полоцка вниз по Западной Двине) и на его оборону летом 1941 года.

***

Поселение полочан на Дисненском острове возникло еще в далеком 11 веке. С экспансией крестоносцев в 14 веке полочане отстроили здесь первый замок, для чего значительно укрепили берег, насыпали валы... Дисненский замок стал западным щитом Полоцка, защищая подступы к Полоцку по Двине. В хрониках Ливонского ордена он упоминается в 1374 и в 1377 годах под названием "Новый замок русских".

После знаменитой победы наших предков в 1410 году над крестоносцами в Грюнвальдской битве, Дисненский замок пришел в упадок.

Вновь отстроили замок на Дисненском острове и посад на берегу Двины в Ливонскую войну. В 1579 году Дисненский замок стал местом сбора войск Стефана Батория перед походом на Полоцк.

После завершения Ливонской войны Дисненский замок вновь приходит в упадок. В Русско-польскую войну 1654—1667 одов Дисненский замок был взят русскими воеводами без боя, но вскоре войска Речи Посполитой отбили город. В это опасное время жители посадов вновь перебрались на остов и возобновили деревянные укрепления замка. В этот период замок имел 14 башен и 40 пушек разных калибров.

В Северную войну, в которой Речь Посполитая и Российское государство выступали союзниками против шведов Дисненский замок два раза горел: в 1700 году и в 1720-ом.

Спустя полстолетия мирной жизни в 1770- году майор коронного войска Навицкий описывал замок так: "Теперь вода и лед совсем снесли многие валы, выше которых в городе не было ни одного места, остатки валов и замчища заросли лозою и в поводок заливаются водой".

Выбирался в Дисну в прежние годы я не раз. На остров плавал на байдарке. Двина всегда своим течением заставляет гребца поработать веслом. Только под берегом острова становится тише.

Лет 8 назад заинтересовавшись битвой за Дисненский плацдарм, как важной составляющей сражения за Полоцк лета 1941 года.

В боевых документах частей Вермахта, наступавших на этом направлении, я наткнулся на упоминание жестокого боя за предмостное укрепление в Дисне 4-го июля 1941 года. Тогда два пехотных полка гитлеровской 19-ой танковой дивизии пошли на форсирование Двины. Увы, наш 166-ой стрелковый полк, державших оборону по берегу Двины напротив Дисны не сумел долго сдерживать врага. Причин тому несколько: и необстрелянность бойцов и использование немцами диверсантов переодетых в форму советских офицеров и гитлеровский шпион, внедренный Абвером в нашу 98-ую дивизию еще до войны, будучи офицером он перебежал ночью к немцам и доставил им подробную схему обороны наших войск под Дисной... Тем не менее форсирование Двины для немцев здесь не было легким, стоит хотя бы упомянуть, что форсировали они ее лишь с третьей попытки, и пытались это сделать в трех разных местах...

***

Упоминание в немецких боевых документах предмостного укрепления, есть таковые и в воспоминаниях местных жителей, см КП Миорского района, подвигло меня исследовать берега Двины напротив Дисны. Увы, из остатков укреплений по берегу шли лишь редкие котлованы под ДЗОТы, с расстояниями между ними в 1 км. Поэтому то я и обратил свой взор на остров с остатками валов средневекового замка.

На острове меня удивила довольно сложная система укреплений замка. Это не просто вал по периметру острова. В центре обнесенный более высоким валом был Верхний замок. Знаю, что согласно исторической литературе был здесь и Нижний замок, но где? На сколько я понял исследовав его, замок состоял из трех частей: Центр - типа детинец с самыми высокими валами. Вторая по значению - западная часть острова защищена высокими обрывистыми берегами к тому же еще и эскарпированными (то есть с искуственными обрывами). Как мне показалось мост из замка был на северный берег. Почему-то именно с той стороны в валах образованы въезды, причем в каждую часть замка въезд отдельный...

Ниже всего расположена восточная часть острова. Она защищена так же валом и обрывом берега, но не столь высокими как в центре и на западе, поэтому здесь между урезом воды и валом вырыт дополнительный ров... Видимо с востока берег старались укрепить валунами, чтобы остров не размывало. Нигде кроме восточной оконечности острова не видно столь упорядоченно сложенных валунов.

В северо-восточной части острова у уреза воды я наткнулся на огромные камни, которые очевидно когда-то составляли одно целое. Здесь мне вспомнилось, что в 1818 году, да и в 20-е годы ХХ века не раз взрывали камни на Двине для расчистки форватера, да и для добычи щебня. Так погибли многие "Борисовы камни". Возможно это один из многих...

У восточной оконечности острова, где течение размывает породу видел почерневшую косточку какого-то птерадактеля, но палеонтолога под рукой не было.

Нашел какую-то железку, подумал, что запчасть от древней лампы, но оказалась скорее от какого-то снаряда...

Наткнулся на выход болотной руды из которой когда-то наши предки добывали железо или возможно это след от превратившегося в сплошную ржавчину какого-то железного артефакта...

Ах, да, чуть не забыл. Что я туда поперся то. Помимо всего этого интересного средневекового меня очень интересовал вопрос с дерево-земельным мобилизационным опорным пунктом, который в районе Луночарское (напротив Дисны) строил 22-ой инженерный батальон летом 1941 года. Местные жители его укрепления здесь называли громко "Линией Ворошилова".

Из немецких боевых документов, предоставленных в свое время Андреем Шкляром, мы ныне знаем, что немцы переправились на ту строну Двины 4-го июля 1941 года после ожесточенного боя с нашими пехотинцами.

Ранее я искал и описывал редкие укрепления вдоль Двины по берегу. Ныне же облазил и остров в их поиске. Здесь укрепления времен войны не должны были сохраниться хорошо, так как после войны еще до компаний по мелиорации Двина довольно долго в половодье размывала остов...

Тем не менее в валах различимы небольшие котлованчики под блиндажи, ДЗОТы. В западной оконечности видимо был большой дерево-земельный полукапонир простреливавший пространство вдоль реки. Логика подсказывает, что такой же был и с восточной стороны, но я его не нашел, так как та часть острова ныне сильно заросла (ежевика, малина и т.п. колючки с какими то лианами...) На востоке острова нашел лишь оплывшие следы окопов и ту круглую железку, которая возможно от снаряда...

наши бойцы очевидно так же укрывались за валом замка, который идет вдоль острова с северной стороны. Таим образом используя вал, как бруствер и укрытие, они простреливали и весь остров и пространство за ним - в нынешнем городе Дисна. За этим же валом есть два котлована под блиндажи и пара мест для укрытия личного состава, где к примеру передовой медпункт можно было расположить... Но вообще следов фортификации Второй Мировой войны на острове очень не много, думается не более роты наших бойцов остров в 1941 году обороняло. На вопрос: "Почему он был важен, - ответить легко. - Потому, что с него простреливалась вся река в районе Дисны и без овладения островом нельзя было навести переправы через реку".

увеличить до 1200x799


увеличить до 1200x799


увеличить до 1005x1200


увеличить до 1200x799


увеличить до 1200x900


увеличить до 1200x900


увеличить до 1200x900


увеличить до 1200x900


увеличить до 1200x900
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 06 Feb 2024, Tue, 20:23    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Пытался сегодня писать пост на основе новых материалов из немецких архивов (журнал боевых действий немецкой 14-ой моторизованной дивизии) предоставленных на днях Сергеем Алексеевым и Марией Вальковской, но получается слишком громоздко. Посему решил останавливаться на самых интересных моментах.

Так постоянные читатели нашего сообщества вероятно помнят описания боев нашей 126-ой стрелковой дивизии после того как она в контратаках восточнее Борковичей потеряла своего командира генерала Кузнецова Михаила Андреевича.

Для лаконичности напомню выдержкой из журнала боевых действий этой дивизии:

"8 июля 1941 г.

Дивизия без артподготовки (отсутствовала артиллерия, так как не было) атаковала противника в лесу Струговина, Подозерцы, Броды. Атака была успешной. Противник с большими потерями в живой силе и матчасти был отброшен на северо-запад.

Примечание: В бою ранены генерал-майор Кузнецов, полковник Михайловский, подполковник Зейналов, ком. полка майор Костин и Зарембовский, убит комбат 690 полка Волков и Дорогин...

9 июля – 10 июля 1941 г.

Дивизия перешла к обороне и обороняет рубеж с передним краем: по р. Дрисса, Соколище, Переки, Бокачи

11 июля 1941 г.

В 4.15 шесть бомбардировщиков начали бомбардировку переднего края нашей обороны. Но не зная точно, где он проходит противник сбросил бомбы за рекой Дрисса в лес, где 2 дня тому назад стояли части Красной Армии. Противник сбросил около 80 бомб.

Части 126-ой дивизии (численность всего около 2 тыс. человек) была придана 98-ой стрелковой дивизии.

Произвела обстрел гитлеровских 80 грузовых машин и около 100 мотоциклов, 6-8 бронемашин и около 10 танков. Стрельба была очень удачной. Противник в полной панике бежал в северном направлении из мешка между Полоцким укрепленным районом и рекой Дрисса. Артиллерийский обстрел противника продолжался с 13.00 до 20 часов..."

Вот этот разгром моторизованной колоны врага мне и ранее казался необычным. Гитлеровцы в боях под Борковичами уж очень себя осторожно вели и если и лезли на рожон, то лишь убедившись в том, что превосходят наших по численности раза в 3 - 4. А тут поперли. С чего бы это?

Дело в том, что врага наши здесь били не числом (числа-то, увы, не было), а умением. Вот к примеру выдержка из журнала боевых действий немецкой 14-ой моторизованной дивизии:

"...Тяжелые с потерями бои пехоты 14-ой моторизованной дивизии, начиная от сражений в лесу Ермаки 6 июля и до этого дня объясняются оценкой противника. Обнаруженные позднее карты с русскими указаниями позволили узнать, что эта оценка противника по большей части была правильной, и из-за сбора усиленного пехотного полка ослабшая 14-ая пехотная дивизия в эти дни была поставлена перед очень сложной задачей ОРГАНИЗОВАННЫМИ И ХОРОШО ПРОДУМАННЫМИ ПЕРЕДВИЖЕНИЯМИ ПРОТИВНИКА".

Как же так гитлеровская мотоколона попала в наш огневой мешок. Дело в том, что 126-ая стрелковая дивизия вела бои между Борковичами и предпольем Полоцкого укрепленного района. В какой-то момент сражения наши командиры поняли, что наступающие силы врага значительно превосходят их силы, посему было принято решение переправиться через реку Дрисса и занять оборону по ее северному берегу. В этом случае противнику для наступления на позиции 126-ой дивизии придется форсировать реку, что поведет к лишним потерям в рядах гитлеровцев. В случае же движения на восток немцы попадают под фланговый огонь подразделений 126-ой дивизии, да и впереди их ждут ДОТы Полоцкого укрепрайона...

Интересна так же мотивация гитлеровского командования, из-за чего они так рьяно ринулись на восток, хотя всего лишь за пару дней до того 10-го июля боялись 4-мя батальонами лезть в лес под деревней Ермаки (севернее станции Борковичи). В журнале есть запись: "Напротив оборонительного рубежа русское сопротивление из леса Ермаки со временем ослабло. Разведчикам удалось проникнуть в лес, не наталкиваясь на существенную оборону. Предложенная командиром полка немедленная оккупация леса Ермаки была отвергнута командиром дивизии, так как он хотел избежать бесполезного кровопролития, и направление нападения прошло на восток, южнее реки Дрисса."

Ответ на вопрос о мотивации мы так же находим в журнале боевых действий. Приведу выдержки на эту тему, дабы не утомлять читателя лишними буквами.

"10 июля 1941 года. ...От командования было передано сообщение: при любых обстоятельствах вовремя подойти к отрезку Дрисса, чтобы при состоявшемся 12-го или самое позднее 13-го июля 1941 года наступлении иметь необходимые результаты разведки.

Разведка донесла ценные данные. Например, что переходы через Дриссу около Игнатово (мосты через Дриссу на шоссе Полоцк - Опочка) не были разрушены; на берегу Дриссы были установлены передвижения и по-видимому искусственно созданные обрывы (это уже северная оконечность Полоцкого укрепрайона). Кроме того между Дриссой и фронтом дивизии не было достойного упоминания противника".

Таким образом немецкая разведка не сумела обнаружить не наши ДОТы, ни их защитников, не даром немцы не раз в своих документах характеризуют нашу маскировку как, дословно, "превосходную".

10 июля 1941 года. 15:00. Мотострелковый батальон 54 был отправлен в Игнатово с заданием, если это возможно, занять мост около Игнатово через реку Дрисса и держать его открытым для дальнейшего перехода. При приближении этот мост был сожжен и разрушен русскими.
Мотострелковый батальон 54 остался западнее Игнатово-Фесюки и немного севернее..."

То есть немцы получили отпор, а мосты наши успели уничтожить.

"Разведка по южной и северной границе Игнатово по территории Дриссы сообщила, что территория до реки Дрисса свободна от противника. Забравшийся на высоту 167 (лагуны) разведчик батальона 14 принес ценные известия об установленных там постах (бункер (ДОТ), полевая позиция, артиллерия)".

Южнее немецкие шпионы (немцы так и пишут "шпион", часто переодевались они в нашу форму тогда) наши ДОТы заметили. Видимо, с учетом упоминания Логуны, речь идет о нашем АНП №51 у Владычино, рядом деревня Логуны, и об орудиях 56-го корпусного артполка располагавшейся в тех местах.

Далее немец пишет: "На следующий день был предусмотрен отдых для основных сил, так как дивизия в последние дни была очень измотана нападениями русских. По сложившемуся впечатлению о противнике нападений от русских в следующие дни не ожидалось.
20:05
Выходит приказ генерала с оценкой обстановки командующего 3-ей танковой группы: «Вперед без оглядки и через Невель (Псков?) на восток!».

Вот так, слабо прощупав разведкой местность на восток, не заметив наши ДОТы у Игнатово, а так же потеряв из виду нашу 126-ую стрелковую дивизию, подвинувшуюся к северу за реку Дрисса и державшую дорогу по южному берегу реки под прицелом, немцы и пошли походной колонной в прорыв по завету генерала Гота «Вперед без оглядки...», за что и поплатились высокими потерями, когда наши их стали бить по флангам...

увеличить до 1200x777


P.S.: Разбежка в дате события 10 июля у немцев и 11 июля у наших, думается, обусловлена трудной боевой обстановкой, не до писанины нашим было в то время, тем более после боев приведших к потере командного состава.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 09 Feb 2024, Fri, 13:15    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Решил выложить для читателей нашего сообщества в PDFформате свою книгу "Рождение угрозы. Полоцк в годы Советско-польской войны" из серии "Крепость Полоцк. Век ХХ. Полоцкий укрепленный район" адаптированную для печати на листах формата А4. Возможно кто-то захочет распечатать для себя и читать с бумаги...

Здесь я почему-то не вижу функции присоединения к посту документа, посему дам ссылку на пост в ВК, где можно скачать PDF файл

https://vk.com/club141910883?w=wall-141910883_8453%2Fall

увеличить до 1200x830


увеличить до 1200x830


увеличить до 1200x800


увеличить до 1200x800


увеличить до 1200x800


увеличить до 1200x993


увеличить до 1200x800


увеличить до 1200x560


увеличить до 1200x800


увеличить до 1200x1107


увеличить до 1200x698


увеличить до 1200x830


увеличить до 1200x800
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 20 Feb 2024, Tue, 22:13    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Хочу вспомнить о подвиге артиллеристов полковой артиллерии 508-го полка и 598-го легко-артиллерийского полка, которые находясь в боевых порядках стрелков второго батальона 508-го стрелкового полка, выбивая немецкие танки, спасли Полоцк от удара в тыл от Уллы 20-ой танковой дивизии Вермахта:

«Стрелковая рота, которой я командовал, прибыла с воинским эшелоном на станцию Полоцк 27 июня 1941 года. Ночью мы выгрузились в вагонов и ускоренным маршем прошли через город. Наш 508-ой стрелковый полк занял позиции вдоль леса на юге от Полоцка.

На рассвете другого дня подразделения полка были переброшены на ликвидацию воздушного десанта противника. Ведя почесывание леса, на одной из дорог бойцы нашего батальона неожиданно были обстреляны автоматчиками. В ответ мы открыли огонь. Группа немцев в 15 человек, упорно сопротивляясь, отходила на север. Мы преследовали вражеских парашютистов, пока не уничтожили.

Для борьбы с вражескими диверсантами, которые по ночам выводили из строя связь, обстреливали транспорт с продовольствием и боеприпасами, были созданы маневренные группы. В этих боевых операциях рота понесла первые потери. Погиб командир взвода младший лейтенант Крючков. Его заменил старший сержант Казаковцев В.М.

Утром 4 июля противник вел сильный артиллерийский огонь по нашей обороне. Как только стихла артиллерия, начали массированную бомбардировку самолеты. А вскоре мы впервые увидели немецкие танки, которые двигались на нас. За ними шли автоматчики.

Батарея, которая поддерживала нашу роту, выкатила свои орудия на открытые позиции и прямой наводкой стала бить по танкам. Помню, первыми выстрелами подбили несколько машин. Однако атака продолжалась. От беглого огня до красна раскалились стволы орудий.

И все же одиночным танкам удалось вклиниться в нашу оборону. Бойцы роты уничтожали их бутылками с горючей жидкостью и противотанковыми гранатами. Один танк подбил старший сержант В.М. Казаковцев. Другой, который прорвался на позиции первого взвода и начал уничтожать окопы, - помощник командира взвода старший сержант С.Л. Тельмонов. Экипажи обоих танков были взяты в плен.

Вражескую пехоту отсекали от танков и уничтожали пулеметчики. В этом бою отличились командир пулеметного взвода нашей роты младший лейтенант Михаил Шумилов, командиры расчетов станковых пулеметов «максим» В.Ф. Чернышов и В.П. Васильев. Метко вели огонь с ручных пулеметов Никулин, Климовский, Костылев, Аликин.

Первая атака противника была отбита. Враг отошел, но тут же открыл артиллерийский огонь по нашей обороне и снова при поддержке пехоты начал танковую атаку. Бой продолжался три часа. На этот раз танки пробовали прорваться по дороге, которая пересекала участок обороны взвода старшего сержанта В.М. Казаковцева. Бойцы оказались в тяжелом положении, но сражались отважно.

Сильно помогли им наши артиллеристы и пулеметчики. Все попытки немцев вклиниться в нашу оборону были отбиты. К вечеру они выдохлись и отошли. Это было первое настоящее крещение огнем, в котором рота проявила высокую стойкость.»

Здесь приведена заметка из книги памяти Полоцкого района написанная на основе воспоминаний К.М. Короткова, бывшего командира 4-ой роты одного из батальонов 508-го стрелкового полка 174-ой стрелковой дивизии.

Разбираясь в событиях многолетней давности всегда хочется знать ответы на главные вопросы: что, где, когда. В заметке мы читаем ответ на вопрос ЧТО, а вот на ГДЕ и КОГДА?

Попробуем в этом разобраться.

Знаем, что 508-ой стрелковый полк летом 1941 года занял оборону в самой южной части обороны Полоцка. На 4-ое июля в районе Фариново и севернее сражался 50-ый сводный стрелковый полк, 494-ый полк был в резерве, по сути, страхуя 50-ый с тыла и контратакуя зарвавшихся пехотинцев 18-ой моторизованной дивизии Вермахта, а 508-ому стрелковому полку досталась полоса обороны южнее Фариново – Латышки – Лесины и далее вплоть до Уллы.

Позже после 6-го июля, когда стало ясно, что 18-ая моторизованная дивизия фашистов выдохлась и к Полоцку уже не пытается прорваться напрямик, 494-ый стрелковый полк окончательно ушел в северный сектор Полоцкого укрепрайона, где сражался от Дисны и Боркович до Боровухи-1 и нынешнего Азино.

508-ой стрелковый полк выдвинул часть сил от линии укрепрайона на линию реки Ушача. Юго-Западный фас укрепрайона здесь занимал 43-ий пулеметный батальон в ДОТах, поэтому основные силы 508-го полка были задействованы для занятия озерного района тянущегося почти до Уллы. Это должно было прикрыть укрепрайон с тыла, да и линию обороны Зыгину нарезали от Дисны до Уллы, что чрезвычайно растягивало войска…

В заметке идет речь о серьезных боях с немецкими танками. Знаем, что против войск Полоцкого укрепрайона действовала 19-ая танковая дивизия врага, но танки ее действовали в районе Фариново и севернее, в районе Дисны, Боркович и почти по всему фронту северного сектора укрепрайона от Боровухи-1 до реки Дриссы. В действиях против 508-го стрелкового полка танки 19-ой танковой дивизии фрицев не засветились.

Разгадку удалось найти как всегда в оперсводках и журналах боевых действий сопоставляя их с картами того времени:

4-го июля 1941 года в район Уллы от Лепеля вышла 20-ая танковая дивизия Вермахта. Попадались воспоминания наших бойцов, что шли немецкие танковые колонны с развернутыми знаменами ничего не опасаясь (может с флагами на броне, которые применяли немцы чтобы их авиация отличала своих от чужих спутали, а возможно немцы уже были убеждены в победе…).

При подходе к Улле, где занимала оборону в предмостном укреплении часть 298-го полка 186-ой дивизии, с немцев быстро сбили спесь и после понесенных потерь фрицам пришлось воевать по всем правилам. В итоге навалившись всей дивизией на защитников предмостного укрепления они выбили советских бойцов с южного берега Двины. Мосты через Двину и Уллу наши успели взорвать.

Зная о неудачах 18-ой моторизованной дивизии и 19-ой танковой в боях по прорыву к Полоцку немецкое командование 39-го танкового корпуса дало приказ танковому полку 20-ой танковой дивизии прорваться к Полоцку с тыла, пока мотопехота дивизии будет пытаться создать плацдарм на северном берегу Двины для последующей переправы.

Так 4-го июля в районе Усвицы и появились немецкие танки, где они и наткнулись на упорную оборону 4-ой роты одного из батальонов 508-го стрелкового полка прикрывавшегося артиллерий 2-го дивизиона 598-го легко-артиллерийского полка. Условия наступления для немцев были неблагоприятны – ландшафт там очень выгоден был для обороняющихся: высоты перекрывают межозерные дефиле и болотистые перешейки.

Потерпев неудачу в попытке прорыва к Полоцку с тыла немцы не успокоились.

За 5-е июля 1941 года у меня данных нет по действиям в этом районе, видимо гитлеровцы накапливали силы, а вот 6-го июля 1941 года бои разгорелись с новой силой. Пехота врага пыталась форсировать Двину в районе д. Кордон, а танки снова пробовали прочность обороны подразделений 508-го стрелкового полка для прорыва к Полоцку.

В донесении от 7 июля 1941 года №3 приводятся следующие сведения:

«В районе Усвица-1 между нашим отрядом и отрядом противника с незначительными силами произошел бой, в результате которого уничтожено 3 танка, убито 3 офицера, 6 солдат, один танк скрылся в лесу.

Из сообщений местных жителей в район Бадялино (чуть юго-восточнее Усвицы) сосредоточено 16 танков, для их уничтожения высылается отряд из 508-го стрелкового полка…»

Интересна оценка в донесении: 20 танков врага называют «незначительными силами», вероятно, ранее пришлось сталкиваться с много более значительными силами.

В этом нет ничего удивительного – немцы под Уллой из-за упорного сопротивления частей 186-ой стрелковой дивизии не могли прорваться на северный берег Двины с 4 июля до утра 9 июля 1941 года. 20-ая танковая дивизия имела танковый полк 3-хбатальонного состава (на 22 июня 229 танков). С учетом потерь понесенных до выхода к Двине будет от 150 до 200 танков. Чтобы такая армада не стояла без дела, ей и было приказано навалиться на 508-ой стрелковый полк, в попытке прорыва к Полоцку.

В итоге от прорыва немцы отказались, но фланги будущего плацдарма под Уллой временно обезопасили… Почему временно? Потому что, как только танки ушли, наши провели контратаку, обстреляли из минометов переправу под Уллой, разгромив обозы 18-ой моторизованной дивизии (полсотни грузовиков), и сожгли немецкие самолеты, расположившиеся на аэродроме неподалеку.

P.S.: Можно понять каково было немецким танкистам идти в атаку на упорно оборонявшихся бойцов и командиров Красной армии прочитав воспоминания Отто Кариуса, который воевал в 20-ой танковой дивизии под Уллой в то время:

"8 июля в нас попали. Мне впервые пришлось выбираться из подбитой машины. Это произошло возле полностью сожженной деревни Улла. Наши инженерные части построили понтонный мост рядом со взорванным мостом через Двину. Именно там мы вклинились в позиции вдоль Двины. Они вывели из строя нашу машину, как раз у края леса на другой стороне реки. Это произошло в мгновение ока. Удар по нашему танку, металлический скрежет, пронзительный крик товарища — и все! Большой кусок брони вклинился рядом с местом радиста. Нам не требовалось чьего-либо приказа, чтобы вылезти наружу. И только когда я выскочил, схватившись рукой за лицо, в придорожном кювете обнаружил, что меня тоже задело. Наш радист потерял левую руку. Мы проклинали хрупкую и негибкую чешскую сталь, которая не стала препятствием для русской противотанковой 45-мм пушки. Обломки наших собственных броневых листов и крепежные болты нанесли больше повреждений, чем осколки и сам снаряд.
Мои выбитые зубы скоро оказались в мусорном ведре медпункта. Осколки, вонзившиеся мне в лицо, оставалась в нем до первых лучей солнца следующего дня и вышли сами собой — как и было предсказано..."

На карту расположения войск Зыгина в обороне Полоцкого укрепрайона 1941 года наложены фото:

увеличить до 1200x799


Внизу слева: Подбитые в ходе танковой атаки немецкие танки Pz.Kpfw.38(t). Подобные танки был основой танкового парка 20-ой танковой дивизии Вермахта.

Вверху справа: 76-мм Дивизионная пушка РККА. Именно такими орудиями был вооружен 598-ой легко-артиллерийский полк

Ниже: 45-мм противотанковая пушка РККА на огневой позиции - основа противотанковой обороны в 1941 году.

В центре: Расчет пулемета Максим ведет огонь по врагу.

P.S.: Я не забыл о наших планах проследить сражение 10-15 июля 1941 года севернее Полоцкого укрепрайона наших частей с немецкими 19-ой танковой и 14-ой моторизованной дивизиями на основе новых материалов из немецких архивов (журнал боевых действий немецкой 14-ой моторизованной дивизии) предоставленных Сергеем Алексеевым и Марией Вальковской. Материалы в работе, на этой неделе сделаю пост. Увы, командировки и расчеты по основной работе отвлекают от моего хобби. Пока сильно загружен делюсь старыми наработками...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 23 Feb 2024, Fri, 19:55    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Хотел бы поздравить всех защитников Отечества с праздником!

Сегодня напишу о героях 41-го, сражавшихся на северном фланге Полоцкого укрепрайона.

Как и обещал проследим сражение 10-15 июля 1941 года севернее Полоцкого укрепрайона наших частей с немецкими 19-ой танковой и 14-ой моторизованной дивизиями на основе новых материалов из немецких архивов (журнал боевых действий немецкой 14-ой моторизованной дивизии) предоставленных Сергеем Алексеевым и Марией Вальковской.

увеличить до 1200x799


На чем мы там остановились? 6-го февраля мы рассмотрели действия 126-ой нашей дивизии.

Судя по всему, к 10-му июля 1941 года она была оперативно подчинена 98-ой стрелковой дивизии, которая вместе с 22-м инженерным батальоном и 628-м стрелковым полком заняла оборону по рубежу Таруленки, Дерновичи, Игнатово, Грибово.

98-ой дивизии и приданным ей частям ставилась задача: особенно прочно оборонять стык со 112-й стрелковой дивизией и стык с Полоцким укрепленным районом и частями 174-й стрелковой дивизии!

В результате упорных боев против немецкого плацдарма у Дисны 98-ой дивизии за полмесяца беспрерывных сражений потеряли более половины своего состава. Тяжелым был отход дивизии на линию реки Дриссы. Гитлеровская 14-ая моторизованная дивизия при поддержке танков 19-ой танковой дивизии постоянно наседали на наши части в стремлении форсировать реку Дрисса.

Как я уже писал ранее попытка немцев прорваться к мостам у Игнатово (мосты через Дриссу на шоссе Полоцк - Опочка, там наши самые северные ДОТы укрепрайона) привела к разгрому их большой мотоколоны нашей артиллерией с северного берега реки Дрисса. Немцы поняли, что продвижение на восток без устранения фланговой угрозы с севера от наших частей объединенных командованием 98-ой дивизии будет невозможно.

Поэтому с 11-го июля 1941 года гитлеровцы атакуют 98-ую стрелковую дивизию на флангах по сходящимся направлениям: с севера 32-ая немецкая пехотная дивизия и, вероятно, часть 253-ей , а у деревень Бокачи и Дерновичи, что на шоссе Полоцк - Освея - 14-ая моторизованная дивизия врага.

В результате 98-ая наша дивизия, прикрывавшая северный фланг Полоцкого укрепленного района, с боями отходит на выгодный для обороны рубеж по реке Нища смыкая свой южный фланг с Полоцким укрепрайоном. Изначально, судя по всему план обороны командир 98-й стрелковой дивизии полковник М. С. Евсюков хотел построить в три эшелона: в междуречье Свольны и Дриссы 166-ой, 4-ый полки и 628-ой стрелковый полк из армейского резерва (его от 174-ой нашей дивизии забрали). Вторая линия обороны должна была пройти по реке Нища, на ее занятие из 112-ой дивизии возвращался 308-ой полк. Тыловым рубежом должны были стать позиции у деревень Прибытки (Пробытки), Грибово, Шульгово, примыкающие к северному флангу Полоцкого укрепрайона.

Но в планы нашего командования вмешался враг, который начав масштабное наступление не дал нашим частям вовремя оторваться от противника и занять по плану позиции по реке Нища.

Проследим эти события по журналу боевых действий 14-ой моторизованной дивизии Вермахта. По традиции в скобках с пометкой "Прим В.К." буду приводить свои комментарии):

"12 июля 1941 года 4:00
Вышедший вечером 11.07. приказ предусматривал на 12.07. дальнейшее продвижение дивизии севернее реки Дриссы напротив расположенного вдоль изгиба Дриссы (северо-запад Игнатово) фланга Нища. Для этого наступления выделялись 2-ой батальон 53-го полка и мотострелковый батальон 54-го полка. Оба батальона пошли в атаку утром 12.07. в восточном направлении и, разбив местное сопротивление, подошли к линии Сидоровцы-Вильнюки. Там сопротивление усилилось, оба батальона должны были выстоять в существенных сражениях.

(Речь идет о деревнях западнее реки Нища, в то время, как наши части судя по нашим боевым документам уже отошли на линию обороны по реке Нища. Так по крайней мере пишет начштаба 51 нашего корпуса Созинов. То есть наши бойцы и командиры ожесточенно бились там с превосходящим врагом. Вот что об этих событиях пишет Зубарев: "За 12 июля на фронте 98-й стрелковой дивизии противник захватил и удерживал плацдарм на северном берегу р. Дрисса в районе Алексеевка. В течение ночи с 12 на 13 июля под прикрытием интенсивного артиллерийского и минометного огня гитлеровцы продолжали накапливаться и расширять занятый район. Проведенная частями 98-й дивизии контратака результатов не дала". Прим В.К.)

Далее продолжим читать немецкий документ.

"...По указу главнокомандующего генерала весь 11-ый пехотный полк был в течение послеобеденного времени отправлен на восток, чтобы смочь выступить с усилением против атаки на передовой. Следом был отправлен на восток 2-ой батальон, позже и 3-ий, в то время как первый батальон взял на себя защиту леса Ермаки от стоявших севернее укреплений русских.

В предвечерние часы пришли сообщения 2-го батальона 53-го полка и мотострелкового батальона 54-го полка, которые из-за атаки русских попали в положение ПРЕСЛЕДУЕМЫХ.

В частности 2-ой батальон 53-го полка был со всех сторон окружен в Сидоровцах и должен был отбиваться в тяжелых боях с русскими.

В помощь был отправлен 3-ий батальон 11-го полка со стороны деревень Бокачи (север) и Сидоровцы, чтобы освободить тыл 2-му батальону 53-го полка.

Этим вечером удалось прорваться через минное поле и разрушенный мост с севера деревни Бокачи (то есть на берегу реки Дрисса у деревни Дерновичи напротив сожженного нашими моста. Прим. В.К.).

Дальнейший подход к освобождению 2-го батальона 53-го полка был не нужен, так как батальон справился самостоятельно.

Мотострелковому батальону 54-го полка удалось к вечеру продвинуться в тяжелых боях на фронт, фланги и частично в тыл Войтово.

2-ой батальон 11-го полка подошел этим вечером к перекрестку восточнее Осиновки и был направлен на зачистку д. Вильнюки, расположенной за батальоном 54-го полка.

На основании приказа 3 батальона должны были 13.07. пойти в атаку.

21:00
Ночь с 12 на 13.07. прошла без существенных сражений, хотя батальоны 54-го полка и 2-ой батальон 53-го полка были длительное время заняты обороной флангов и тыла ОТ НАСТУПАЮЩИХ РУССКИХ.

(Лично мне удивительно все это читать, зная численность наших войск и гитлеровских дивизий на том участке фронта. По моим оценкам немцы там превосходили наших раз в 5 или в 6 и тем не менее их офицер жалуется на то, что наши немцев постоянно атакуют, да еще ставят порой их части в критическое положение... Кстати за 12-ое июля 1941 года в журнале боевых действий нашей 126-ой дивизии приданной ранее 98-ой появляется запись: "12 июля – 17 июля 1941 г. Дивизия шла на формирования в район (оставлено место в кавычках для указания места, но так и не записано, прим. В.К.). В дальнейшем маршрут был изменен и место формирования было в лесу восточнее Федорухово, куда и прибыли в составе 1847 человек из них с винтовками 50%, без станковых пулеметов и артиллерии, 110 лошадей. Людской и конский состав был сильно переутомлен". Очевидно, что запись сделана позже описываемых событий. Дело в том что 12-го июля 1941 года 126-ая дивизия была выведена к Прибыкам (Пробыткиам) чуть севернее Полоцкого укрепрайона за рекой Дрисса и закрыла здесь шоссе на Дретунь, на случай прорыва врага. В это же время Начштаба 51 корпуса Созинов К.И пишет, что 308-ой полк 98-ой дивизии только возвращался из подчинения 112-ой дивизии (против нее кстати наступали три гитлеровские дивизии 12-ая, 121-ая, 32-ая). Созинов пишет, что в устье Нищи, там где в 16-ом веке была крепость Ивана Грозного Сокол, при осмотре рубежа обороны он обнаружил плотину мельницы с мостом. Созинов приказал срочно занять мост сводной группой и направил сюда для обороны тот самый потрепанный в оборонительных боях 112-ой дивизии 308-ой полк. Но полк сюда не прибыл, так как место это называется Соколище, а севернее в 6 км в этом же районе есть более значительный населенный пункт с тем же названием Соколище, там он и остановился. Кстати, немецкая разведка так же обнаружила переправу в устье Нищи, немецкое командование так же послало два батальона для срочного их захвата, но и немцы ошиблись и вышли к тому Соколищу, что севернее и там напоролись на наш 308-ой полк, который им дал бой и отбросил за реку. Все это произошло из-за нехватки карт у наших и неточности карт у немцев. В устье же Нищи немцы все же потом захватили переправы, а горстка их защитников героически погибла в бою. В наше время там порой находят останки погибших в том бою красноармейцев... Прим В.К.)

Далее снова обратимся к немецким данным:

"13 июля 1941 года. 01:15

Выходит приказ дивизии №18 о наступлении 13.07.41. г.
...Ослабевший в предыдущих боях 2-ой батальон 53-го полка должен был идти вслед за двумя батальонами (54-го и 11-го полков), чтобы потом к ним присоединиться.

2-ой батальон 11-го полка, который должен был добраться через Вильнюки юго-востока Войтово, выступил согласно приказа, но лес, до которого должен был добраться, обнаружил занятым русскими и был направлен с одобрения командира дивизии за мотострелковым батальоном 54 -го полка через Войтово на центральную линию атаки.

Из-за неверного ориентирования 2-ой батальон 11-го полка не прибыл в назначенное время к месту атаки.

3-ий батальон 11-го полка, который должен был подойти от Сидоровцев с юго-востока Старцево, добрался до центральной линии, но не обнаружил там 2-ой батальон и ожидал его прибытия.
Из-за этого не выступил также 2-ой батальон 53-го полка, который по приказу должен был присоединиться к атаке обоих батальонов 11-го полка, и был лично отправлен генералом в 7:35 через мост реки Нища.

Совместное действие этих трех батальонов с целью окружения русских не имело эффекта вследствие сложных обстоятельств. Несмотря на это 2-му батальону 53-го полка удалось захватить мост через Нищу без повреждений (тот самый мост в устье реки у мельницы который обороняла горстка наших бойцов, тщетно дожидаясь подхода 308-го полка. Прим В.К.).

Через этот мост корпусное командование решило пустить в прорыв 19-ую танковую дивизию. Отвоеванные пехотой 14-ой моторизованной дивизии маршрут и мост были заблокированы для передвижений дивизии (наш 22-ой инженерный батальон успел сделать завалы и заминировать пространство за мостом. Прим В.К.). Все перемещения в этот и последующие дни должны были проводиться вдали от единственного маршрута. Необходимость такого мероприятия исходила из того, что мосты через Нищу и Дриссу были полностью подорваны русскими, а восстановление и строительство новых мостов потребовало бы много времени и материалов.

11:05
14-ый разведывательный батальон после тяжелого боя захватил Седловцы и провел разведку в Абланово.

12:00
Между тем подошли 2-ой и 3-ий батальоны 11-го полка и до 12 часов добирались до высот д. Бортняки. Прорвавшаяся на восток боевая разведка сообщила, что фланг Нища является сильным препятствием для продвижения дивизии. Поросшие лесом и кустарником берега не давали возможности перебраться через реку на транспорте. Таким образом продвижение было возможным только на надувных лодках.

До 14:00
Оба батальона добрались до восточного берега Нищи , До линии Церковище, Кулажино. Там они столкнулись с сильным сопротивлением русских на левом фланге (2-ой батальон 11-ой дивизии).

Так как мост через Нищу был заблокирован и для 14 дивизии было невозможно ввести в бой тяжелое оружие, его пришлось перевозить на надувных лодках. Находящиеся на восточном берегу Нищи части медленно получали усиление тяжелым оружием. Части ОТБИВАЛИСЬ от нападений русских при поддержке артиллерии с западной стороны деревни Бортняки.

Ровно в 17:00
2-ой батальон 11-го полка, поставленный на левом фланге для захвата моста около Кулажино БЫЛ АТАКОВАН русскими. Сильнейшие потери (среди прочего раненый командир батальона) ослабили боевую мощь батальона. Части мотострелкового батальона 54-го полка необходимо было задействовать для поддержки и безопасности единственного перехода через Нищу.

Бои продолжались ночью с 13 на 14.07.
Вечером 13.07. командованием было приказано, что на линии Рожново - Бокачи дивизия должна укрепить левый фланг 19-ой танковой дивизии, наступающей на восток.

Так как единственный мост через Нищу еще не был в распоряжении дивизии, необходимо было попытаться прибрать к рукам мост у Кулажино (северное Соколище. Прим В.К.), за который еще шел ожесточенный бой, в утренние часы 14.07., чтобы там по меньшей мере с частями и транспортом перебраться на восточный берег Нищи и при помощи подкрепления ослабить силы все еще державшихся там русских.

Отправленный из Норчино в направлении Погощино 3-ий батальон 11-го полка вечером больше не появлялся в лесах к востоку от Норчино. Действия батальона по охвату через д. Машница на север не имели эффекта. Поэтому вечером 13.07. командиром 11-го пехотного полка в этот промежуток был подведен бывший в распоряжении 1-ый батальон 11 полка, чтобы тем самым утром 14,07. Отбросить врага и боеспособные части и очистить северный фланг корпуса.
(это уже о событиях на восточном берегу реки Нища, между Игнатово и Соколищем. Прим. В.К.)

21:00
Вечером сложилось впечатление, что с появлением пехотных дивизий слева сзади от 14-ой пехотной дивизии стоящие в лесах Щербинлево русские были вынужден отступить, но отбиваться всеми силами от вторжения и наступления по бывшей в его распоряжении обратной дороге через Головщицу, Альбрехтово.

(речь идет о давлении трех немецких пехотных дивизий севернее, на участке 112-ой нашей стрелковой дивизии, вынужденной отходить с постоянными боями. Прим В.К.)

Казалось, будто бы 57-ой танковый корпус, наступая на восток с северного берега Дриссы, параллельно на 8-10 км севернее столкнулся с русскими, и пехота 14-ой моторизованной дивизии должна была развернуть фланговое прикрытие этой дороги наступления с запада на восток.

Тяжелые с потерями бои пехоты 14-ой моторизованной дивизии, начиная от сражений в лесу Ермаки (это чуть севернее станции Борковичи. Прим В.К.) 6 июля и до этого дня объясняются оценкой противника.

Обнаруженные позднее карты с русскими указаниями позволили узнать, что эта оценка противника по большей части была правильной, и из-за сбора усиленного пехотного полка (собирали для прорыва к Дретуни. Прим В.К.) ослабшая 14-ая пехотная дивизия в эти дни была поставлена перед очень сложной задачей ОРГАНИЗОВАННЫМИ и ХОРОШО ПРОДУМАННЫМИ маневрами русских".

Теперь почитаем о действиях наших частей в этом районе 13-го июля 1941 года из наших источников. Для краткости сделаем выборку из С.П. Зубарев. Боевая доблесть сынов Удмуртии о 98-ой дивизии, статья проработана не плохо на основе документов ЦАМО:

"С утра 13 июля немцы силою не менее двух полков при поддержке авиации, артиллерии, минометов перешли в наступление и к 7.00 вышли на рубеж Церковище, Страцева, Дерновичи. При этом наш 166-й полк и третий батальон 4-го полка под командованием начальника штаба лейтенанта Стрижова оказались в окружении.

Прорвав фронт 166-го стрелкового полка, гитлеровцы овладели населенными пунктами Волки, Ковалеве. Резервов в 98-й стрелковой дивизии не было. Помощи оказать ему не могли.

98-я стрелковая дивизия в это время продолжала вести бой с противником в районе Ковалеве, Домолоково и в районе Вилюки, Вересна (западнее рубежа по реке Нища. Прим В.К.)
.
4-й стрелковый полк (командир — майор Майоров) занимал районы Литвяновка, Вересна, Патешина; 166-й — Кожемякино, Забылнно, Батишино 2-е (2 км юго-западнее Костомино); 308-й (майора Ливанова) — к северо-западу от Соколища в направлении Панюково. Ночью противник пытался атаковать 308-й стрелковый полк, но был отбит контратакой из района Соколища.

К 13 июля 1941 года в результате боя противнику удалось потеснить правый фланг 51-го стрелкового корпуса. 98-я стрелковая дивизия в это время нанесла тяжелые потери противнику в районе Соколище, Старцы. Отходя на промежуточный рубеж, она заняла Вересна, Кизаково, Забылино, Корчено, Шульгова (Шульгова примыкает вплотную к северному флангу Полоцкого укрепрайона. Деревня Шульгова за рекой Дрисса была видна из амбразур крайних северо-восточных ДОТов Полоцкого укрепрайона, что севернее деревни Борки. Прим. В.К.).

На фланге 98-й стрелковой дивизии в районе Дерновичи, Игнатово противнику удалось прорвать фронт обороны и выйти на рубеж Вересино, Батешина, Соколище. Введя в прорыв небольшие группы танков с мотопехотой, гитлеровцы сумели прорваться к станциям Дретунь и Полота, но о том, как это произошло допишу в другой раз и так много буков для одного поста получилось...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 04 Mar 2024, Mon, 21:29    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О ПРОРЫВЕ

Продолжим рассматривать подробности сражения 10-15 июля 1941 года на северном фланге Полоцкого укрепрайона на основе новых материалов из немецких архивов предоставленных Сергеем Алексеевым и Марией Вальковской.

Пришло время все же разобраться как именно гитлеровцы осуществили прорыв частей 19-ой танковой дивизии к станции Дретунь, что не могло не повлиять на общий ход оборонительных боев на фронте Полоцкого укрепленного района. Кстати этот вопрос никогда подробно разобран не был, даже в наших боевых документах лета 1941 года встречается запись "КАЖЕТСЯ немецкие танки провались по шоссе Борковичи - Дретунь".

С чего продолжить. Помните в статье от 23 февраля сего года в нашем сообществе мы в журнале боевых действий немецкой 14-ой моторизованной дивизии за 13-е июля 1941 года читали о том, что несмотря на неудачи в попытке окружить часть наших сил, прижатых к реке Нище 2-му батальону 53-го полка гитлеровцев удалось захватить мост через Нищу без повреждений. В тех местах много мостов, посему поясню, что речь идет про мост в устье реки Нища у мельницы (рядом крепость Сокол в тех местах была в 16-ом веке), который обороняла горстка наших бойцов, тщетно дожидаясь подхода 308-го полка (а должен ли он был туда прибыть? Об этом разберем позже).

Через этот мост командование 57-го танкового корпуса Вермахта решило пустить в прорыв 19-ую танковую дивизию.

"Необходимость такого мероприятия исходила из того, что мосты через Нищу и Дриссу были полностью подорваны русскими, а восстановление и строительство новых мостов потребовало бы много времени и материалов."

Захваченный 14-ой моторизованной дивизией мост и дорога для движения были у нее забраны вышестоящим командованием, из-за этого для продолжения продвижения 14-ой моторизованной дивизии немцев пришлось сражаться с нашим 308-ым полком за переправу севернее у деревни Соколище.

Чтобы не терять благоприятный момент командование 57-го танкового корпуса Вермахта забрало у 14-ой моторизованной дивизии немцев усиленный пехотный полк, переподчинило его 19-ой танковой дивизии и тут же бросило "на поддержку прорыва 19-ой танковой дивизии", которой и отдали для этого мост через Нищу и маршрут движения по дороге Борковичи - Янковичи - Дретунь.

***

Немцы не даром в своих боевых документах не раз характеризовали руководство нашими войсками как грамотное, умелое и с продуманным маневрированием частями. Об отходе на рубеж реки Нища, как на удобный рубеж, наше командование задумалось заранее. Однако у этого рубежа был очень неудобный район в устье Нище, где ныне деревня Кульнево (до войны Церковище). Этот участок фронта здесь выдавался вперед на 4 км, и хотя он был по фронту окружен реками Нища и Дрисса, но сюда сходилось много дорог, на реках было много мостов, которые даже если уничтожить могли быть восстановлены врагом. Таким образом оборонять этот выступ было не выгодно нашим войсками, их боевые порядки противник мог простреливать с флангов. Разумней было отвести линию обороны несколько восточнее, сомкнуть ее с северным флангом Полоцкого укрепленного района, а выступ с переправами, о котором идет речь превратить в полосу предполья. В этом случае сходу враг здесь пройти не мог, так как подтягивать артиллерию для поддержки пехоты ему пришлось бы из-за реки.

Исходя из этих соображений командование 51-го стрелкового корпуса РККА еще 9-го июля 1941 года выделило 22-ой инженерный батальон для оборудования предполья между устьем Нищи и деревней Игнатово, которой в наших документах времен Великой Отечественной войны отмечали северный край Полоцкого укрепленного района. С 9 по 13 июля наши саперы успели здесь сделать лесные завалы и заминировать пространство за мостом в устье Нищи.

***

Итак, по немецким данным мы получаем, что 13-го июля 1941 года гитлеровское командование пускает через захваченный мост в устье реки Нища в прорыв усиленный полк 14-ой моторизованной дивизии. Знаем и по советским и по немецким данным, что немцы минув мост наткнулись на заминированную местность с дорогами заваленными срубленными деревьями. Кстати, я там бывал не раз, там еще и противотанковые рвы с валами наши саперы успели возвести напротив мотов, не много, но есть. Чтобы осуществить быстрый прорыв немцы должны были оставив тяжелое вооружение, артиллерию и технику дожидаться расчистки дорог и разминирования, пустить вперед только пехоту, что они и сделали. Гитлеровская пехота устремилась в прорыв налегке и пройдя 15 км наткнулась на оборону нашего героического 156-го пульбата, часть пулеметчиков которого А.И. Зыгин забрал у Н.С. Деви для смыкания флангов с 98ой дивизией севернее укрепрайона (севернее реки Дрисса). Части 98-ой стрелковой дивизии сюда подойдут лишь на следующий день.

К чему привела попытка немцев прорваться лишь пехотой налегке мы можем прочитать в Книге Памяти Россонского района:

"Хорошо запомнился день 12 июля 1941 года. Воскресение. (Это воспоминания. Смотрим календарь 1941 года. Воскресение это 13-го июля. Прим В.К.). С утра парило. К обеду собралась гроза. В обед одновременно с громом загрохотали немецкие орудия.
Жители деревни подготовили около каждого дома укрытие – землянку, наверху три наката бревен, которые засыпали землей. Там все и прятались. Когда немного стало тише, мы вышли из укрытия.
Немцы с закатанными рукавами хозяйничали во дворах. Ловили и готовили куриц, гусей, тянули из дому все, что им нравилось. Однако под вечер разгорелся бой. Немцы перекопали все огороды, окопались. На крыше нашего дома, за дымоходом сидел, вероятно, наблюдатель с биноклем, который наблюдал за деревней Грибова.

Там, оказывается, осталась в окружении наша артиллерийская часть.
Целый день наши артиллеристы очень метко обстреливали фашистов в деревне, на шоссе, где двигались их войска.
В деревне Крупец (Крупицы) наши пулеметчики засели на чердаках домов и сильным огнем встретили фашистов. Жители, которые остались в живых, рассказывали, что немцы фургонами вывозили оттуда убитых. Однако силы были все же не равные.
Погибло много жителей, большая часть пулеметчиков, немцы сожгли деревню. Когда я вспоминаю эти эпизоды, мне хочется плакать. Потому что те солдаты, офицеры заслуживали звания героев, а они остались безымянными. Так пусть хоть о безымянных героях, которые сражались в деревнях Крупец, Грибова, Прибытки в июле 1941 года будет известно многим читателям.

Не могу не рассказать о том, как моя сестра Нина с подружками Анастасией Субоч и Ниной Кухаренко тайком пробирались к местам боев, находили раненных, перевязывали, поили их... Нина, перевязывая раненного офицера, рассказала ему, как добраться тайно до нашего дома (он был ранен в ногу, но мог медленно двигаться)... Раненный ничего про себя не рассказывал, только то, что москвич и фамилия Иванов. В бани жил до полного выздоровления. Потом дали ему одежду и он пошел. Сказал, что будет пробираться за линию фронта..." Из воспоминаний бывшей жительницы д. Янковичи Надежды Тарасовны Прибыткиной. Книга "Память. Историко-документальная хроника Россонского района". В рассказе есть нюансы, которые, если знаешь о них, говорят очень, очень много. Много пулеметчиков и раненный москвич - это явная отсылка к 156-ому пульбату Полоцкого укрепленного района.

***

Теперь попробуем составить себе представление о положении частей противоборствующих сторон на карте.

Весь день 13-го июля 1941 года наша 98-ая дивизия пыталась вывести свои части из боя и занять оборону по рубежу реки Нища. Немцы же не давали нашим передышки ни днем ни ночью, изматывали наших, пользуясь численным превосходством своих частей. В ходе боя 98-я стрелковая дивизия нанесла тяжелые потери гитлеровцам в районе Соколище, Старцы, однако даже к концу дня дивизия под ударами врага не сумела вывести все свои войска с западного берега реки Нища на восточный. А в это время гитлеровский усиленный пехотный полк 14-ой дивизии уже прорвался на 15 км восточнее устья Нищи. На рубеже Грибло - Шульгово наши пулеметчики 156-го пульбата Полоцкого укрепрайона при поддержке артиллеристов 155-го гаубичного и 153-го легко-артиллерийского полков 98-ой дивизии остановили немецкую мотопехоту. Но судя по составу сил закрыть путь на восток полностью они вряд ли могли.

В этот день в наших боевых документах впервые появляется запись о прорыве к Дретуни: "Введя в прорыв небольшие группы танков с мотопехотой, гитлеровцы овладели районом Дретунь, ст. Полота и районом к югу от разъезда Железница, перерезав железную дорогу Полоцк — Невель" (ЦАМО СССР, ф. 376, оп. 10803, д. 31, л. 45).

Судя по всему к вечеру 13-го июля 1941 года немецкие саперы сумели разобрать частично завалы и разминировать путь достаточный для прохода незначительных сил.

К середине дня вышедшая ранее немецкая мотопехота сражалась с нашими пулеметчиками у Грибово, Крупицы и Липовая Гора. Бой стал распространяться к Янковичам, Прибыткам, Повалишино. Командование нашей 98-ой дивизии вскоре подтянуло артиллерию, расположив ее на выгодных высотах у д. Грибово. Оттуда было удобно обстреливать дорогу на большом ее протяжении.

Так и ликвидировали первый прорыв. В воспоминаниях наших ветеранов я встречал упоминание, что 15 танков 19-ой танковой дивизии с некоторым числом мотопехоты все таки сумели прорваться к Дретуни и тем самым перерезали коммуникации защитников Полоцкого укрепрайона (затрудняли снабжение). Но, видимо, этих прорвавшихся немцев нашим удалось быстро уничтожить, так как в оперсводках и журнале боевых действий 174-ой дивизии упоминания о проблемах под Дретунью появляются лишь 14-го июля, я их приведу ниже.

Понимая всю опасность создавшегося положения командование нашего 51-го стрелкового корпуса дает приказ командиру 98-й стрелковой дивизии полковнику М. С. Евсюкову ликвидировать прорыв и прочно сомкнуть фланг с частями 174-ой дивизий оборонявшейся в Полоцком укрепленном районе. Уже на следующий день 166-ой стрелковый полк занял районы Погодина, Харитонове, Ушица, Липова Гора. 4-й стрелковый полк сосредоточился в районе Рудня, Броды, Крупицы, Грибово. Задачи им в приказе конечно ставились "уничтожить противника в районе дорог Церковище (ныне Кульнево) и выйти в районы устья р. Нища", но сил у них едва тогда хватало чтобы удержаться в обороне... 308-ой полк все еще держался за переправы на реке Нища, не давая врагу переправиться на восточный берег Нищи на участке Антуново — Соколище. Таким образом сместив силы 98-ой дивизии с основного маршрута 51-го корпуса (участок шоссе Клястицы - Россоны) на дорогу от Боркович на Краснополье и Дретунь, наши части сомкнули фланг с защитниками Полоцка и ликвидировали прорыв врага, но не надолго.

Слишком подавляющим было превосходство фрицев численное, в технике и артиллерии.

Понимая это командование 51-го корпуса (общее руководство 112-ой и 98-ой дивизиями) во избежание разрыва армии на две части и в целях сокращения общей протяженности фронта просило командование 22-й армии разрешить отвести свои части на оборонительный рубеж ст. Забелье, оз. Усвоя, оз. Езерище, оз. Санница. Отход войск армии намечался в ночь с 14 на 15 июля 1941 года.

Однако 14-го июля 1941 года 112-ая дивизия под давлением трех дивизий противника не удержалась в районе Клястицы и вынуждена была отойти на восток. В этой связи оголился правый (северный) фланг нашей 98-ой стрелковой дивизии. Гитлеровская разведка не дремала, все время прощупывая нашу оборону, немцы сумели после отхода нашей 112-ой дивизии обойти левый фланг обороны 98-й дивизии и прорваться по дороге через Россоны на Дретунь.

14-го июля 1941 года в 13.00 гитлеровцы заняли станцию Дретунь. Вечером этого же дня наша разведка донесла, что через Россоны на Дретунь в течение двух часов двигалась немецкая мотомеханизированная колонна в составе 39 танков, бронированных и крытых машин.

Командир 98-й стрелковой дивизии полковник М. С. Евсюков выслал усиленную разведку с задачей закрыть шоссе Дретунь — Клястицы. Дивизии было приказано оборонять занятый район...

Если судить по журналам боевых действий и оперсводкам наших частей, именно 14-го июля 1941 года был замечен прорыв к Дретуни.

ОПЕРСВОДКА 62-го стрелкового корпуса от 14.7.41 г.
"174-ая дивизия 14.7.41 продолжая обороняться в Полоцком УР, организует уничтожение прорвавшихся частей противника на Дретуньском и Городокском направлениях. Противник продолжает расширять прорыв на левом фланге и в стыке с соседом слева, ведя танковые части в направлении Дретунь".

Боевое донесение Зыгина (командир 174-ой дивизии оборонявшей Полоцк):
"Противник упорно продвигается со стороны Владычино, Игнатово, одновременно обходя правый фланг, передовыми частями вышел в Дретунь.
Сегодня в 18.00 в 7 км юго-западнее Дретунь по дороге в лес обнаружен завал, взорваны фугасы, обороняемый бронемашинами, танками и автоматчиками... Командир 174 СД комбриг Зыгин"

И на следующий день 15.7.41 Боевое донесение 15.7.41
(рукописное)
"Противник создал полное окружение. Крупные мото-мехчасти противника занимают станцию Дретунь и устроили завалы и заграждения в 2 – 3 км вокруг станции. Сегодня ночью частью сил направились в Невель. По словам местных жителей мото-мехчасти противника двигались в Дретунь по шоссе из Борковичи".

Таким образом из-за отхода 112-ой стрелковой дивизии севернее немецкие танки сумели обойти 98-ую нашу дивизию, вышли ей в тыл и не задерживаясь устремились на станцию Дретунь. Им вслед по тому же пути через Россоны в тыл нашей 98-ой дивизии пошла немецкая пехота. Так как 98-ая дивизия была в подчинении 51-го стрелкового корпуса (так же как и 112-ая), то попав в окружение она стремилась присоединиться к 112-ой, уходя на север и отдаляясь от Полоцкого укрепрайона. В этот-то разрыв потом и хлынули гитлеровские войска, в стремлении окружить полоцкую группировку советских войск.

С утра 15 июля 1941 года гитлеровцы силою до 2—3 полков с танками начали атаку на 98-ю дивизию на фронте Забылино, Латышево, Церковище. Ночными атаками они потеснили левый фланг дивизии. Бой велся на фронте Глинище, Анутово, Конюхово и далее на восток на Грибово, Федотово...

"Командование корпуса понимало, что сил у этой дивизии осталось мало. Поэтому 126-й дивизии было приказано перейти в наступление на Прибытки и тем самым помочь 98-й дивизии" ЦАМО СССР, ф. 376, оп. 10803, д. 31, л. 27—27 об.

Вот это утверждение про участие здесь в боях 126-ой дивизии спорно. В журнале боевых действий 126-ой дивизии об этом ничего нет. Видимо приказ то отдали, а о том, что остатки 126-ой дивизии по железной дороге были переброшены на направление Себеж-Пустошка для закрытия немецкого прорыва информации не было...

После боев по выходу из окружения к исходу 16 июля 1941 года 98-ая дивизия отошла в район Бугаевка, Никулино, Салтыковка, тогда как главные магистрали, ведущие на Невель, были закрыты мотомехчастями противника, а г. Невель и местечко Дретунь были заняты противником, который уже сумел организовать оборону по обеим магистралям в районе Невеля...

Таким образом, очевидно, что не было единого прорыва немцев, была серия прорывов, ряд которых был успешно нашими ликвидирован (13-го июля), а ряд прошел для врага успешно (14-го июля прошла группа в 39 танков в обход и 15-го июля в прорыв пошли основные силы 19-ой танковой дивизии врага). Так в оперсводках мы читали, что даже незначительная группа прорвавшейся мотопехоты делала лесные завалы на дорогах и таким образом прерывало снабжение наших войск оборонявшихся в Полоцком укрепрайоне...

Далее нам на этом направлении осталось почитать оценку боев со стороны командования 14-ой моторизованной дивизии и сопоставить версию событий начальника штаба 51-го стрелкового корпуса К.И. Созонова, предоставленную по запросу в генштаб в 1955 году...

увеличить до 1200x653


увеличить до 1200x755


увеличить до 1200x799


увеличить до 1200x799
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 10 Mar 2024, Sun, 14:32    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Завершаем разговор О ПРОРЫВЕ.

Продолжим рассматривать подробности того как происходил прорыв гитлеровских 19-ой танковой и 14-ой моторизованной дивизий 13-15 июля 1941 года на северном фланге Полоцкого укрепрайона. Место действия в 30 км к северу от Полоцка.

увеличить до 1200x799


В статье от 4 марта сего года в нашем сообществе мы разобрались, что
севернее рубежа Полоцкого укрепленного района не было единого прорыва немцев, была серия прорывов, ряд которых был успешно нашими ликвидирован, а ряд прошел для врага успешно.

В то время, как на рубеже Полоцкого укрепрайона, так и севернее него на фронте 98-ой и 112-ой наших дивизий земля вставала на дыбы от разрывов снарядов и наши части не раз переходили в контратаки, численное превосходство врага все же давало себя знать. Под нажимом нескольких дивизий врага против каждой нашей, красноармейцы вынуждены были постепенно отходить, давая бой на каждом удобном рубеже. Увы, боевых документов 98-ой стрелковой дивизии до наших дней не сохранилось, дивизия попала в окружение северо-западнее Невеля и документы были утрачены. Остались немногочисленные воспоминания бойцов и командиров этой дивизии и немецкие данные с описанием тех боев с вражеской стороны.

Мой метод изучения событий тех лет состоит в многогранном сопоставлении боевых документов частей противоборствующих сторон, наложение событий на карту, сопоставление их по времени, полевые исследования на местности и сопоставление с воспоминаниями очевидцев.

Итак, боевых документов 98-йо дивизии у нас по сути нет, есть косвенные, из документов других частей, по ним мы знаем основной ход событий, но не полностью. Есть пробелы, например, как раз приходящиеся на момент прорыва - не до писанины нашим тогда было, надо было сражаться.

Об эпизодических прорывах частей 19-ой танковой дивизии врага к Дретуни, которые не раз закрывались контрударами наших частей, я писал в прошлой статье, от 4 марта. Прежде чем рассмотреть как происходили попытки прорыва нашей обороны севернее Полоцкого укрепрайона основными силами 14-ой моторизованной дивизии гитлеровцев, я хотел бы сперва познакомить читателя с послевоенными воспоминаниями начальника штаба 51-го стрелкового корпуса К.И. Созонова, предоставленными по запросу в генштаб в 1955 году (98-ая дивизия входила в 51-ый корпус).

Сопоставив воспоминания с немецкими документами мы сделаем вывод, в какой мере можно доверять воспоминаниям вообще - это относится и к советским, и к немецким офицерам, не дай вам Бог читать, к примеру, вранье гитлеровского генерала Гота...

***

Послевоенные воспоминания начальника штаба 51-го стрелкового корпуса К.И. Созонова. В связи с тем, что они писались по запросу Генштаба в 1955 году, разумеется Созонов имел в мыслях, а не хотят ли его в чем-то обвинить, а то еще и посадят, посему в воспоминаниях он весь такой белый, пушистый и положительный, и делал все правильно.

Не буду лишнего утомлять читателя и дословно приводить много страниц его воспоминаний, перескажу кратко их суть, касаемо рассматриваемого здесь нами района и времени.

Во первых в воспоминаниях Созонов нам врет, что он хотел упорно оборонять мосту в устье Нищи и, якобы не оборонял, так как туда не пришел "нерадивый" 308-ой полк. На самом деле 22-ой инженерный батальон сделал много завалов и заминировал местность за мостом, что и так должно было задержать врага. Это все было сделано правильно, но налицо нарушение армейского приказа о создании обороны именно по линии реки Нища. Об этом Созонов боится писать после войны. Почему Созонов так распорядился? Дело в том, что в ночь с 11 на 12 июля 1941 года он получает информацию о том, что немцы провались у Опочки и его корпус уже в полуокружении. Есть понимание, что он едва успевает отступить к Усть-Долысцы, чтобы вырваться, следовательно на рубеже Нищи оставаться долго нельзя.

Штаб 51-го корпуса был за правофланговой 112-ой дивизией. Да эта дивизия сдерживала три вражеские дивизии перед своим фронтом, но помня, что надо отходить к Усть-Долыцы она ранее 98-ой начала отход на восток. Чтобы оправдать себя Созонов пишет, дословно: "еще в ночь на 12 июля под угрозой выхода в тыл крупных сил противника, 174-ая стрелковая дивизия оставила Полоцк и отошла в направлении станции Дретунь, имея в виду дальнейший отход к Невелю".

12-го, Карл!

Ничего, что 174-ая дивизия лишь к вечеру 15-го июля оставила Полоцк на самом деле?

От чего еще в воспоминаниях у меня кровоточат глаза. Созонов хает на ровном месте командование 98-ой дивизии, мол нерадивые, постоянно в окружения попадали (при том, что немцы о тех же людях пишут у себя, что наши им наносят значительный урон, грамотно маневрируют войсками). Что еще режет глаза? Созонов смещает события по датам на несколько дней так 4-ый полк, к примеру, у него утром 14-о июля 1941 года якобы отброшен немцами к озеру Нещердо, и он спасает его ударом нашего 626-го полка. Это ничего, что в это время 4-ый полк сражается с немцами у Грибово в 25 км к западу от Нещердо, смыкая со 166-ым соседним полком и 156-ым нашим пульбатом фланг с Полоцким укрепленным районом.

В общем для дилетанта воспоминания это ценный источник, а для вдумчивого исследователя - это дополнительная литература, из которой можно почерпнуть ряд важных нюансов. Например, мотивацию рьяного выполнения одних приказов и неспешность в выполнении других, при их одновременном поступлении. Интересно, что и Созонов и немцы отмечают исключительную эффективность нашей артиллерии. Немцы, кстати, все время сетуют, что им не хватает своей артиллерии для противодействия нашей - результат грамотного создания предполья в устье Нищи, не позволившего немцам подтягивать пушки для поддержки своей пехоты (тот же принцип, почему наши ДОТы у Фариново не на самом берегу Ушачи были возведены, а в 1 км за рекой).

Итак, по Созонову уже 12-го июля 1941 года якобы был оставлен Полоцк, 14-го - фронт его корпуса откатился к озеру Нещердо (на карте его найти легко - одно из самых больших озер в РБ). На самом же деле до 15-го июля включительно героическая 98-ая дивизии с нашим 156-ым пульбатом Полоцкого укрепрайона изо всех сил старались держать рубеж Соколище - Волотовки - Броды - Грибово - Липовая Гора - Рожново - Янковичи. Немцы большими силами перли на них со всех сторон, но наши им не только наносили урон находясь в обороне, но и не раз успешно контратаковали, закрывая врагу проход по дороге Борковичи - Межно - Дретунь.

***

О том как это происходило мы благодаря Сергею Алексееву и Марии Вальковской имеем возможность прочитать из немецких данных:

Оценка боев со стороны командования 14-ой моторизованной дивизии Вермахта за 14 и 15 июля 1941 года.

"14 июля 1941 года.

По приказу с вечера 13 июля 1941 года, рано утром состоялась атака 11-го егерского полка 14-ой дивизии при поддержке артиллерии. На правом фланге у 3-го батальона 11-го полка прошло без большого сопротивления противника (немцы проходили полосу предполья, где их наши изматывали артогнем, см. ниже. Прим В.К.), батальону удалось продвинуться к Погощино.

Левый фланг, 2-ой и 1-й батальоны 11-го полка, оставался все же открытым и восточнее моста мельницы Кулажино против сильнейшего русского сопротивления и атаки днем.

Эффективная стрельба русской артиллерии, пехоты, минометов привела к большим потерям обоих батальонов 11-го полка 14-ой моторизованной дивизии Вермахта.

7:00
Моторизованному батальону 54-го полка удалось продвинуться с мотоциклами и легковым транспортом по улице восточного Кулажино в направлении Погощино. Из-за значительных разрушений местности на восточном берегу, фугасов и мин (оборудованное заранее нашим 22-ым инженерным батальоном предполье. Прим В.К.) не удалось провести грузовые машины и достаточно тяжелое вооружение, как и находящиеся в распоряжении 54-го полка артиллерийские батареи.

К обеду третьему моторизованному батальону удалось (без тяжелого вооружения и артиллерии) продвинуться на холмы Грибово - Федотово. Присоединившиеся позже части были все же оттеснены яростным сопротивлением русских к линии Броды-Кулажино и пробрались только до стоявшего у Погощино 3-го батальона 11-го полка. Присоединение к стоявшим на холмах у восточного Грибово стрелкам-мотоциклистам и их усиление не удалось.

В таком положении стоявший там батальон встретил сильное русское сопротивление с северо-западного направления, которое вынудило отступить в Грибово моторизованный батальон. Там поначалу удалось отразить проведенную с усилением контратаку русских.

3-ий батальон 11-го пехотного полка тем временем сражался на севере и северо-востоке против сильной контратаки русских и пострадал от очень хорошего залпа артиллерии тяжелого калибра.

К этому времени у дивизии не было в распоряжении ни дивизиона АИР (имеется в виду тяжелая артиллерия. Прим В.К.), ни артиллерийского самолета корректировщика – недостаток, который был ощутим в последние дни сражений – собственная артиллерия не смогла защитить пехотный полк от вражеской артиллерии (это как раз и есть результат грамотного решения сделать широкую полосу предполья с завалами и минными полями - немцы не могли подтянуть вовремя свою артиллерию для поддержки их мотопехоты, что приводило к большим потерям атакующих наши позиции гитлеровцев. Прим В.К.).

16:00
В послеобеденные часы мост через Нищу был свободен для дивизии (имеется в виду мост в Соколищах. Судя по тому, что там на позициях спустя несколько недель наши первые партизаны собирали оружие и нашли пулемет Максим, мостом служила мельничная плотина. Прим В.К.).

В предвечерние часы 14-го июля 1941 года части 14-ой дивизии Вермахта переправились наконец на восточный берег Нищи и тем самым обеспечены лучшими условиями для обороны северной танковой дороги (имеется в виду дорога Борковичи - Межа - Дретунь. Прим В.К.).

Разведывательный батальон 14-ой моторизованной дивизии был использован для обеспечения безопасности танковой дороги юго-восточнее Рожново, противотанковая часть 14-ой дивизии сумела выти к Тофели.

18:50 выходит приказ корпуса с заданием для 14-ой дивизии обеспечить безопасность дороги между Рожново и Межно.

15 июля 1941 года.

До обеда 15 июля части 253-ей пехотной дивизии Вермахта присоединились с северного фланга к 14 пехотной дивизии. Таким образом части дивизии были готовы к наступлению на восток.

Несмотря на появившуюся уже вечером 14 июля предварительную заявку смена частей и выдвижение были так сильно отсрочены из-за сложностей на местности (песок, разрушения мостов), что только к обеду ( 14:00) 253 дивизия могла атаковать на восток. И лишь после обеда состоялось освобождение левого фланга дивизии.

В 17:00 смогла выступить на восток основная часть дивизии, кроме батальона 54-го полка. Целью наступления согласно приказа корпуса был Рюм (ныне называется Рум, в 12 км к северо-западу от Дретуни. Прим В.К.).

14:00
До этого два усиленных батальона 2-ой 53-го полка и 2-ой 11-го полка были направлены против Полоцка под предводительством оберштатлейтенанта Эбердинга на замену частей 19 танковой дивизии у Дретуни.

Выступление 2-го батальона 11-го полка было задержано из-за тяжелого выхода из боя с советскими частями и сложностей с дорогой, а также из-за пробки на танковой дороге. Таким образом этот батальон подошел к Дретуни только к темноте.

18:30 Наступление в направлении востока (без боевой группы Дретунь) состоялось с 12-часовым опозданием. Порядок наступления в приложении 102.

Поначалу быстрое наступление было замедлено из-за пробки у Межно (там мост через реку Дрисса и дорога на Дретунь, до которой оставалось 17 км на юго-восток. Прим В.К.). Стоявшие там колонны на мостах полностью блокировали дорогу.

После повторного наступления в дивизию пришло сообщение, что пехота 11-го полка вынуждена была повернуть на юг из Нольбечено (на карте не нашел, может кто подскажет в комментариях, где это?), чтобы там устранить русское сопротивление, подвергнувшее опасности дорогу наступления.

В то же время против батальона 54-го полка, стоявшего у Федотово-Грибово, прошли сильные контратаки русских, которые всю ночь наносили удары по движению немецких воск на дороге.

Русским удалось до вечера 16 июля 1941 года остановить наступление дальнейших сил".

Таким образом 98-ая дивизия не отошла к озеру Нещердо, как пишет Созонов, а билась до конца на назначенных для нее позициях, да еще не раз контратаковала врага и даже 16-го июля 1941 года полностью перекрыла место прорыва, не дав вкачать немцам в прорыв больше войск, что могло бы привести к полному окружению войск Полоцкого боевого участка Зыгина и не дать им вовремя отойти из Полоцкого укрепленного района. Лишь после 16-го июля 1941 года, когда защитники Полоцка уже оставили город и начали планомерный отход на Невельском направлении части 98-ой дивизии оставили рубежи у Грибово и Федотово и стали отходить на северо-восток, сами к тому времени попав в локальное окружение, из которого они и вырвались согласовав удар по немцам с командованием соседней 112-ой стрелковой дивизии.

Так что не будет преувеличением, сказать, что красноармейцы сражавшиеся севернее Полоцкого укрепрайона овеяли себя славой не менее, чем защитники нашего укрепрайона в далеком 1941 году.

***

P.S.:

Теперь взглянем на поле боя в тех местах после того как утихли сражения глазами наших первых партизан в июле - августе 1941 года. Для этого откроем книгу Станислава Аслезнова "Взрыв на рассвете" 1976 года издания. Убедимся, какие ценные уточнения все же нам могут подарить воспоминания очевидцев.

Главный герой книги тогда собирал оружие на полях сражений для организации партизанского отряда.

У деревни Сергеево (в 5 км к югу от Клястиц) он находит в болоте севший на вынужденную посадку двухмоторный советский бомбардировщик СБ-2. В ходе описанных выше боев наши летчики выполняли боевую задачу по бомбардировке переправ и скоплений вражеской техники на дорогах, были обстреляны (с земли или истребителями из книги не понятно) и сели на вынужденную посадку. Ранее я не раз встречал упоминания помощи нашим оборонявшимся войскам севернее укрепрайона истребителей И-16, про СБ-2 упоминаний не попадалось. Этот же эпизод открывает еще одну страницу в описании борьбы нашего народа с гитлеровцами на нашей земле.

Судя по следам крови в кабине один из летчиков был ранен, но весь экипаж покинул машину и ушел прорываться через линию фронта, так что для поисковиков ныне место падения не представляет интереса. Партизаны в 1941-ом году тогда сняли с самолета пулемет и радиостанцию.

Так же на странице 62 описано поле боя у деревни Волотовки. На карте эта деревня отмечена, она рядом с Погощино, где наши сдерживали наступление трех батальонов гитлеровцев и нанесли им значительный урон (там важная высота 143):

"Хомченовский знал где можно найти оружие: вдоль дорог, на опушках леса, на местах боев. Однажды он вышел под Волотовки. Взору открылись поля и высотки, поросшие мелким кустарником, сплошь изрытые окопами, траншеями, блиндажами, воронками от снарядов. Владимир спрыгнул в ход сообщения. В траншеях, на огневых позициях следы ожесточенного боя. Видимо много наших полегло, но и гитлеровцы понесли большие потери. Напротив окопов чернели подожженные и развороченные снарядами фашистские танки (Танки 19-ой танковой дивизии, шедшие на прорыв с мотопехотой 14-ой моторизованной дивизии. Прим В.К. ). В стрелковой ячейке на бруствере лежала почти новенькая винтовка СВТ, вокруг - стреляные гильзы. Подобрав винтовку, пошел дальше. В тот день Хомченовский собрал много оружия..."

Жаль, что в книге нет ничего о погибших в том бою красноармейцах, где и кто их хоронил. Думается захоронение их будет где-то рядом, нашим поисковикам стоит обратить внимание на эти поля сражений той великой войны... Кстати, в книге есть упоминание о том, что немцы своих погибших хоронили здесь же на поле боя группами, ставя березовые кресты...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 16 Mar 2024, Sat, 11:43    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Порой приходилось читать в исторической литературе словосочетание Полоцкая оборонительная операция по отношению к боям лета 1941 года на Полоцком направлении.

Однако, справедливости ради, стоит отметить, что оборонительная операция - это когда одна сторона уже стоит в обороне, а другая атакует. Под Полоцком же в конце июня - начале июля 1941 года сложилась ситуация больше напоминавшая встречный бой. На рубеж Полоцкого укрепрайона выходили с разных сторон со своими задачами как войска Красной армии, так и войска Вермахта.

Определяющим конечно было то, что еще до начала войны Полоцк не успел покинуть и уехать по плану к госгранице 390-ый гаубичный полк, который и встретил огнем первые авангарды врага 27-го июня 1941 года под Фариново.

В остальном же начало войны на рубеже Западной Двины очень напоминало описание хода боевых действий, сделанные нашими военными теоретиками еще в 20-х годах, моделируя ситуацию с упреждением Красной армии в мобилизации противником. Исключением являлись лишь полоса Полоцкого укрепрайона и некоторые его опорные пункты.

Еще в 20-е годы прошлого века наше военное руководство мотивировало строительство укрепрайонов необходимостью прикрыть мобилизацию войск.

Срыв мобилизации и развертывания войск приводил бы к вынужденному отступлению вглубь страны и к вводу отмобилизованных в глубине страны войск в бой по частям, что давало решающее преимущество агрессору. Опасения описанные более чем за 20 лет до начала Великой Отечественной войны по ряду причин, на коих здесь не будем останавливаться, реализовались с нападением нацистской Германии на СССР летом 1941 года, когда отмобилизованная немецкая армия напала на не отмобилизованную советскую...

Решающим для успеха блицкрига был следующий фактор: сумеют или не сумеют передовые моторизованные части Вермахта максимально быстро продвинуться вглубь нашей страны, сорвать мобилизацию Красной армии, захватить узлы дорог, мосты...

Если у наших войск в первый месяц войны была архисложная задача, создать новый фронт из весьма ограниченного по отношению к задаче количества войск, то для наступающих немцев первостепенная задача сводилась к поиску в строящемся фронте Красной армии не защищенных участков, последующему прорыву в них, рейдам по тылам...

Для немцев ситуация была несколько проще в связи с их колоссальным численным перевесом в технике, которую помимо своей они пособирали со всех армий покоренных государств Европы, а так же из-за их преимущества в системах связи (почти каждая бронемашина гитлеровцев имела радиостанцию - скорость передачи информации была выше).

Помимо разведывательных батальонов, которые прощупывали местность впереди колон немецких дивизий в Вермахте были выделены специальные авангарды для дальних рейдов по нашим тылам после прорыва фронта, нацеленные на захват важнейших переправ.

Так, задолго до подхода первых немецких дивизий, уже 26 июня 1941 года на мосту у г. Дрисса (ныне Верхнедвинск) наши бойцы 7-ой роты 4-го полка подбили первую разведывательную бронемашину противника, а 27-го июня был разгромлен батареями нашего 390-го гаубичного полка у деревни Фариново в 12 км юго-западнее Полоцка сильный немецкий авангард.

3-го июля 1941 года на Полоцком направлении выходят на арену борьбы уже первые разведывательные подразделения относящиеся к дивизиям врага непосредственно наступавшим на Полоцк.

Под Ветрино в первой половине дня 3-го июля 1941 года наш разведбат Кочнева при поддержке батареи под командованием Агапитова разгромил авангард 18-ой моторизованной и 19-ой танковой дивизий врага. Если при первой встрече с нашей разведкой немцы потеряли с десяток мотоциклов, то после артобстрела нашей артиллерией на бивуаке ночью у озера их потери значительно увеличились...

В этот же день наткнувшись на нашу оборону в районе Ветрино немецкая разведка стала прощупывать местность на широком фронте по флангам, пытаясь найти слабое или не защищенное место, чтобы направить туда в прорыв основные силы.

Их разведывательные танкетки, бронемашины и мотоциклы носились в тот день в районе Ушач, где обстреляли нашего военкома, поубивали беженцев на дорогах.

Вылетели они было и к деревне Гомель (южная оконечность Полоцкого укрепрайона, в 20 км к югу от города), где получили по зубам и ретировались:

Вот как описывает этот эпизод участник событий И.И. Лукьянов: "Я, молодой лейтенант, командовал артиллерийским взводом 45 мм противотанковых пушек. Наша разведка обнаружила немцев на бронетранспортерах и танкетку. У местечка Гомель мы приняли бой, обстреляли немцев. Они огрызнулись, но развернулись и отошли. Захватили в плен двух немцев, а с ними карту. Направили в дивизию..."

По сведениям местных жителей в ходе разведывательных рейдов потери немцев в технике были и из-за обвала деревянных мостов на проселочных дорогах.

Пожалуй относительным успехом в этот день немецкие разведчики могли похвастать лишь в районе Дисны, где им удалось неожиданно выйти в тыл нашему боевому охранению у моста через речку Дисну и захватить мост неповрежденным. Впрочем, победа была не велика, ибо мост через Дисну не решал проблему форсирования Двины...

Активные действия разведки и авангардных боевых групп гитлеровцев на своем кратчайшем пути к Полоцку постоянно наталкивались на противодействие занятых красноармейцами ДОТов Полоцкого укрепрайона и их боевого охранения.

Это не позволило немцам быстро захватить важные переправы через Двину. Мобилизация в Полоцке не была сорвана. Кроме того город стал центром притяжения и приведения в порядок массы отступавших от границы войск Красной армии.

Тем не менее разведывательным подразделениям врага удавалось находить слабые места в нашей тогда еще не устоявшейся обороне, осуществляя прощупывание дорог и территорий на широком фронте. Так, к примеру, гитлеровцы прорвались к Дретуни севернее Полоцка. Но давалось это немцам не легко, а ценой высоких потерь, часть из которых иллюстрируют фото представленные ниже:

увеличить до 1200x799


1. Разгромленный немецкий передовой отряд в июле 1941 года.

увеличить до 1200x799


2. Подбитый немецкий разведывательный бронеавтомобиль Sd.Kfz.222.

увеличить до 1200x801


3. Горящий мотоцикл Вермахта в начале войны.

увеличить до 1200x795


4. Подбитый немецкий разведывательный бронеавтомобиль Kfz 263.

увеличить до 1200x830


5. Подбитый бронеавтомобиль SdKfz 231 из состава 20-й танковой дивизии Вермахта (воевала под Уллой).

увеличить до 1200x837


6. Горит немецкий разведывательный бронеавтомобиль Sd Kfz 221.

увеличить до 1200x871


7. Уничтоженный под Полоцком в июле 1941 года немецкий разведывательный бронеавтомобиль.

увеличить до 1200x797


8. Подорвавшийся на мине 8-го июля 1941 года под Боровухой-1 на Полоцком направлении немецкий легкий танк Pz 38(t). Фото сделано уже после боев во время попытки немцев отремонтировать танк, что впрочем у них не вышло и с него поснимали запчасти...

увеличить до 1200x770


9. Рухнувшая с моста немецкая самоходка Stug III на дороге от Полоцка к Витебску. Фото сделано летом 1941 года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1729
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 17 Mar 2024, Sun, 12:37    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Немного о ДОТах на северном фланге Полоцкого укрепленного района, с которыми части 98-ой дивизии пытались надежно сомкнуть фланг с 10 по 15 июля 1941 года (в 25 км к северо-западу от Полоцка).

Помните мы читали запись в журнале боевых действий 14-ой моторизованной дивизии Вермахта: "10 июля 1941 года. 15:00. Мотострелковый батальон 54 был отправлен в Игнатово с заданием, если это возможно, занять мост около Игнатово через реку Дрисса и держать его открытым для дальнейшего перехода. При приближении этот мост был сожжен и разрушен русскими. Мотострелковый батальон 54 остался западнее Игнатово-Фесюки и немного севернее..."

Попытка гитлеровцев тогда прорваться к мостам у Игнатово (мосты через Дриссу на шоссе Полоцк - Опочка, там наши самые северные ДОТы укрепрайона) привела к разгрому их большой мотоколоны нашей артиллерией с северного берега реки Дрисса.

С 11-го июля 1941 года гитлеровцы атакуют 98-ую стрелковую дивизию на флангах по сходящимся направлениям силами нескольких дивизий: 32-ая, часть 253-ей, 14-ая моторизованная дивизия врага пошла в обход через деревни Бокачи и Дерновичи, что на шоссе Полоцк - Освея, а на направление Игнатово (к устью реки Званица) вышла мотопехота 19-ой танковой дивизии немцев.

Основные бои здесь разгорятся с 13-го июля 1941 года. Пару дней на этом направлении у гитлеровцев ушло на устранение лесных завалов сделанных нашими саперами и на разведку системы нашей обороны.

Вот на ней, на системе, пожалуй мы немного и остановимся.

***

Левый фланг самого северного нашего Батальонного района обороны "О", с западного направления, был обеспечен высокой грядой тянущейся в меридианальном направлении (с севера на юг) по восточному берегу болотистой поймы реки Званица. Здесь советским инженерам на столь выгодной позиции достаточно было обеспечить наблюдение, за полем боя, корректировку артиллерийского огня и покрытие пространства в предполье пулеметным огнем, не требовавшим по условиям местности высокой плотности огня, так как через болота врагу было бы наступать себе дороже. Таким образом, здесь типовой трехамбразурный ДОТ №56 обеспечивал смыкание фланга с батальонным районом обороны «Б», расположенным южнее; артиллерийский наблюдательный пункт, так же типовой планировки, №132, находясь на значительной высоте, обеспечивал наблюдение за предпольем и корректировку артиллерийского огня с закрытых позиций; а двухамбразурный ДОТ №133 закрывал сравнительно удобный проход в описанной выше гряде, через который проходила проселочная дорога.

Очень интересно здесь Убежище-пулеметный полукапонир №57, расположенный на обратном скате гряды. По отношению к западному направлению №57 выполнял функции убежища, а по отношении к северному - капонира. К его позиции относился так же небольшой примитивный бункер на один станковый пулемет, который наши успели возвести в ходе программы доусиления 1938-1939 годов. Находясь на высоком мысу, образуемом изгибом Званицы, он прикрывал подступы к переднему краю района обороны по левому ее берегу, а так же фланкировал огнем проселочную дорогу идущую вдоль Дриссы с запада на восток и пересекавшую Званицу почти у ее устья...

ДОТ №57 в документах числится как Убежище - ППК-Б на шесть станковых и два ручных пулемета. В реальности по конструкции он представляет собой пулеметный капонир с большим убежищем...

Как-то я уже писал, что ДОТ №57 - очень красивое сооружение, его орильон меня очаровал. Вот только отснять его по нормальному практически было невозможно - фото 30 сделал, а выложить толком нечего - он врезан в склон гряды (обратный по отношению к фронту), как только попытаешься сделать пару шагов от сооружения, что бы найти нужный ракурс, сразу же оказываешься ниже чем сооружение и его практически невидно, а тут еще зелени море... Думаю этот фактор с уменьшением заметности по мере удаления от сооружения по условиям местности так же играл против врага летом 1941 года.

На бетоне вокруг северной амбразуры №57 много следов от огня стрелкового оружия и мелкокалиберной артиллерии - огонь вели примерно от памятника Кульневу, то есть с Севера от мостов через Дриссу.

Непосредственно в амбразурах сооружения №57 можно расположить не более 3-х станковых пулеметов. Думаю, что в начале боя как 10-го июля так и 13-го июля 1941 года все станковые пулеметы работали с вершины гряды тянущейся с севера на юг вдоль речки Званица (там много ячеек, окопов), в обратный склон которой врезано убежище. При артиллерийском обстреле расчеты укрывались в убежище. При обходе противником гряды с флангов наши бойцы ставили 2-3 пулемета на казематные станки в сооружении и использовали его уже как пулеметный капонир...

К слову 13-го июля 1941 года, когда немцы предприняли очередной штурм Полоцкого укрепрайона, в районе 57-го сооружения пытались прорваться части 19-ой танковой дивизии. За два дня боев немцы здесь все таки смогли продавить оборону малочисленного гарнизона северного сектора ПО УРа, который практически не имел полевого заполнения в этом районе, помним, что около половины защитников наших ДОТов здесь, 156-го пульбата, было переброшено в помощь 98-ой дивизии на северо-восток, чтобы сомкнуть фланги нашей 174-ой и 98-ой дивизий.

Более тщательные исследования Убежища-пулеметного полукапонира №57, проведенные в апреле 2017 года совместно с Виталием Овчаровым выявили следующее: рядом с ДОТом была найдена нижняя бронедеталь амбразурного узла с явным следом попадания 88-мм снаряда выпущенного из зенитного орудия. То есть события разворачивались так: в начале боя наши пулеметные расчеты работали с вершины гряды тянущейся с севера на юг вдоль речки Званица, сдерживая наступление немецкой пехоты с фронта - то есть с запада.

Немцы ответили артогнем и работой снайперов. Затем немецкие части стали переправляться в районе Сивошинского моста и атаковать вдоль шоссе на Полоцк, попав в этот момент под перекрестный огонь наших ДОТов, располагавшихся по обеим сторонам дороги, в том числе и ППК №57.

Судьба 57-го ДОТа думается была такова: он вел фланговый огонь по наступающим фашистам, пока многочасовой бой не выбил то немногочисленное пехотное заполнение позиции (пехоту), которое зачастую составляли солдаты гарнизонов самих ДОТов из-за недостатка людей.

Затем ДОТ оказался в полуокружении, но продолжал вести огонь не давая врагу воспользоваться дорогой на Полоцк, тогда немцы вывели на прямую наводку 88-мм зенитные орудия и расстреляли амбразуры ДОТа.

Все это произошло лишь тогда, когда им удалось обойти ДОТ с фланга, то есть оборона наших войск на этом направлении была уже основательно продавлена. Выжившие защитники ДОТа, вероятно, еще имели возможность отойти в южном направлении к своим. В дальнейшем, вклинившись в нашу оборону далее враг здесь пройти к Полоцку не смог...

***

Как осмотреть ДОТы западного фаса Батальонного района обороны "О".

Расскажу как это делал я, в то время как там было все покрыто дремучим лесом. Ныне там много вырубок и все стало более доступно.

Первый путь (отмечен синим) я проходил так: на машине или велосипеде заезжал от шоссе Полоцк-Опочка на трассу нефтепровода "Дружба" по нему примерно 1.5 км ехал на запад - в районе вырубок леса на вершине второй горы по трассе сворачивал на хороший проселок направо (на север) - здесь лесовозы лес вывозили - если быть внимательным можно на гряде тянущейся с севера на юг увидеть АНП №132.

Далее с помощью упорства вдоль гряды изрытой окопами и блиндажами шел к ДОТу №133, прикрывавшему проход в гряде и там севернее совсем рядом наш ППК №57.

От ППК №57 достаточно подняться на гору в обратный скат которой он врыт, немного побродить по вершине и наткнуться на маленький одноамбразурный ДОТ возведенный по программе доусиления 1938-1939 гг.

Этот маленький ДОТ очень интересен тем, что крыша и напольная (передняя) стена у него из бетона, а боковые стены были когда-то из бревен поставленных частоколом. Со временем боковые деревянные стены сгнили и он несколько осел назад...

Второй путь (отмечен красным): надо со стороны Полоцка проехать дальше на север по шоссе Полоцк-Опочка и свернуть в первый поворот налево после указателя на Борки. Здесь я бы машину оставил (но смотря у кого какая машина - на ГАЗ-66 можно не оставлять). Далее проселочная дорога на запад будет пересекаться ручьем для транспорта труднопреодолимым. Когда лес с соснового начнем переходить в смешанный елово-лиственный дорога начнет "глохнуть", то есть перейдет в едва заметную тропу - по ней давно никто не ездил. Субъективно, здесь на развилках (лесные дороги остались здесь еще с довоенных времен и времен войны, были они для снабжения линии обороны) надо забирать все время правее и тогда вскоре можно выйти на упомянутый мною выше проход в гряде, прикрываемый ДОТом №133, через который дорога (когда она еще была дорогой) шла на запад... Немного не доходя сего прохода, вдоль гряды поворачиваем под 90 градусов на север (направо) и метров через 50 - 100 будет ППК №57.

С севера я к нему никогда не заходил ибо там будет мешать речка и болота, хотя идея зайти к нему вдоль речки Званица до сих пор во мне сидит - места там красивые, дикие и очень интересные.

увеличить до 1200x950


увеличить до 1200x799


увеличить до 838x1200


увеличить до 1200x755


увеличить до 1200x799


увеличить до 1200x908


увеличить до 1200x908


увеличить до 1200x908


увеличить до 1200x908


увеличить до 1200x900
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» -> Путешествия -> Фортификация и военная история -> Советская фортификация 1930-х гг. Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 71, 72, 73  След.
Страница 72 из 73

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы