Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» Форум сайта «Глобус Беларуси»
Основной проект — “Глобус Беларуси
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Полоцкий укрепленный район
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 72, 73, 74
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» -> Путешествия -> Фортификация и военная история -> Советская фортификация 1930-х гг.
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1738
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 11 May 2024, Sat, 9:19    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Отвечаем на вопрос, откуда могли браться после войны версии о том, что наши ДОТы никакой роли в обороне не сыграли, на примере судьбы одного бойца, оборонявшего самый тыловой рубеж Полоцкого укрепленного района:

"Война до Ушаччины докатилась очень быстро. Уже в первой декаде июля немцы были в городском поселке.

Спешно эвакуировались организации. Еще в июне отправились на восток все три МТС. Через Ушачи растянулись обозы с людьми на восток из западных районов Витебской области.

Ушачский райвоенкомат спешно проводил мобилизацию. Призвано было немного людей. Одна группа мобилизованных в районе Шумилино была окружена немцами, часть из них погибла, другая попала в плен, некоторым удалось убежать. Другая – была направленна в Полоцкий укрепленный район.

(В район Шумилино планировалось было вывести на переформирование 50-ую стрелковую дивизию, которая встретила войну на рубеже Вилейка - Сморгонь. 50-ая дивизия создавалась как УРовская, то есть ее назначение изначально было оборонять Полоцкий укрепрайон. В ходе боев в первые дни войны с 7-ой и 20-ой танковыми дивизиями врага наша 50-ая дивизия отошла к Плещеницам, Зембину, а затем часть ушла на Оршу, а часть на север в сторону Шумилино... Поэтому-то призывники, которые должны были поступить для доведения 50-ой дивизии до штатов военного времени и направились к Шумилино, где были перехвачены частями 20-ой танковой дивизией Вермахта при их прорыве обороны наших войск под Уллой. Часть же призванных ушачан, которая должна была пойти на доведение численности гарнизона Полоцкого укрепрайона до штатов военного времени, до Полоцка добралась беспрепятственно. Прим В.К.)

Сельсовет прислал мне мобилизационную повестку с синей полосой, что означало «срочная». Пешком добрался вместе с другими сельчанами, получившими такие же повестки, в Ушачи.

Пришли в военкомат. Там уже была страшная неразбериха, нервная суета. К кому ни обращались, никто толком не разъяснял, куда идти, что делать. Говорили, что будут связываться с начальством.

(Немного о причинах неразберихи при мобилизации в 1941 году: Учебная мобилизация 1939 года была проведена идеально, но за два года многое изменилось и не в лучшую сторону. Причиной неразберихи была консервация и расформирование Полоцкого укрепленного района в 1940-ом году, что не могло не сказаться на планах мобилизации и развертывания на случай войны (увы систему уничтожили из экономии, как в наше время принято называть подобные действия "была проведена оптимизация")... Перед самой войной спохватились и наметили к середине июля 1941 года сформировать новое управление (руководящий орган и гарнизон) укрепрайона. Как показали дальнейшие события, пока не эвакуировалось в Полоцк управление Шауляйского укрепрайона, состоявшее из бывших Полоцких УРовцев во главе с полковником Деви Н.С., вступившем в должность коменданта ПО УРа 29-го июня 1941 года, приведение Полоцких ДОТов в боеготовность велось как-то вяло с неразберихами, ибо не было знающего опытного руководителя. Прим. В.К.).

Мы остались ночевать в Ушачах. На следующий день под вечер нам было приказано направиться в Полоцк. Однако мы еще одну ночь провели в Ушачах.

Утром, и снова пешком, двинулись к Полоцку. В том месте, куда направил нас военкомат, никого не было. Только валялись бумаги. Кто-то из местных подсказал куда идти. Долго мы плутали по окраинам Полоцка. Нигде нас никто не ждал. Порой выказывали удивление, что мы пришли.
После плутаний дня ТРИ или ЧЕТЫРЕ по окраинам Полоцка мы пришли в расположение воинской части.

(Мы помним, что 3-го июля 1941 года после жестокой бомбардировки Полоцка гитлеровской авиацией городское и районное руководство самовольно принимает решение о бегстве, простите эвакуации, из города. Видимо в эту волну отходящих беженцев и влились призывники из Ушач. По дороге их завернули назад и отправили куда следует. Другого объяснения, как можно было болтаться 3-4 дня по окрестностям Полоцка, который можно несколько раз пройти за день вдоль и поперек нету. (версия полного идиотизма призывников не рассматривается) Прим. В.К.)

Встреча наша там началась с ругани какого-то начальника на нас за то, что так поздно появились. Говорил, вас тут ждали дня два тому назад.

Нас переодели и направили в ДОТы, что были построены в этом Полоцком укрепленном районе.

ДОТ представлял собой мощное инженерное сооружение, стены были из железобетона до двух метров (Полтора метра, прим В.К. ) толщиной, оборудованы телефонной связью.

Подвоз боеприпасов был предусмотрен по узкоколейке.

(Очень важное свидетельство, указывающее на участок обороны укрепрайона, который доверили ушачанам. Их, как не вполне надежных (малограмотные крестьяне) посадили в самые тыловые ДОТы у нынешней развилки шоссе Полоцк - Глубокое и Полоцк - Дисна. За узкоколейку они вполне могли принять участок железной дороги Полоцк - Молодечно проходящий рядом, по которому двигались дрезины снабжения. На более ранних картах от железной дороги видим участки узкоколеек идущие к самим ДОТам, но на картах 1937 года их уже нет. Узкоколейки были разборными и их можно было быстро собрать, но тогда бы это могло демаскировать позиции для авиаразведки противника. Прим В.К.)

Сели мы в эти ДОТы. Сначала все было нормально. Действовала телефонная связь, ходили вагонетки по узкоколейке, подвозили продукты питания. Шли активные занятия по военно-политической подготовке.

("По странному стечению обстоятельств" занятия по военно-политической подготовке проводились чаще именно в тыловых частях, где меньше стреляют. Прим В.К.)

Со временем это все ослабевало. Это мы почувствовали через пять-шесть дней. Сначала куда-то пропали командиры, потом прервалась телефонная связь, перестали ходить вагонетки по узкоколейке.

(Попробуем оценить временные рамки сидения в ДОТах. Как мы оценили, скорее всего призывники из Ушач, придя в Полоцк поначалу поддались панике и ломанулись с беженцами драпать, но их завернули назад. Это не могло быть ранее 3-го июля 1941 года до объявления эвакуации. (в это время под Ветрино сражалось ополчение Ветринского района сведенное в так называемый 55-ый сводный полк). С 4-по 6 июля 1941 года, в направлении Кутняны - Фариново активно атаковала 18-ая моторизованная дивизия врага. В какой-то момент самая отмороженная рота гитлеровцев даже прорвалась к деревне Ксты, где напоролась на нашу батарею 390-го гаубичного полка. Роту прорвавшихся немцев наши артиллеристы частью расстреляли в бою и 70 человек взяли в плен. Я ранее все недоумевал, как же могли прорваться фрицы на этом направлении, если с тыла Батальонный район обороны "Х" расположенный в районе северо-восточнее Кутнян страховали 5-ть тыловых ДОТов №№ 215, 216, 225, 226, 227. Как оказалось, на их занятие не хватило людей. После этого случая, после 6-го июля 1941 года, эти ДОТы наше командование решило занять хотя бы неподготовленными призывниками из Ушач, для страховки артиллерийских позиций у д. Ксты и д. Экимань. Если бы ушачане заняли эти ДОТы ранее, то разумеется мы бы в их воспоминаниях прочитали о героической борьбе, о том как они стреляли из ДОТов и уложили много тысяч фрицев...
Надо сказать пару слов и по поводу пропажи командиров, телефонной связи и вагонеток: Каждым ДОТом командовал офицер, чаще младший лейтенант. Он то никак пропасть не мог. "Пропали" офицеры из полевых войск, которых вместе с полевым заполнением перебросили в понесшие потери подразделения на более опасные участки фронта, а так же пропагандисты, у которых появились неотложные задачи в тылу. Телефонная связь была нарушена попаданием авиабомбы в штаб Полоцкого укрепленного района располагавшегося в монастырской гостинице Спасского монастыря по наводке шпионов-диверсантов (наводили бомбардировщики врага давая сигналы из ракетниц). Большой ошибкой было не построить до войны хорошо защищенный и замаскированный штаб укрепрайона. Связь полевым проводом с тыловыми ДОТами могли свернуть, так как это был пассивный участок фронта, а связь нужнее была в гуще сражений, к тому времени, например под Боровухой-1. Вагонетки перестали ходить по причине воздействия самолетов люфтваффе, гонявшихся даже за пешеходами. Прим В.К.)

Пошли слухи, что немцы уже за Москвой. Что оставалось делать? Собрались и решили идти домой. Полоцк уже был занят немцами.
Переправлялись, кажется, очень спокойно через одну из рек, чтобы дойти до дому. Плавать не умел. Пришлось соорудить кое-какой плот. Переплыл реку. Вышел на берег.

(Еще 12-го июля 1941 года Зыгин приказал для сокращения линии фронта вывести все войска с южного сектора Полоцкого укрепленного района, то есть с левого берега Двины. Отход проводился постепенно, сначала выводили полевые войска и артиллерию, в последнюю очередь гарнизоны ДОТов. Во многих местах гарнизоны так и не покинули ДОТов, отражая атаки наседающих пехотных полков гитлеровцев, прикрывая отход своих частей ценою жизни, как например под Лесинами и деревней Гомель. На рассматриваемом же нами участке обороны, отход происходил в полном порядке, как на учениях. Так из ДОТа №205 находившегося на 2 км ближе к врагу, чем 5-ть ДОТов занимаемых призывниками из Ушач утром 15-го июля 1941 года пулеметным огнем остановили и рассеяли мотоколонну врага, затем гарнизон поджег специально подготовленный костер, для подачи дымового сигнала и спокойно отошел к Полоцку. Все это описано в произведении Шакулова «Солдаты ДОТа № 205», написанном на основе воспоминаний непосредственного участника событий Александра Гилепа. Так что, призывник из Ушач Парахонько В.И. отступил вместе со всеми в сторону Невеля, но пользуясь случаем под воздействием слухов о падении Москвы дезертировал и подался домой. Сначала он вспоминает о том, что ОНИ решили идти домой, а потом ОДИН переплывает какую то реку - нестыковка. Если бы Парахонько сидел в ДОТе и оттуда, узнав о захвате врагом Полоцка, пошел домой, то ему не пришлось бы переплывать "какую-то" реку. Свою родную речку Ушачку бы он точно назвал, да и переплывать-то ее не пришлось бы - в верховьях она настоящая речка-переплюйка. Я лет 20 назад из Ушач проплыл ее на байдарке. Так в Ушачах, сидя в байдарке, я руками за оба берега держаться мог. Так-что "какой-то" речкой была разумеется Двина. Не называет же он Двину из-за того, что для людей дружащих с географией и историей это будет прямое указание на его дезертирство из Красной армии. Прим В.К.)

Тут команда: руки вверх. Начались долгие годы плена, унижений, до самого освобождения из плена Красной армией".

(Потом в отчетах 174-ой дивизии и приданных ей войск РККА Парахонько запишут, как пропавшего без вести, отнеся в безвозвратные потери. В отчетах же другой противоборствующей стороны немцы запишут военнопленного в списки концлагеря. Но был ли переодетый в военную форму крестьянин призывник Парахонько солдатом? Думаю нет. Это яркий пример ценности таких неподготовленных "кадров" для армии. С другой стороны, описанные выше сведения показывают роль ДОТов в укреплении обороноспособности страны. ДОТы, будучи занятыми даже неподготовленными людьми, сумели долгое время сдерживать многократно превосходящие численно и технически дивизии врага с отлично обученными солдатами и офицерами.

Так же описанный выше случай показывает откуда могли браться после войны слухи о том, что ДОТы никакой роли в обороне не сыграли. Те кому повезло отсидеться на пассивных участках обороны вполне могли рассказывать свои впечатления о многодневном бездействии. Те же кто вынужден был сражаться с врагом отступить из ДОТа, как правило, уже не мог и либо погибал, либо, если повезет выжить, попадал в плен, где выжить так же было не много шансов. Таким образом, сражавшиеся с врагом по настоящему защитники ДОТов ничего никому рассказать уже не могли. Здесь мне вспоминается фраза: "Настоящие герои лежат в земле"...)

Источник Книга Памяти Ушачского района стр. 138 «Мобилизация в Ушачах» Из воспоминаний Василия Ивановича Парахоньки, жителя деревни Жовнино. Записал М.М. Кирпич.

На фото:

увеличить до 1200x782


1. Карта-схема тылового района БРО "Х" Полоцкого укрепленного района. На ней я отметил месторасположение ДОТов, речь о которых идет в тексте и привел современные фото нескольких боевых сооружений из тех мест.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1738
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 12 May 2024, Sun, 9:52    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ранее я не раз писал, как в тяжелые для страны 20-е - 30-е годы ХХ века "ковался" ее железобетонный щит - укрепленные районы. С каким трудом, в основном вручную, строились ДОТы под Полоцком с 1927 по 1932 год, а потом еще 5 лет их доводили до ума и дооборудовали.

Сейчас я хочу рассказать о том, как многое из достигнутого мы потеряли еще до войны:

После возвращения в 1939 году в состав БССР земель Западной Белоруссии, незаконно оккупированных Польшей в Советско-Польскую войну, государственная граница СССР сместилась значительно на запад.

В этой связи к концу 1939 года ситуация с боеспособностью множества укрепленных районов на старой западной границе СССР начала резко меняться, и к сожалению не в лучшую сторону.

С 15 ноября 1939 года специальные управления укрепленных районов в Западном военном округе подлежали сокращению.

Общая штатная численность войск укрепленных районов РККА за 1940 год сокращалась вдвое.

Уже в ноябре 1939 года была первая попытка упразднить укрепленные районы Белорусском особом военном округе, в том числе и Полоцкий укрепрайон.

К началу 1940 года в состав Полоцкого укрепленного района входили 9-й, 10-й, 11-й отдельные пулеметные батальоны. Комендантом Полоцкого укрепленного района с 4 ноября 1939 года был майор Горбатов Иван Федорович.

Сохранившиеся в РГВА приказы коменданта Полоцкого укрепрайона за май-июль 1940 года свидетельствуют о значительном снижении дисциплины среди личного состава гарнизона укрепленного района: случались самовольные отлучки, пьянство, оскорбления и драки.

Боевая подготовка так же не отличалась высоким уровнем. Одной из основных причин сложившейся ситуации был низкий культурный и образовательный уровень командиров и красноармейцев.

Так в середине 1940 года из 112-ти человек офицерского состава Полоцкого укрепленного района имели высшее образование только 2: начальник инженерной службы военный инженер 3-го ранга Баюнов С.И. и старший инженер Хадановский Н.Л. Большинства офицеров окончили не более 5 классов в качестве общего образования и полковые школы и курсы командного состава, в качестве военного.

Ярким примером сложившейся ситуации может служить приказ №025 коменданта укрепленного района, в котором есть очень показательные строки, как лакмусовая бумажка показывающие нам, чего смогли добиться "выдвинутые (после репрессий 37 года) молодые кадры" за столь короткий срок службы.

В приказе отмечалось что "химические отделения вместо полезных знаний и практической работы, необходимой в боевой обстановке, затверживают наизусть молекулярный вес и температуру кипения отравляющих веществ. Что такое молекулярный вес, никто из опрошенных сказать не мог, хотя все называли точную цифру.

По заявлению бойцов 9 пулеметного батальона многие из них никогда не одевали противогаз и не умеют с ним обращаться. Противогазы в безобразном состоянии. Даже комбинезоны в "НЗ" не только залатаны, но один попался насквозь рваный".

В 1940 году командиры получили вместо наганов пистолеты "ТТ", но не все его сумели освоить и поэтому командирам и комиссарам батальонов предписывалось "у среднего комсостава не умеющего пользоваться пистолетами их отобрать и выдать наганы".

Низкий уровень боевой подготовки и дисциплины обуславливался как слабым контролем за рядовым составом так и некомплектом личного состава.

Бойцы и командиры помимо охраны сооружений укрепленного района из-за относительной малочисленности не имели возможности заниматься еще чем бы то ни было.

Кроме того, проверка комиссией Генерального штаба в конце декабря 1940 г. показала, что пулеметные батальоны старшим и средним начсоставом укомплектованы лишь на 60-65 процентов.

В результате Начальник Генерального штаба 17 января 1941 г. потребовал от округов "тщательно проверить и пересмотреть укомплектованность частей укрепленных районов как начальствующим, так и рядовым составом, доведя укомплектованность до 100 процентов от штатной потребности мирного времени. При укомплектовании иметь в виду, что в части УР должны быть отобраны лучшие бойцы и командиры".

Судя по всему это требование не очень-то и торопились выполнять на местах. В это время шел резкий рост численности РККА, в попытке догнать хотя бы численно будущего вероятного противника - Вермахт. Людей не хватало...

Вскоре комендант Полоцкого укрепленного района майор Горбатов Иван Федорович вынужден был писать объяснительную записку на имя оперуполномоченного НКВД, в которой писал, что Полоцкий укрепленный район в боевом отношении нельзя считать вполне готовым, его состав в настоящее время можно определять как караульное подразделение, несущее охрану всего укрепленного района.

Наличие материальной части, оружия, обеспеченность ДОТ дает право на то, что УР в боевом отношении боеготовен, но нет людей, значит и укрепленный район не боеспособен".

В июне 1940 года из-за нехватки людей из трех батальонов формируются два: 9-й с дислокацией в Березовке (ныне это район аэродрома Боровцы) и 10-й пульбат с дислокацией в Боровухе-1.

Формировалась, так же 232 отдельная рота связи, которая дислоцировалась в местечке Зуи (ныне эта деревня не существует, так как она попала после войны в санитарную зону промзоны Новополоцка).

Летом 1940 года в состав СССР вернулась территория Прибалтики (Почему я пишу "вернулась"? СССР преемница Российской империи, в составе которой Прибалтика была несколько сот лет).

28 августа 1940 года управление коменданта (штаб) Полоцкого укрепрайона, 9-й пульбат и 232 отдельная рота связи передаются в Гродненский УР начавший строиться на новой границе. 10-й пулеметный батальон остался в Полоцком укрепленном районе для охраны ДОТов, городков и складов.

В сентябре 1940 года сооружения Полоцкого укрепленного района были законсервированы. Прежде всего снимались вооружение, боеприпасы, перископы, телефонные аппараты и различное имущество. Все это было размещено на складах в полной готовности к выброске на рубеж.

Оборудование и вооружение, которое планировалось установить в сооружения нового поколения Смульковского, Шатровского, Нижне-Хоминского, Булыйского и Ветринского опорных пунктов было перенаправлено на оснащение боевых сооружений укрепленных районов, возводимых на новой границе и на ДОТах опорных пунктов под Ветрино и Верхнедвинском так и не появилось...

Ознакомившись с множеством недостатков укрепрайонов, их комплектованием, службы, боевой подготовки гарнизонов ДОТов, тем не менее проникаешься глубоким уважением к их бойцам и командирам, которые несмотря на все эти трудности и недостатки стойко и самоотверженно сражались с врагом летом 1941 года за ДОТы в Гродненском укрепрайоне (туда был переведен родной для полоцкого УРа гарнизон), а так же под Полоцком, где по сути новобранцы сумели нанести серьезный урон и значительно задержать продвижение нескольких корпусов Вермахта. Все это значительно поспособствовало срыву гитлеровского плана "Барбаросса" и в конечном итоге приблизило нашу Победу.
Комиссаров В.Л.

увеличить до 1107x1200
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1738
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 12 May 2024, Sun, 12:02    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Хотелось бы оценить уровень довоенной подготовки гарнизонов ДОТов Полоцкого укрепленного района, которого они достигли в результате службы и боевой учебы на протяжении 30-х годов.

Так как гарнизон Полоцкого укрепленного района подготовленный в течении многих лет еще до войны пошел на укомплектование Гродненского УР на новой границе СССР: 9-й, 10-й отдельные артиллерийско-пулеметные батальоны и 232-я отдельная рота связи, то думаю будет интересно проследить их действия в бою по воспоминаниям непосредственных участников боев.

Ценным, на мой взгляд, свидетельством героизма и верности долгу бойцов и командиров гарнизона Гродненского УРа (бывшим до консервации Полоцкого укрепрайона - гарнизоном полоцких ДОТов) являются воспоминания Бориса Матвеевича Максименко, командира минометного расчета 1-го взвода учебной роты 213-го стрелкового полка 56-й стрелковой дивизии, занимавшего оборону в первые часы войны в полосе обороны Гродненского УР (запись воспоминаний в свое время сделал руководитель группы "Поиск-213" Василий Бардов):

"С весны 1941 года учебная рота Бориса Максименко находились в летнем лагере, в приграничном лесу у Августовского канала. Личный состав располагался в палатках в окрестностях Сопоцкино и Соничи.

Война началась внезапно. В 3 часа 45 минут 22 июня 1941 года раздались артиллерийские залпы и взрывы бомб. Над палаточным лагерем стали рваться немецкие орудийные снаряды. Один из снарядов попал в одну из палаток. Послышались крики и стоны. Над палаточным городком висела и "рама" (двухбалочный "Фокке-Вульф-189"). В расположении роты началась неразбериха. Командиры рот и взводов в это время находились на своих квартирах и занимать огневые позиции учебную роту повёл старшина Лаврищев. Патроны и мины в роте располагались рядом с палаткой старшины. Тут же выдавались боеприпасы и оружие. Бориса Максименко получил положенный наган, из которого ранее за все время службы ни разу так и не выстрелил.

После получения боеприпасов и сухарей с двумя сушеными рыбками рота выдвинулась к линии обороны, отведенной ей по боевому расчету, на рубеже, предусмотренном планом на случай войны, а именно в километре на северо-восток от палаточного лагеря по южному берегу Августовского канала. Часть бойцов была направлена в траншеи возле бетонных ДОСов (ДОС - долговременное огневое сооружение - прроще говоря новый тип ДОТа по новой терминологии конца тридцатых годов. Прим В.К.), занятых девятым артпульбатом. Некоторые ДОСы ещё были не достроены. Они были без стационарного вооружения и маскировки.

Местечко Сопоцкино, по которому пришелся основной удар вражеской артиллерии, было объято пламенем. Стало ясно, что основной удар врага нацелен на именно туда, так как от этого местечка идёт прямая дорога на Гродно. На участке обороны 213-го стрелкового полка первый удар принял на себя 2-ой батальон под командованием капитана Шилова. На рубеже обороны 1-го батальона, вражеские атаки были слабее и поэтому часть его бойцов была направлена на помощь соседям. 1-й батальон и учебная рота 213-го полка заняли рубеж, предусмотренный планом на случай войны. Личный состав учебной роты закрепили за ДОСами. Отделение Бориса Максименко закрепили за большим двухэтажным почти достроенным ДОСом, который стоял прямо по над каналом. Сзади ДОСа стояла какая-то бетонная тумба. В амбразуре ДОСа, в шарнире стояла пушка, а ниже - спаренный с ней станковый пулемет. Сектор обстрела был очень ровный: кое-где были оставлены елочки для ориентиров, а остальные деревья были вырублены.

Канал перед позициями был прямой, но через 50-60 м ниже по течению, круто поворачивал вправо перед мостом на Соничи. От ДОСа, позиции вокруг которого занимал Борис Максименко с товарищами, метров через 200 вправо располагался еще один ДОС на открытой местности с тыла, но передом он находился впритык к лесу. На его крыше была установлена счетверенная зенитная установка. Позади этого ДОСа проходила дорога, идущая к грунтовке Сопоцкино - Соничи - Кадыш. Расположены ДОСы были так, чтобы один ДОС захватывал сектор обстрела соседнего, и они имели возможность огнем прикрывать подступы к друг другу. На некоторых ДОСах еще небыли установлены пушки и станковые пулеметы, поэтому 22 июня бойцы их втаскивали в ДОТы и устанавливали там.

Левее позиций учебной роты заняла оборону 2-я стрелковая рота, а правее - 9-я. Немцы появились из дальнего лесочка примерно через 15 минут после занятия нашими бойцами своих позиций. Когда они подошли метров на 150-200 к каналу, их обстреляли и они покидая раненных и убитых скрылись в том же лесочке, откуда и пришли. Противник пытался вести огонь по ДОСам из пушек. Несколько выстрелов из дальнего леса по ДОСу) не дали никакого эффекта. Наоборот, артиллерия ДОСов легко подавляла вражеские батареи. Нескольких выстрелов из ДОСа оказалось достаточно, чтобы немецкая пушка умолкла.

Немцы трижды бросались в атаку, но встречный огонь из ДОСов и занявших окопы стрелков успешно их отражал. На рубеже обороны 1-го батальона вражеские атаки были слабее и поэтому 23 июня часть его бойцов в количестве 60 человек была направлена на помощь 2-му батальону Шилова сражавшемуся за Сопоцкин. Взвод Бориса Максименко оставался на месте в качестве полевого заполнения УР. В тот день немцам удалось ворваться в м. Сопоцкино. Однако майор Яковлев лично ввел в бой резерв 8-ю и 9-ю роты под командованием лейтенантов Чудинова и Павловского. При поддержке артиллерии они уничтожили прорвавшегося врага и восстановили положение. Бой в районе Сопоцкино длился до 24 июня включительно.

Так как из-за дальности расстояния приём советских сводок полковой рацией был невозможен в ночь с 23 на 24 июня командование полка решило прояснить ситуацию по передачам немецкого радио. Таким образом стало известно что гитлеровцы заняли Гродно, Лиду, Белосток и значительно продвинулись на минском направлении. Вскоре поступила команда сворачиваться и отходить. Лично Яковлев дал команду подразделениям, прикрывавшим ДОСы, собраться и уведомить командование ДОСов, что полк уходит. В ДОС вокруг которого располагалось отделение Бориса Максименко ему лично пришлось ходить трижды, но его командир, лейтенант в возрасте 25-26 лет, одетый в новую форму, велел передать, что у них нет приказа на отход и без приказа штаба девятого артпульбата ДОС покинуть они не имеют права и они остаются.

Борис Максименко вернулся и доложил командиру полка об этом. Яковлев провел военный совет и проинформировал комсостав о сложившейся ситуации: "Еще вчера, во второй половине дня, мы были отрезаны от Гродно и в настоящее время находимся в окружении. Тем самым мы лишены доставки нам боеприпасов, продовольствия и медицинской помощи. Как вам известно: снаряды к полковой артиллерии и мины к тяжелым минометам кончились, боеприпасы к стрелковому вооружению на исходе. Получена радиограмма от командующего, что помощи не будет и нам предстоит действовать по своему усмотрению, исходя из сложившейся обстановки, то есть прорываться к своим из окружения." Посовещавшись, штаб полка принял решение под прикрытием пулеметчиков, в том числе. присоединившегося к полку 1-го батальона 184-го стрелкового полка отвести личный состав от передовой и двигаться к Неману. Примерно в 1-2 часа ночи 24 июня полк по проселочной дороге отправился в путь мимо ДОСа, на котором стояла счетверенная зенитная установка..."

Итак внимательно прочитав статью можно сделать вывод:

Обращают на себя внимание, что не смотря на некомплект вооружения и оборудования в ДОСах (долговременные огневые сооружения) Гродненского УР, его гарнизоны свои сооружения не покидали без приказа своих командиров, сражались насмерть. В плен никто не сдавался ни при каких обстоятельствах. С ДОСами новых типов не смогли ничего сделать ни артиллерия противника, ни танки. Уязвимы они оказались только перед штурмовыми группами саперов, которые впрочем не имели возможности подойти к сооружениям, пока вокруг них дрались полевые войска. ДОСы оказывались сравнительно легкой добычей штурмовых групп лишь после длительного огневого боя, когда полевое заполнение вокруг ДОСа было выбито неоднократными атаками или когда прорыв вермахта на менее защищенных участках вынуждал отступить полевые части занимавшие оборону вокруг ДОСов в укрепрайоне. Впрочем и в том и в другом случае немцами приходилось стягивать артиллерию, пехоту и танки к отдельным сооружениям, нести потери и что самое главное терять время и темпы наступления, тем самым давая все больше возможностей РККА завершить мобилизацию и занять оборонительные позиции.

P.S: Еще раз напомню, что гарнизон Гродненского УРа по сути являлся довоенным гарнизоном Полоцкого укрепрайона...

На фото:

увеличить до 1200x799


1. Одно из долговременных огневых сооружений Гродненского укрепленного района в наше время. Фото сделано Виталием Овчаровым.

увеличить до 1200x799


2. Схема участка границы под Гродно на 1941 год.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1738
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 12 May 2024, Sun, 23:11    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Краткая информация о коменданте Полоцкого укрепленного района Дэви Николае Сергеевиче.

Напомню, что благодаря высокому профессионализму и решительности Дэви Н.С. летом 1941 года удалось оперативно подготовить полоцкие ДОТы к бою и образовать для них пехотное прикрытие, что оказало решающее влияние для более чем двух недельной обороны Полоцка.

Дивизионный инженер 174 стрелковой дивизии Иванов Венедикт Аполонович в послевоенных письмах вспоминал о коменданте укрепрайона:

"В один из дней противник повел сильное наступление. Комендант укрепрайона – полковник Дэви немедленно выехал к наиболее угрожаемым противником ДОТам. Когда Дэви был в одном из ДОТов противнику удалось его блокировать. 3-4 часа полковник Дэви находясь в ДОТе с блокированным гарнизоном отражал атаки немцев.
Подразделения дивизии атаковали противника и отбросили его с потерями.

Полковник Дэви был храбрым, знающим и опытным военным специалистом. Он служил в Полоцкого укрепрайоне с начала его строительства и поэтому знал его до мельчайших подробностей. Погиб Дэви в Тверской области в сентябре 1941 года возглавляя атаку."

Публиковал в апреле 2019 года статью, в которой обосновывал доводы о том, что описанный здесь бой произошел 8-го июля 1941 года под Боровухой, а ДОТ в котором немцы блокировали Дэви не мог быть никаким иным кроме ДОТа №42.

Дэви Николай Сергеевич, полковник, комендант Полоцкого укрепленного района с 27-го июня 1941 года.
Именно он осуществлял общее руководство ДОТами, прикрывавшими Полоцк.

Из пополнений для 17-ой и 50-ой стрелковых дивизий, которые перед войной ушли в направлении Лиды, где и встретили войну, он сумел оперативно образовать пехотное прикрытие ДОТов и артиллерии. Позже, известно из письма Колоколова, полковник Дэви имел неприятности из-за этого.

После оставления Полоцка, Дэви Николай Сергевич продолжал оставаться в должности коменданта укрепрайона. Полоцкий укрепрайон после оставления Полоцка - был воинским подразделением более походящим на пулеметный батальон с саперным усилением. Это подразделение участвовало в последующих оборонительных боях, например в обороне Торопца.

Позже Дэви был назначен командиром 238-го стрелкового полка 186 -ой стрелковой дивизии. Во время одной из атак на подступах к Верх. Ольховке и высоте "Огурец" 16 сентября 1941 года командир 238 стрелкового полка полковник Дэви Н.С. был смертельно ранен и вечером следующего дня умер в 167-ом медсанбате.

Похоронен в братской могиле в школьном саду в деревне Ключевое, Калининская обл., Ленинский р-н, Ключевский с-с.

P.S. Приведу несколько документов, уточняющих дату вступления в должность коменданта Полоцкого укрепленного района и приведения ДОТов в полную боевую готовность (благо документы у меня давно набраны):

***

28.6.41
Записка прямому проводу генерал-майору Захарову. От майора Егорова. Военно-телеграфная станция (вх. №53). Из Полоцка 28.6.41 г. 13.00 (рукописный)

Докладываю, что полковник Дэви прибыл в Полоцк и вступил исполнение начальника Полоцкого гарнизона и коменданта УР.
Литовская дивизия, находящаяся в районе Ореховно – старая граница в направлении Полоцк подверглась бомбардировке авиацией противника, после чего завязалась между собой ружейная и пулеметная перестрелка.
Майор Егоров.

Ответ Полоцка (вх. №46). Доложено НШ 28.6.41 (рукописный)
Говорит полковник Дэви.
Только что прошла Литовская (дивизия) Ветрино. Подверглась бомбардировке авиацией. Часть выступила на машинах, а остальной части пехоты я подаю эшелон на станцию Фариново для перевозки в Невель и прошу разрешения оставить мне на усиление УР все 45-мм (орудия) этой дивизии. Одновременно, прошу узнать у генерала Ершакова, отменил ли он приказ народного комиссара обороны о назначении меня комендантом УР I разряда, то есть командиром корпуса, так как комбриг Зыгин сообщил мне, что ему приказано вступить в командование Уром.
Дэви.
Передал и принял дежурный по связи 20 часов 50 минут.

***

29.6.41
Перечень мероприятий, подлежащих срочному выполнению для приведения в готовность УР. Командиру 174 стрелковой дивизии, Копия: полковнику Дэви.

1. Тактические вопросы
А. К рассвету 30.6 занять все ДОТы гарнизонами, приведя их в боевую готовность.
Б. Командиру 174 СД принять решение на занятие обороны УР, доведя решение до команди¬ров батальонов включительно - 29.6.41 г.
В. 29.6 принять решение командирам полков и батальонов. Эти решения утвердить старшим начальником.
Г. С рассветом 30.6 командирам батальонов поставить задачи командирам рот, а после¬дним - взводам.
30.6.41 г. командиры взводов ставят задачи отделениям, разводят их и руководят орга¬низацией огня, оборудованием позиций.
Учитывая недостаточное насыщение УР ДОТами и незначительную глубину бетонного пояса роль полевых войск в системе обороны Полоцкого УР весьма значительна. За счет их надлежит строить как взаимную огневую связь ДОТов, так и, особенно, глубину обороны.

2. Технические вопросы
А. Запретить хождение гражданского населения в районе обороны.
Б. Срочно произвести расчистку обзора и обстрела.
В. Устраивать противотанковые и противопехотные препятствия. В первую очередь противотанковые на танкоопасных направлениях.
Г. К 12.00 30.6 выложить в ДОТах боекомплект огнеприпасов, запас продовольствия, обеспечить их светом и водой.
Д. Во что бы то ни стало, 30.6.41 г. проверить подземную связь между ДОТами и связать их между собой по схеме.
Е. Решительно улучшить маскировку ДОТов и сооружений полевых войск.
Ж. Оборудовать запасные огневые позиции для артиллерии.
3. Отдельные деревья, резко выделяющиеся предметы, могущие быть ориентирами, подгото¬вить к уничтожению и с началом наступления противника уничтожить.

3. Вопросы управления
А. Штабу 174 СД к утру 30.6.41 разработать боевой приказ, планы: ПТО, ПВО, ПХО и приказ по тылу. Дать приказы и планы частям не позже 4.00 30.6. Командирам полков такие же планы дать комбатам к 11.00 30.6.
Б. Выбрать КП от взвода до командира дивизии включительно, как основные, так и запасные и приступить к 30.6 к их оборудованию в инженерном отношении и в отношении связи. Готовность связи к вечеру 30.6.41 г., точное время определить командиру дивизии.
В. Всем командирам и штабам жить на своих КП, руководя непосредственной работой по оборудованию УР.
Г. Озаботиться тщательным устройством связи, различными средствами, между пехотными и артиллерийскими начальниками. При решениях же тщательно отработать вопросы взаимодействия этих двух родов войск.
Д. На всех направлениях установить устойчивую связь с боевым охранением и разведкой.
Е. Установить пароли.
Ж. С предварительного распоряжения Командующего армией запретить хождение граждан по г. Полоцк и дорогам в районе УР позже 20.00 и ранее 5-6.00.
Председатель Военного Совета 22 армии Военный комиссар Генерал-майор Самохин
полковой комиссар Данилов

ИТАК: Дэви встретил войну комендантом строящегося Шауляйского УРа и по приказу свыше выехал в Полоцк. Удачно он добрался благодаря тому что ехал со своими офицерами через Ригу. Прибыл он в Полоцк 27-го июня 1941 года. В этот день Колоколов же развернул свой 390-ый гаубичный артполк по плану прикрытия (открыл красный пакет) и в первом бою под Полоцком командовал разгромом гитлеровских моторизованных колонн сам и к тому же был командиром всего полоцкого гарнизона... На следующий день 28 июня Дэви Н.С. становится командиром всего Полоцкого гарнизона, помимо должности коменданта укрепрайона. А уже 29-го июня 1941 года по прибытии Зыгина командование гарнизоном переходит к Зыгину А.И., а Дэви Н.С. остается лишь комендантом укрепрайона, подчиняясь Зыгину. Так как и Дэви и Зыгин были знакомы с темой укрепрайонов не понаслышке, Дэви служил в полоцком укрепрайоне до войны, а Зыгин был комендантом Благовещенского УРа, то у них было полное взаимопонимание, и не будет преувеличением сказать, что Дэви стал правой рукой Зыгина в оборонительных боях за Полоцк летом 1941 года.

увеличить до 1200x1145
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1738
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 13 May 2024, Mon, 20:19    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Несколько фрагментов карты 1934 года приграничных районов СССР на Полоцком и Минском направлениях.

увеличить до 978x787


увеличить до 1200x1119


увеличить до 1200x981


увеличить до 1200x981
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Komissarov VL



Зарегистрирован: 02.02.2011
Сообщения: 1738
Откуда: Полоцк

СообщениеДобавлено: 14 May 2024, Tue, 9:54    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О ПОТЕРЯХ ВЕРМАХТА ПОД ПОЛОЦКОМ ЛЕТОМ 1941 ГОДА ПО НЕМЕЦКИМ ДАННЫМ:

Не смотря на очевидные успехи Вермахта в боях за рубеж Западной Двины их итоги командованием 3-ей танковой группы оценивались не однозначно:

В журнале боевых действий 3-й танковой группы Вермахта по этому поводу есть запись: "Бои последних дней сопровождались существенными потерями в людях и технике, в том числе в танках. В связи с этим встал вопрос, не следовало ли было организовать наступление через Двину сначала силами пехотных дивизий, чтобы сберечь силы подвижных соединений для последующего удара в Московском направлении свежими силами?"

Далее в том же журнале боевых действий гитлеровской 3-й танковой группы генерала Гота записано: "Командование 3-й танковой группы вместе с командованием группы армий и 4-й танковой армии считало необходимым при любых обстоятельствах попытаться осуществить переправу через Двину, прежде чем противнику (частям Красной армии, прим. В.К.) удастся организовать хорошо подготовленную оборону рубежа Двины. Понесенные при этом потери в офицерах, танках и грузовиках следовало считать неизбежными, даже если при дальнейшем продвижении к Москве их будет не хватать. Не следовало бояться использовать подвижные соединения для наступления через реку, поскольку все зависело от того, удастся ли использовать выигрыш во времени и не застрять".

В журнале боевых действий немецкой 3-й танковой труппы попадается и оценка гитлеровским командованием противостоящего ему командования войск Красной армии оборонявшихся в районе Полоцка, Дисны и западнее на рубеже Двины: "Командование противника продемонстрировало совершенно иные качества, нежели ранее. Оно было энергичным, деятельным и целеустремленным, в высшей степени умелым как в обороне, так и в непрерывных контратаках".

Что касается потерь немецких частей, которые непосредственно участвовали в штурме Полоцкого укрепленного района , то мне попадались следующие сведения по завершению боев в районе Полоцка: 19-ая танковая дивизия - запись из книги "Танковые легионы Гитлера": "...дивизия понесла столь большие потери, что 8 августа пришлось расформировать 3-ий батальон 27-го танкового полка".
(позже в марте 1942 го по причине потерь расформировали и 1-ый батальон, прим. В.К.).

Расформирование батальона - это важный знак. Это говорит о безвозвратных потерях в танках. Дело в том, что в 1941-ом году основная часть противотанковых средств противоборствующих сторон имела сравнительно небольшие калибры и после того как танк был подбит, выведен из строя, после боя его можно было зачастую отремонтировать, если он не взорвался от детонации боеукладки, не сгорел или вовсе не развалился при попадании снаряда относительно крупного калибра.

Для немцев ремонт-восстановление техники был возможен чаще чем для наших, так как поле боя в то время по ряду причин чаще оставалось за фрицами (по этой же причине наши танковые части несли большие потери, так как не имели возможности восстановить поврежденную в бою технику. прим В.К.).

Обычно в ходе боя подбивали или повреждали танки много чаще чем добивались их полного уничтожения. Таких "подранков" восстанавливали и после ремонта возвращали в строй, прежде конечно вытащив из них погибших танкистов.

Если 1/3 всех танков в 19-ой танковой дивизии была уничтожена безвозвратно, то можете себе представить сколько восстановленных танков "с заделанными отверстиями от снарядов" было в строю к тому времени...

Очень высокие потери имела и 86-ая пехотная дивизия (по отчету командира этой дивизии). Она понесла их и при прорыве линии ДОТов Полоцкого укрепрайона у д. Матейково и Владычино, а также в последующих боях с 174-ой дивизией Зыгина.

Попадалась, по памяти, по моему у Гальдера, запись о том что 18-ая моторизованная дивизия (штурмовала Полоцкий укрепрайон в южном секторе у Фариново-Кутняны) к концу июля 1941 года была пригодна "к выполнению далеко не каждого задания" из-за потерь.

Отходя на северо-восток наши части из Полоцкого укрепленного района умудрились повторно "навалять" гитлеровской пехоте из этой дивизии уже под Невелем и далее на Велико-Лукском направлении...

На фото:

увеличить до 982x656


1. Подбитые в бою немецкие танки Pz.Kpfw.38(t) чешского производства, которые эвакуировали с поля боя для последующего ремонта или разборки на запчасти для оставшихся в строю машин. Такие танки составляли основу танкового парка гитлеровских танковых дивизий сражавшихся за Двинский рубеж: 19-ой - (воевала у нас от Дисны к Боровухе-1 и в обход укрепрайона на Дретунь, Невель); 20-ой (от Уллы на Полоцк и от Уллы к Городку); 7-ой (от Бешенковичи к Витебску).

увеличить до 1000x564


2. Ремонт немецких танков. Справа Pz IV, слева Pz.Kpfw.38(t). В центре снимают (устанавливают) двигатель на Pz.Kpfw.38(t). Танки судя по всему 7-ой танковой дивизии.



3. Гитлеровский офицер у подбитого в бою немецкого танка Pz.Kpfw.38(t) чешского производства. Танк на сколько я могу разобрать принадлежал 20-ой танковой дивизии.



4. Подбитый в бою немецкий танк Pz.Kpfw.38(t), его экипаж и десант мотопехоты.



5. Подбитый в бою немецкий танк Pz.Kpfw.38(t). Этот танк записали в безвозвратные потери. Восстановить его оказалось невозможно, поэтому с него поснимали все что может пригодится и бросили. Демонтировано все вооружение - нет орудия в башне, к примеру...



увеличить до 1000x1013


увеличить до 900x598


6-8. Фото подорвавшегося на мине в предполье Полоцкого укрепленного района в 2-х км западнее Боровухи-1 немецкого танка Pz.Kpfw.38(t) №614 из состава 27-го полка 19-ой танковой дивизии. На фото 6 видим, что экипаж немецкого танка только похоронили у подорванной машины. На фото 7 - тот же танк и могилы членов его экипажа. На фото 8 тот же танк №614 уже ремонтирует бригада ремонтников - после ремонта его намерены, судя по всему, ввести в строй, а то что в нем уже погиб экипаж мало кого волнует - во время войны смерть всегда рядом с людьми и к ней привыкают...

увеличить до 661x939


9. Фото сделано в Полоцке у перепав через Двину уже после оккупации города гитлеровцами. Немцы тянут на трейлере для последующего ремонта (судя по всему к вокзалу) свой подбитый ранее в предполье Полоцкого укрепрайона танк Pz IV.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум сайта «Глобус Беларуси» -> Путешествия -> Фортификация и военная история -> Советская фортификация 1930-х гг. Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 72, 73, 74
Страница 74 из 74

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Вы не можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы